Входит ли поддержка Росатома в число экономических задач Путина?

ingressimage_Putin-2012-1.jpg Photo: putin2012.ru

30 января 2012 года в газете «Ведомости» и на предвыборном сайте была опубликована авторская статья кандидата в президенты России Владимира Путина «О наших экономических задачах». К предвыборным заявлениям политиков нужно относиться с осторожностью, но всё же интересно посмотреть, что именно Путин счёл нужным написать про энергетику, в первую очередь, про ядерную энергетику.

Хотя сигналы, вкраплённые в текст статьи, могут навести на мысль о желании более трезво выбирать приоритеты, статья эта явно предвыборная – несмотря на значительный объём, конкретики там мало, цифр нет вовсе, но содержится довольно большое количество общих слов и суждений, которые можно (при известной фантазии) отнести к любой из отраслей экономики.

Пофантазируем?

Например, именно к атомной энергетике могло быть отнесено высказывание Путина, что  «есть огромные сектора, где наша технологическая и организационная культура «застряла» в прошлом веке». Действительно,  все типы энергетических реакторов, которые сейчас рекламирует Росатом, были разработаны 50-60 лет назад, в 1950-60х годах: это и самые распространённые ВВЭР, и «быстрые» реакторы с натриевым (БН) или свинцово-висмутовым (СВБР) теплоносителем…

А энергетике возобновляемой (ветровой, приливной, солнечной, геотермальной) вполне соответствует другое высказывание Путина: «это – экономика постоянно обновляющихся технологий. … Это экономика, где малый бизнес представляет не менее половины рабочих мест в экономике». Ведь именно возобновляемая энергетика в мире растёт намного быстрее, чем любая другая отрасль энергетики, именно там происходит стремительный рост и новых рабочих мест и частных инвестиций. Но этот процесс пока Россию не затронул, мы отстаём не только от Европы, но и от Индии с Китаем…

Но Путин темнит, не говорит, какие именно отрасли он сам считает отсталыми, какие – прогрессивными. К сожалению, по какой-то необъяснимой инерции мышления, 50-летнее старьё в атомной энергетике всё ещё выдаётся за «инновации», а такого понятия как «возобновляемая энергетика» в лексиконе Владимира Путина нет вовсе.

Вопрос о том, является ли это результатом политической близорукости или недостатком естественно-научного образования Владимира Путина – оставим за рамками этого комментария и посмотрим, что же сказал Путин про ядерную энергетику и что бы это могло значить.

Преодолеть или сохранить технологическое отставание?

Нельзя не согласиться с Путиным: «Для возвращения технологического лидерства нам нужно тщательно выбрать приоритеты». Но тщательности выбора Владимиру Владимировичу как раз не хватает. Когда ведущие страны мира вслед за Германией, Австрией, Италией, Швейцарией  отказываются от дорогой и опасной ядерной энергетики, когда даже во Франции и США политики серьёзно обсуждают необходимость «снизить зависимость» от ядерных технологий в энергетике, Путин явно считает атомную отрасль одним из «кандидатов» в лидеры: «разумеется, традиционными лидерами, где мы не потеряли технологических преимуществ, являются наша атомная промышленность…»

Но можно отметить, что по сравнению с предыдущими заявлениями Путина атомная промышленность не провозглашается безоговорочным приоритетом, а упоминается лишь как «кандидат» в лидеры. Возможно, это просто осторожность политика, но у этого «кандидата» есть шансы в лидеры не пройти – хотя бы из-за катастрофической экономической нерентабельности (см. Доклад Объединения «Беллона» «Об экономике российской ядерной электроэнергетики») и неразрешимости проблемы радиоактивных отходов.

Далее Путин пишет: «государство часто ошибается, поддерживает неэффективных, мешает тому новому, что должно вырасти из равных условий конкуренции». Это в полной мере относится к ядерной энергетике. В случае прекращения государственной поддержки атомная энергетика не выдержит конкуренции ни с традиционной, ни с возобновляемой энергетикой.

Аудит для Росатома

Одна из особенностей атомной энергетики состоит в том, что многие предприятия отрасли имеют двойное – и мирное, и военное назначение. К примеру, обогащение урана может производиться и для получения начинки бомбы и для ядерного топлива. Именно на этом играет руководство государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»: когда речь идёт о продаже электроэнергии и получении прибыли это «корпорация», но когда распределяют госсубсидии и льготы, это «часть государства».

Но такая ситуация не может продолжаться вечно. Путин пишет: «Пока большинство интегрированных структур не стали ни глобально конкурентоспособными, ни высоко капитализированными, ни даже устойчиво прибыльными. Мы не собираемся бросать начатое на полдороге …  Но очевидно, что назрел аудит жизненности каждого такого проекта». Это в полной мере относится к госкорпорации «Росатом», действительно нуждающейся в аудите, в трезвой оценке, нужна ли России такая корпорация, с такими привилегиями и с таким уровнем государственных бюджетных вливаний.

Росатом разделят?

И далее Путин сообщает: «По каждой компании у нас сегодня есть план по их реорганизации, выводу на рынок. Часть их будет превращена в публичные компании с последующей продажей пакетов акций. Это затронет … Росатом в его гражданской части и ряд других госкорпораций. Это работа не одного дня, но и тянуть ее до бесконечности мы не можем».

Если Росатом, наконец, будет разделён на военную и гражданскую части, то несложно предсказать, что без продолжения накачивания атомной промышленности государственными деньгами её ждёт банкротство, по примеру британской BNFL, которую в своё время, сгоряча разгосударствили, но она быстро набрала множество долгов и банкротства удалось избежать только благодаря новым вливаниям денег госбюджета.

Но это было давно, до Фукусимы. Сейчас ясно, что мировой рынок «мирной» ядерной энергетики ждёт длительный застой, новых платежеспособных заказов из-за рубежа ждать не приходится, а старые снова придётся выполнять себе в убыток, тратя незапланированные средства на повышение безопасности или просто демпингуя.

Внутри страны найти частного инвестора для АЭС тоже невозможно. Многолетние поиски частных инвесторов для российской Балтийской АЭС в Калининградской области успехом не увенчались. Нет причин считать, что в случае акционирования найдутся желающие вложить деньги в старые реакторы любой другой российской АЭС.

Государство должно слушать не только лоббистов ядерной промышленности

«Мы должны сделать политику выбора приоритетов и государственной поддержки максимально прозрачной, открытой для оценки и дискуссий со стороны конкурирующих фирм и профессиональных сообществ», – пишет Путин.

Хорошая мысль! Если это произойдёт, если государство перестанет верить на слово ушлым атомщикам, прислушается к мнению экологической общественности, независимых экспертов, то мы получим чёткое видение того, какая атомная промышленность нам нужна и нужна ли она вообще.

Если Россия откажется от государственной поддержки опасной и бесперспективной атомной энергетики и сэкономленные деньги направит на меры по повышению энергоэффективности, модернизацию традиционной и развитие возобновляемой энергетики, то мы действительно можем не только получить современную, эффективную и безопасную отрасль, но и избавиться от необходимости постоянно выделять государственные средства прожорливым атомщикам.

Перемен!

В первом абзаце своей статьи Путин написал:

«Мы живем в период кардинальных перемен в экономической жизни всего мира. Никогда еще столь быстро не обновлялись технологии. … Никогда люди не сталкивались со столь огромными рисками техногенных катастроф, никогда не были столь серьезными угрозы природной среде. Но и возможности человечества никогда не были столь велики. Выигрывает тот, кто полнее других использует новые возможности».

Осталось осознать, что суть перемен в глобальной энергетике – это обновление, отказ от старых и дорогих атомных технологий, несущих не только опасность техногенных катастроф сегодня, но и риски, в будущем, связанные с нерешённостью проблемы радиоактивных отходов.  Если Россия, вслед за Европой, США, Китаем, Индией и многими другими странами начнёт работать над использованием возобновляемых источников энергии и над снижением зависимости от атомной энергетики, то, возможно, мы тоже окажемся в числе выигравших. Пока же – каждый новый реактор, каждый год эксплуатации реакторов на старых АЭС приближают нашу страну к новой Фукусиме и увеличивает количество радиоактивных отходов.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com