Правительству Москвы не дали потратить 120 миллиардов на экологию

ingressimage_karta_1_240.jpg Photo: oprf.ru

Сегодня в Москве в Общественной палате РФ состоялось обсуждение московской городской программы «Охрана окружающей среды на 2012-2016 годы». Напомним, что московская программа охраны окружающей среды была снята с рассмотрения правительством Москвы 14 сентября из-за критики экологических организаций и протестов активистов. На акции против принятия у здания правительства Москвы 13 сентября московская полиция задержала пять человек.

В обсуждении в Общественной палате приняли участие трое членов Общественной палаты, представители столичных и федеральных органов власти и около тридцати представителей экологических организаций, в том числе эксперт Объединения Беллона Андрей Ожаровский.

Принятие программы отложено в результате протестов

Обсуждение в Общественной палате (ОП) начал заместитель секретаря ОП Михаил Островский, поблагодаривший Правительство Москвы за то, что «нашли возможность отложить принятие программы».

Экологи считают это своей победой. «Мы уверены, что нам удалось этого добиться лишь благодаря широкой общественной поддержке. Люди писали в электронную приемную правительства Москвы, в твитер Собянина с просьбой не принимать данную программу», – говорит представитель инициативной группы «За общероссийское экологическое движение» Ярослав Никитенко. Другой эколог Анна Миненкова комментирует: «Пять защитников природы, включая меня, были задержаны во время акции протеста 12 сентября. Мы ждем суда, нам грозит до 2000 рублей штрафа. То, что данная программа не была принята, это, безусловно, большая победа, однако все равно нужно следить, чтобы она не была принята позже в закрытом режиме».

Как потратить 120 миллиардов?

Слушания в Общественной палате, в которых участвовали и чиновники, и эксперты, и активисты стали шагом к открытости. Антон Кульбачевский, руководитель Департамента природопользования и охраны окружающей среды Москвы, сообщил, что деятельность по разработке программы ведётся по поручению президента Медведева, «который сказал, что развитие регионов должно вестись на основе госпрограмм». Именно госпрограмма позволит финансировать ряд мероприятий, в том числе природоохранных, поэтому программу следует принять, – в таком ключе высказывались госчиновники.

Проект программы предполагает расходование 119 216 687,7 тыс рублей в течение пяти лет. Именно эффективность расходования почти 120 миллиардов рублей (2,85 млрд. Евро, 3,9 млрд. долларов) заботит экологические организации. К примеру, в одном из обращений экологов, послуживших причиной не принимать программу, говорится, что на «Повышение рекреационной привлекательности» особо охраняемых природных территорий города Москвы, включенное в проект и не относящееся к охране окружающей среды запланировано две трети от общей суммы средств на реализацию программы, тогда как на улучшение качества воздуха пойдет лишь 0,04%.

Проблемы программы

«Идеология, что неплохо было бы всё застроить, в программе есть», – сказал на слушаниях Евгений Шварц из ВВФ России. «Предлагается строить «экодома» на особо охраняемых природных территориях. Выходит, если строят бар с девочками – это плохо, а если «экобар» с «экодевочками» – это хорошо?», – иронизировал он.

«Есть основания опасаться, что реализация этой программы может стать катастрофической для особо охраняемых природных территорий Москвы», – считает Галина Морозова, руководитель Московского городского общества защиты природы.

Среди множества проблем проекта программы можно отметить то, что она никак не учитывает объявленное недавно значительное расширение территории столицы. «В программе нет ничего про присоединяемые у Москве 144 тысяч гектаров», – отметил скандальный факт Евгений Шварц из ВВФ России.

Первый блин комом!

Специалист по экологическому праву Ольга Разбаш в своём выступлении заявила, что программа не соответствует требованиям российского законодательства и ряда международных договорённостей. Это мнение поддержал эксперт Общественной палаты Александр Никонов: «Методологическая основа программы не соответствует современным требованиям. Предлагаемый проект напоминает документы эпохи застоя».

В принципе, в системном подходе, основанном на программах и подрограммах ничего неправильного нет. Но отсутствие важных разделов, несоответствие программы экологической доктрине может привести к серьёзным проблемам.

Про радиационную безопасность забыли

В качестве примера рассмотрим ситуацию с обеспечением радиационной безопасности населения мегаполиса. К сожалению, вопросы радиационной безопасности, нашедшие своё отражение как в Федеральной, так и в Московской Экологической Доктрине, полностью выпали из предложенного проекта Программы.

Дело в том, что законодательство относит вопросы радиационной безопасности в ведение госкорпорации «Росатом», наделяя корпорацию полномочиями «от имени Российской Федерации осуществлять государственное управление использованием атомной энергии». Атомщики, как правило, не идут на диалог, уклоняются от обсуждения проблем, как с общественностью, так и с органами власти субъектов Федерации.

Для Москвы это означает невозможность подойти к решению проблем остановки или вывода за пределы столицы исследовательских ядерных реакторов НИЦ «Курчатовский институт» и МИФИ, выявления и приведения в безопасное состояние заброшенных могильников радиоактивных отходов, поиск потерянных источников и пр. Нет ни опыта, ни полномочий, ни оборудования, а атомщики предпочитают проблему замалчивать…

Эксперт Объединения Беллона Андрей Ожаровский, выступая на слушаниях в Общественной палате, предложил всё же отразить в программе вопросы, связанные с радиационной безопасностью населения города. «Проблема обеспечения радиационной безопасности – к сожалению, актуальна для Москвы. Она носит комплексный характер, её решение требует не только финансирования, но и политических решений на уровне Москвы и России», – сказал он.

Ожаровский перечислил следующие проблемы в области радиационной безопасности и возможные подходы к их решению:

1. Наличие на территории города ядерно и радиационно опасных объектов.

– на территории города продолжают функционировать исследовательские ядерные реакторы, критические и подкритические сборки (в НИЦ “Курчатовский институт” и МИФИ),

– существуют захоронения радиоактивных отходов, в том числе аварийные на территории РНЦ “Курчатовский институт”, на берегу Москвы реки. Вывоз опасного груза ежегодно происходит, это отражено в отчётах Ростехнадзора.

2. Ядерные транспортировки.

По территории города происходят транспортировки ядерных материалов, радиоактивных веществ, в том числе и радиоактивных отходов. Для обеспечения работы реакторов требуется ядерное топливо, образующиеся отходы и отработавшее ядерное топливо. МЧС подтвердил, что по территории Москвы транспортировка радиоактивных материалов осуществляется автомобильным транспортом.

Необходимо:

– Информировать население, проживающее вблизи радиационно опасных объектов о действиях в случае радиационных аварий.

– Подготовить политическое решение о выводе радиационно опасных объектов с территории Москвы. Об этом говорилось во времена мэра Г. Попова и Ю. Лужкова, но конкретных шагов предпринято не было.

3. Старые захоронения радиоактивных отходов.

В городе нередко находят “бесхозные” захоронения радиоактивных отходов, соседство с которыми представляет опасность для здоровья жителей. Например, на берегу реки Москва близ Коломенского обнаружен источник мощностью дозы 600-800 микрорентген в час, в сентябре 2008 года при строительстве дома углу улицы Крупской и Ленинского проспекта на юго-западе Москвы было обнаружено захоронение радиоактивных отходов, в 2009 при попытке начать строительство на улице Маршала Рокоссовского был вскрыт бетонный могильник радиоактивных отходов.

Необходимо обеспечить финансирование мер по поиску и приведению в безопасное состояние захоронений радиоактивных отходов, потерянных источников ионизирующего излучения и т.п. Нужна регулярная гамма-съёмка всей территории города, а также поиск альфа и бета активных загрязнителей, возможно, необходим отбор и анализ проб.

4. Поступление радионуклидов из других регионов.

– Ежегодно на территории Москвы из продажи изымается значительное количество загрязнённых радиацией продуктов питания (ягоды, грибы), поступающих из районов Брянской области, Беларуси, подвергшихся загрязнению в результате Чернобыльской катастрофы.

– Есть риск поступления металлоконструкций, как с АЭС или Чернобыльской зоны, так и загрязнённых природными радионуклидами в результате добычи и транспортировки нефти.

– Есть риск воздушного переноса радионуклидов от Калининской АЭС и Нижегородской АЭС, если она будет построена. Эти АЭС расположены на расстоянии до 300 км от Москвы, как показал опыт Чернобыля и Фукусимы, перенос радионуклидов на такие расстояния вполне реален.

Необходим контроль и мониторинг поступления радионуклидов.

Будут ли в программе охраны окружающей среды Москвы учтены эти предложения, станет известно в ближайшее время.

Москва – пионер

На слушаниях была озвучена информация, что Московская программа охраны окружающей среды – своего рода пробный камень, в будущем подобные программы должны быть разработаны для каждого субъекта Федерации.

Хочется надеяться, что и в других регионах общественность будет активно участвовать не только в обсуждении, но и в формировании государственных программ, и, как и в столице, не допустит принятия сырых, недоработанных документов.

Bellona

info@bellona.no