Кириенко не знает, что в России тоже есть одноконтурные кипящие реакторы

ingressimage_2011-03-12.jpeg Photo: www.premier.gov.ru

Проблема только на одном блоке?

Очень интересно, как именно глава Росатома Сергей Кириенко подавал информацию об авариях на АЭС Японии. Цитаты по официальной стенограмме встречи.

С.В.Кириенко: «Пока проблема есть на одном блоке, но за двумя другими тоже нужно внимательно следить».

На момент доклада Кириенко информация о проблемах на всех трёх энергоблоках АЭС Фукусима Даичи (Fukushima Daiichi) была размещена на сайте эксплуатирующей организации, компании ТЕПКО.

На первом энергоблоке произошел взрыв водорода и обрушение крыши и стены здания реактора. Только по отсутствию массивного выхода в окружающую среду плутония и урана можно было заключить, что корпус реактора уцелел. На втором энергоблоке отмечен низкий уровень охлаждающей воды в реакторе. На третьем энергоблоке была прекращена работа система подачи воды высокого давления. Предохранительный клапан был открыт вручную и пар, содержащий радионуклиды был выпущен в атмосферу. Причём и в первый, и в третий реактор стали для охлаждения закачивать солёную морскую воду.

Кириенко следовало бы объяснить Путину, что это означает окончание существования этих ректоров как энергетических объектов – в качестве охладителя должна использоваться дистиллированная обессоленная вода, если закачивают морскую воду, то реактору смерть…

Но в эти детали Кириенко Путина не посвятил… Или сам был не в курсе…

Взрыв водорода

С чем Кириенко справился блестяще, так с объяснением, что и почему взорвалось на японской АЭС. Не заметить взрыв реакторного здание, запись которого на тот момент постоянно крутили в новостях ведущих телеканалов было невозможно.

С.В.Кириенко: «Это не ядерная реакция. Это не взрыв корпуса реактора. Судя по всему, произошёл взрыв водорода. Когда падает уровень воды, возникает расплавление циркониевой оболочки и при взаимодействии с горячим паром возникает водород. Собственно, с паром в атмосферу выходит этот водород. Дальше достаточно было искры, которая, собственно, привела к взрыву этого водорода».

Кипящие реакторы

Но далее Сергей Владиленович начал говорить странные вещи…

С.В.Кириенко: «Это так называемые кипящие реакторы. Владимир Владимирович, в Российской Федерации нет таких реакторов, которые работают в одноконтурном режиме: у них не два контура, как на наших станциях, а один контур».

В.В.Путин: «Понятно, что это другой реактор, у нас таких нет».

Формально, Путин прав, точно таких реакторов у нас нет. Но есть очень похожие и более опасные.

Хочется напомнить, что на АЭС России в настоящее время работают 11 одноконтурных кипящих реакторов. Только, в отличие от японских, в них присутствует не только вода, но и графит, что делает аварию на таких реакторах куда менее управляемой и куда более тяжёлой… Да, это печально известные чернобыльские реакторы РБМК-1000, установленные на Ленинградской, Курской и Смоленской АЭС.

Пиар вместо информации

После этого стала понятна пропагандистская составляющая встречи – недаром её фрагменты вчера по всем основным телеканалам крутили. Цель была – заявить, что в Японии какие-то не такие реакторы, каких у нас нет, значит и не надо опасаться аварий и готовиться к ним не надо.

Игнорирование реальной опасности, отсутствие планов защиты и эвакуации население, этим Россия существенно отличается от Японии, где власти смогли здраво оценить угрозу и принять решение об эвакуации.

Радиация «ниже нормы»

Странное отношение к радиации проскользнуло во фразе Путина.

В.В.Путин: «Только что я переговорил с руководителями дальневосточных регионов России. Ситуация нормальная – и с точки зрения размещения людей, и с точки зрения радиационного фона. Он везде в норме, а в некоторых регионах даже ниже нормы…»

Непонятно только, что же делать, если радиоактивный фон «ниже нормы»… Возможно, ждать, пока ветер с Востока принесёт японский выброс…

«А чего всё?»

Примером радиационной эйфории, легковесного отношения к опасностям атомной энергетики стал комментарий, данный телекомпании НТВ Рафаэлем Арутюняном, заместителем директора Института проблем безопасного развития атомной энергетики:

«Ни о каких чернобылях, ни о каких катастрофических сценариях, при которых существует реальная, а не мифическая угроза здоровью, так сказать, там, конечно, речь не идет. Хотя ситуация, понятно, трудная, и обстановка там экстраординарная.

Обеспечивать гарантированную стабильную ситуацию на станции, конечно, задача непростая. Выброс может быть, если недостаточным будет охлаждение. Но у нас же сразу: если выброс, то как бы уже всё. А чего всё? Ну, будет выброс, ну, будут дозы дополнительного облучения. Но о дозах, при которых есть угроза здоровью, конечно, речь не идет».

Господин Арутюнян говорил это как раз когда в Японии происходила эвакуация 80 тысяч человек из возможной зоны радиоактивного заражения в 20 километрах от аварийной станции.

Понятно, что цель Аратюняна, Кириенко и Путина убедить всех, что только в Японии есть реакторы, на которых могут происходить выбросы. Для этого приёмы просты – умолчать об опасности выбросов и эвакуации в Японии, соврать про отсутствие в России одноконтурных кипящих реакторов, и, при возможности, рявкнуть с экрана телевизора: «А чего всё?»

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com