За критику Белорусской АЭС – 7 суток

ingressimage_ozh-16-oct.jpg

АРЕСТ

– Меня задержали восемь человек в штатском, – говорит Андрей, – когда я шел в зал с пакетом брошюр. Человек по фамилии Свирид, представившийся членом оргкомитета слушаний и сотрудником дирекции строящейся АЭС, сказал, что запрещает проносить в зал критические замечания, после чего меня затолкали в машину. Вечером того же дня островецкий суд признал меня виновным и я был помещен в изолятор местного отделения милиции.

 

Во время ареста Андрей успел сообщить по мобильнику коллегам из Белорусской антиядерной кампании о действиях стражей порядка, поэтому информация о его задержании сразу же появилась на белорусских сайтах.

С этой минуты его судьбой занялся ряд общественных и экологических организаций. Была создана группа поддержки, которая помогала ему все семь дней ареста. Андрею передали теплые вещи (в камере было очень холодно), литературу, помогли с адвокатом, организовали кампанию в СМИ. Вышли статьи в «Коммерсанте», белорусской «Комсомольской правде», в отделение милиции посыпались звонки белорусских и иностранных журналистов.

– На четвертый день в островецкое отделение милиции приехал представитель консульской службы России, – рассказывает Андрей, – я приободрился. Понял, что обо мне знают, моей судьбой занимаются. Потом узнал, что дипломатический корпус был задействован благодаря обращению в МИД России Экологического правозащитного центра «Беллона».

ОВОС, ВВОДЯЩАЯ В ЗАБЛУЖДЕНИЕ

«Критические замечания к ОВОС Белорусской АЭС», подготовленные группой белорусских и российских независимых экспертов, тайны из себя не представляли. Еще 21 сентября того же года они были доведены до сведения общественности, СМИ, а также представителей Минэнерго, Минприроды, дирекции Островецкой АЭС и Орхусского центра в Беларуси, в Минске.

В них отмечается, что в материалах ОВОС отсутствует полная и беспристрастная научная оценка воздействия строительства, эксплуатации, возможных аварий и происшествий на АЭС на окружающую среду и население. Не проработан пункт вывода и демонтажа ядерных блоков при выработке ресурса.

По словам экологов, данные о возможных выбросах радионуклидов при аварии на АЭС занижены в десятки, сотни и тысячи раз. К примеру, оценка выбросов при запроектной аварии занижена в 320 раз по сравнению с выбросом при аварии на аналогичном реакторе, произошедшей на АЭС Три-Майл-Айленд в США. В ОВОС не предусмотрены мероприятия по защите населения и минимизации последствий возможной аварии на АЭС. Замечаний так много, что экологи делают вывод: данный документ не годится для использования на общественных обсуждениях, он дезинформирует как общественность, так и лиц, принимающих решения.

– Собрание в поселке Островец – это полная фальсификация общественных слушаний национального масштаба. Материалы ОВОС в 3500-страничной версии перед слушаниями опубликованы не были – только краткая 131-страничная версия. Общественность не пускали в зал и не давали слова – только пять оппонентов АЭС смогли высказаться от одной до трех минут. Островец был оцеплен, зал слушаний был заполнен представителями государственных организаций и спецслужб за час до начала официальной регистрации участников. Арест и осуждение российского эксперта Андрея Ожаровского явился показателем того, насколько сильно власти препятствовали проведению общественных слушаний по Белорусской АЭС, – говорит белорусский журналист, участница Белорусской антиядерной кампании Татьяна Новикова.

Сами слушания в Островце были фарсом – вместо обсуждения воздействия АЭС на окружающую среду и здоровье людей заранее подготовленные ораторы пели дифирамбы атомной энергетике, буквально – читали стихи с рифмами вроде «АЭС – прогресс». Несправедливый арест российского эксперта стал еще одним доказательством нежелания белорусских атомщиков допустить общественность к решению вопроса: нужна ли АЭС Беларуси. Опрос, проведенный в прямом эфире телекомпанией ОНТ, показал, что 87% телезрителей не верят в безопасность современных АЭС…

МИРНЫЙ АТОМ ПО-БЕЛОРУССКИ

16 октября Андрей Ожаровский вышел на свободу. Его встретили белорусские друзья – экологи, правозащитники, журналисты. Спустя несколько месяцев эксперту вернули конфискованный при аресте тираж брошюры. Но это не значит, что о состоявшихся в Островце слушаниях все забыли.

Тогда же, в октябре, участники Международной конференции «Проблемы ядерных отходов: от добычи урана до отработавшего ядерного топлива», организованной Секретариатом по ядерным отходам Шведского экологического движения (Milkas), на которую съехались 50 представителей экологических организаций из 11 стран, сделали по поводу событий в Островце ряд заявлений.

По мнению экологов, закрепленное Орхусской конвенцией право на доступ к информации и ее распространение было нарушено запретом оргкомитета слушаний на распространение критических материалов во время мероприятия.

Право на достоверную информацию также нарушено: в официальных материалах ОВОС оценка возможных выбросов радионуклидов занижена в 320 раз по сравнению с современными европейскими стандартами, опасные последствия выбросов даже не упомянуты.

– Мы выражаем солидарность с Белорусской антиядерной кампанией, группой «Экозащита!», другими НКО и призываем власти республики воздержаться от репрессий в отношении исследователей, активистов, экологов и ученых, выступающих с критикой в адрес использования ядерной энергии и идеи строительства атомной станции в стране, которая сильнее всех пострадала от аварии на Чернобыльской АЭС, – говорится в заявлении. – Мы убеждены, что любое развитие ядерной энергетики в регионе Балтийского моря должно быть прекращено во избежание возможных аварий, катастроф и радиоактивного загрязнения.

Елена Шульгина