Грызлов и радиоактивные отходы

Грызлов подчеркнул, что актуальность внедрения новой технологии велика: в резервуарах, хранящих жидкие отходы атомной энергетики, накоплено сотни миллионов тонн радиоактивной воды, но имеющиеся в мире технологии не решают проблемы их очистки и утилизации.
– Как сообщает ИТАР-ТАСС, Радиевый институт впервые создал мобильную установку, которая будет приемлема по цене и технологии для предприятий атомной отрасли. Экспериментальная установка уже опробована, и теперь вопрос состоит о ее запуске в промышленное производство. По словам Грызлова, “в федеральном бюджете есть средства, которые можно выделить на эти работы, и уже, буквально, в следующем году эта установка может быть экспериментально запущена, например, в Ленинградской области”.
(Цитата по сайту gzt.ru)

Много полезного из этой новости узнать можно. Спасибо Грызлову – в небольшой цитате – так много информации к размышлению про ядерную энергетику…

Конечно, всем известно, что в данный момент в Росси (и в мире) нет такой технологии, нет переработки жидких радиоактивных отходов в промышленных объемах. Интересно, что и Грызлов про это знает.

По-моему – это позор. За более чем 50 лет своего существования ядерная индустрия не удосужилась заняться разработкой технологии безопасного обращения с отходами – и не только с жидкими. Только сейчас появляются экспериментальные установки. Мне кажется, радоваться тут нечему, а надо печалиться.

“Тянуть с этим не надо, это уже нужно делать в этом году”, – заявляет глава партии власти.

И действительно – тянуть больше нельзя – по Грызлову уже накоплено «сотни миллионов тонн радиоактивной воды». Сто миллионов тонн воды – это около полутора миллионов стандартных железнодорожных цистерн. Так лучше можно представить количество произведенных радиоактивных отходов. (Объем цистерны – 60-70 кубометров. Кубометр воды весит одну тону.) Несколько сотен миллионов тонн – состав с таким грузом мог бы опоясать Землю.

А еще надо понимать, что пока АЭС в России продолжают работать – они продолжают производить новые миллионы тонн отходов. Уж действительно, чтобы все это переработать, нужна чудо-установка. Но вот что-то не верится, что когда-нибудь удастся справиться с этим морем отходов.

И дело тут не только в технологической отсталости. Дело в фундаментальных законах физики. Радиоактивные изотопы невозможно заставить перестать быть радиоактивными. Все попытки их дальнейшего облучения (т.н. трансмутации) приводят к увеличению количества радиоактивных отходов, а не к уменьшению. Пока единственный более-менее безопасный способ обращения с жидкими отходами состоял в их упаривании. Это приводило к уменьшению их объема, а не активности. Низко и средне активные отходы превращались в высокоактивные. Но и с ними надо что-то делать! Хранить тысячи лет, например… А хранилища такого нет ни в России, ни где либо еще…

Есть еще прямо противоположенный способ обращения с жидкими отходами – их разбавление. Это вообще преступление! Длительное время в Росси отходы сливались в природные водоемы. Это печально известные речка Теча и озеро Карачай, куда комбинат «Маяк» лил свои отходы. На Западе дела и «технологии» не лучше. Отходы предприятий по переработке отходов во Франции (Ля Аг) и Великобритании (Селлафильд) продолжают сливать в океан. По данным Программы ООН по окружающей среды (UNEP) только Селлафильд в 2001 году вылил в Атлантику 0.2 Терабеккереля альфа- и 120 терабекерелей бета-активных отходов. А рыба из Атлантики – на наших столах. И это опасно!

А в Росси есть еще такая практика – закачка отходов в глубинные слои, под землю. Это преступление против природы и против будущих поколений. Этим у нас занимались гиганты ядерной энергетики – комбинаты СХК (рядом с Томском) и ГХК (недалеко от Красноярска). А недавно было сообщение, что на Калининской атомной станции в порядке эксперимента решили свои отходы прям на промплощадке станции под землю закачивать.

Вот и надо теперь гадать – уж не эту ли «прогрессивную технологию» подземной закачки отходов имел в виду г-н Грызлов?

Еще интересны его рассуждения про приемлемость цены новой установки, про то, что есть средства «которые можно выделить на эти работы». То есть – 50 лет таких средств не было – а теперь появились? 50 лет отходы собирались, перевозились, накапливались, но технологии безопасного обращения с ними не было – а теперь нашлась такая технология? Предыдущие попытки атомщиков России, США, Великобритании, Франции найти приемлемый способ обращения с отходами не привели к какому-либо результату. Что-то не верится, что за бодрым заявлением Грызлова действительно что-то стоит. Возможно – это очередной предвыборный трюк. Власть видит, что многим в России не по душе от того, что у каждой из 10-и АЭС есть свои хранилища отходов, часто переполненные. Возможно, политтехнологи, видя растущую озабоченность граждан, поспешили подсказать Грызлову, что надо людей успокоить, и на этом еще можно предвыборный рейтинг поднять. Но пока нет повода серьезно относиться к словам Грызлова.

Вообще, у нынешней российской власти уже был конфуз, когда политик, будучи дилетантом в вопросах обращения с ядерными отходами, поверил очередной пропагандисткой утке атомшиков и заявил, что российские ученые уже решили проблему ядерных отходов. Это заявление сделал Путин на ООНовском Саммите Тысячелетия в 2000 году. Как мы знаем, заявление это не было ничем подкреплено, количество ядерных отходов в России продолжало расти, а не уменьшаться.

И очень вероятно, что и после заявления Грызлова проблема тоже не решится. Нет, конечно, бюджетные миллионы (если не миллиарды) уйдут в карманы атомщиков. В этом уверенность есть – атомное лобби в России весьма сильно. А вот проблема отходов, похоже, останется.

И еще – важно понимать, что жидкие радиоактивные отходы составляют лишь небольшую часть ядерных отходов. Отработавшее ядерное топливо АЭС – куда как более опасный вид отходов, у нас их тоже много-много. Но это твердые отходы – Грызлов пока про них не говорил…

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com