Три Майл Айленд 28 лет спустя: Россия – не Пенсильвания

ingressimage_tmi.jpg Photo: Vladimir Slivyak

Выброс оказался не таким уж большим и компенсации выдали только тем, кто живет в радиусе 5 миль от АЭС Три Майл Айленд.

Был и элемент счастливой случайности: во время аварии на реакторе возник водородный пузырь, который мог взорваться и разнести в клочья всю станцию. Эвакуация происходила еще в тот момент, когда будущее этого пузыря было под большим вопросом. Во всяком случае так описывают ситуацию очевидцы событий, о которых речь пойдет ниже. Большинство людей через 5 дней вернулись обратно, но кое-кто уехал навсегда.

Атомные пиарщики время от времени выпускают такие симпатичные проспекты: голубое небо, счастливая семья, барбекью на фоне АЭС, собака типа лабрадор, которой можно подрисовать второй хвост. Страдают этим в основном пиарщики американские, хотя совсем скоро мы увидим подобный подход и в России тоже – почти все приемы обработки общественного мнения российской атомной промышленности скопированы у американцев. Но для тех, кто жил около АЭС Три Майл Айленд в 1979 году, для тех, кто видел эвакуацию по национальному телевидению или читал о ней в газетах – атомная энергетика это длинная колонна беженцев, уходящая за горизонт, а совсем не барбекью под градирнями.

Об аварии на АЭС ТМА впервые в жизни я услышал примерно 15 лет назад. Считается, что она входит в тройку крупнейших аварий на АЭС в мире, наряду с британским Виндскейлом (Селлафилдом) и Чернобылем. Честно говоря, никогда не задумывался о встрече с людьми, принимавшими участие в тех событиях, хотя случая бы не упустил. И в конце июня 2007 года такой случай неожиданно представился.

Нынешний мэр Миддлтаун-Боро, крупнейшего города поблизости от АЭС, уже во время аварии занимал свой пост. Первый черный мэр Америки, как говорят, показал себя героем – когда колонна беженцев уходила из города, он провожал ее вместе с полицейскими. Помимо всего прочего, уезжая некоторые люди просили покормить оставленных домашних животных. Не знаю кормил он животных или нет, но Роберт Рейд остался в городе с теми, кто по разным причинам не смог уехать. Думаю, сбежав из города вместе с остальными, мэр вряд ли остался бы на своем посту до сегодняшнего дня. Не хочу сказать ничего дурного, но почему-то не могу себе представить в роли Рейда мэра какого-либо российского города. Впрочем, сужу субъективно – к представителям российских властей я всегда относился крайне скептически.

Сегодня Роберт Рейд говорит, что работа над совершенствованием плана действий при чрезвычайных ситуациях продолжается каждый день. И считает, что в 1979 году население Миддлтайн-Боро сильно пострадало от того, что никакого внятного плана эвакуации по сути не было. Об атомной станции говорит очень сдержанно. Хотя честно признается, что по его мнению уровень заболеваемости раком вырос. Подчеркивает, что это лишь его частное мнение, не основанное на каких-либо документах. Только на собственных наблюдениях и разговорах с горожанами. С 1979 года нога Роберта Рейда ни разу не коснулась территории АЭС Три Майл Айленд.

Эрик Эпштайн, еще один свидетель событий 1979 года, возглавляющий местную организацию Three Mile Island Alert, говорит, что поведение мэра является своего рода суеверием. Сам Рейд предпочитает не говорить на тему о том, почему он не приближается к АЭС.

Эпштайн – уникальный активист. Через суд он взыскал с атомной станции такое количество денег, которого хватило для установки независимой системы радиационного мониторинга. TMIA – возможно, единственная общественная организация в мире, которая может снимать показания собственных приборов в реальном времени и доводить их до населения. Эрик сетует на то, что люди неохотно соглашаются устанавливать такие приборы на своей земле, потому что участие в системе независимого радиационного контроля требует от человека посвящать этому 90% свободного времени. Тем не менее, система исправно работает, благодаря TMIA. Помимо всего прочего, Эрик ведет популярное шоу на радио и занимается экологическим консалтингом, который «не приносит больших денег, но дает свободу».

Эрик Эпштайн, по его собственным утверждениям, дружит с многими рабочими АЭС. Сотрудники станции в большинстве своем готовы выпить с ним кружку другую пива и обменяться свежей информацией. Дело в том, что его воспринимают не как врага, а как коллегу, независимого специалиста, который заботится не только о жителях Миддлтаун-Боро, но и о личном благополучии сотрудников АЭС, которые могут пострадать о радиационного облучения также, как и все остальные. Эрик – антиядерный активист, но он готов помогать людям вне зависимости от того, где они работают.

В Миддлтаун-Боро теперь есть толстенный план реагирования при чрезвычайных ситуациях, разработанный помощником мэра Томом Форманом. Он лежит в мэрии, но если кто решит с ним ознакомиться – всегда пожалуйста. Не говоря уже о том, что компанию Exelon, владеющую АЭС Три Майл Айленд, заставили ежегодно рассылать брошюры о том, куда идти и что делать населению при аварии на атомной станции. В этой брошюре есть отрывной купон, в который можно вписать свое имя и пожелание, чтобы тебя информировали о чрезвычайных ситуациях непосредственно, то есть в случае чего к тебе приехали бы официальные лица и рассказали что случилось. Телефонная книга округа снабжена десятком страниц с описанием плана действий при чрезвычайных ситуациях, номерами горячих телефонов, информацией о том, где можно получить йод. В мэрии теперь есть фургон, оборудованный необходимой аппаратурой для слежения за уровнем радиоактивности, оперативной связью со спасательными службами и полицией, возможностью прослушивать радио-эфир, мониторами для просмотра новостных каналов. Тоже самое есть и в кабинете Формана. И никаких секретов от людей, включая меня. Из Миддлтауна я увез этот самый толстенный план реагирования при аварии на АЭС, который при случае собираюсь сравнить с каким-то из российских региональных планов, если конечно когда-нибудь до них доберусь.

Какой же дикой теперь кажется российская ситуация, в которой все работает с точностью до наоборот.

Накануне 19-й годовщины Чернобыля (2005 г) экологи из группы «Экозащита!» провели крайне занимательную акцию – разослали в 14 городов России информационные запросы в подразделения МЧС, а также представителям городских и областных властей. В них содержалась просьба ознакомить с планами эвакуации населения на случай радиационной аварии в полном соответствие со ст.18 Федерального Закона «О защите населения от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» (гарантирует гражданам право на информацию о риске, которому они могут подвергнуться на какой-либо территории, а не только об уже произошедшей аварии). Города были выбраны исходя из предполагаемого маршрута перевозок отработавшего ядерного топлива или гексафторида урана. Ответы из подразделений Министерства по чрезвычайным ситуациям были получены лишь в 6 из 14 городов России (Москва, Калининград, Екатеринбург, Владимир, Мурманск, Озерск Челябинской области). Ни в одном ответе не содержалась информации о том, что делать и где укрываться в случае радиационной аварии или где население может ознакомиться с планом эвакуации. Почти во всех ответах информация об эвакуации была объявлена секретной! Возникает ощущение, что МЧС говорит об эвакуации каких-то необычных людей. Ведь если бы речь шла об обычных, не было бы никакого смысла засекречивать от нас информацию о том, как нам эвакуироваться.

Возникает вопрос: как же узнать о том, что делать в случае повторения Чернобыля, если план эвакуации населения– государственная тайна? Впрочем, есть основания сомневаться в существовании таких планов: например, Мурманский МЧС сообщила, что при аварии на Кольской АЭС эвакуация населения из 100 км зоны вообще не будет производиться. А ответ из МЧС в Екатеринбурге парадоксален: план эвакуации – тайна, но можно посетить курсы гражданской обороны. Вероятно, на курсах ГО теперь раскрывают государственные тайны. А может дело в том, что чиновники прикрывают секретностью отсутствие современных планов эвакуации населения?

Уже два года подряд в России происходит одно и то же: из-за слухов о крупной аварии народ в радиусе сотен километров от АЭС травится йодом, потому что не знает что еще можно сделать, не знает куда идти и кому звонить. Вместо разработки планов и доведения их до населения, вместо организации достаточного количества телефонных горячих линий, господа Кириенко и прокуроры всех мастей устраивают охоту на мифических телефонных «террористов». Якобы это они всех пугают и заставляют травиться раствором йода. Господа, а не хватит ли вам пороть чушь? Ведь она уже визжит на весь белый свет, а вам все никак не станет стыдно.

Через дорогу от градирен АЭС Три Майл Айленд, не будучи потревожен ни охранниками, ни полицескими, я стоял и думал. Вот вроде бы у них был Три Майл Айленд, а у нас был Чернобыль. При этом наши последствия куда как крупнее американских. Но почему тогда в США после аварии на Три Майл Айленд сделано все возможное для лучшей организации эвакуации населения при авариях, а у нас после Чернобыля не сделано ничего? Ведь дураку понятно – случись сегодня крупная авария на российской АЭС, больше народу погибнет в давке, чем от радиоактивного выброса. И виноваты в этом будут мэры, губернаторы, МЧС и лично товарищ Шойгу. Только разве их интересует хоть что-то, кроме выборов и переназначений? Ну может быть еще распределение финансовых и иных ресурсов.

Если бы упомянутых выше господ интересовала подготовка к возможной аварии на АЭС или при транспортировке радиоактивных материалов, уж позаботились бы о том, чтобы мэриях и библиотеках лежали планы эвакуации. Но Россия – не Пенсильвания и закончим на этом.

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru