Департаменту энергетики США не помешала бы специальная уборщица

Надо сказать, что та же самая судьбина завела меня перед этим в Госдепартамент, а до того – послала на встречу с представителем Комиссии по ядерному регулированию США. В добавок удалось пообщаться с множеством негосударственных людей, тем или иным образом влияющих на ядерную политику в США, а также с сотрудниками комитета Конгресса по науке и технологии.

От встречи в ДЭ я ожидал большего, чем от предыдущих, хотя и они были довольно неплохими. Во-первых, в этих встречах участвовали люди, работающие в области сотрудничества с Россией по темам ядерного нераспространения и регулирования использования атомной энергии. Во-вторых, обычно участники встреч были вполне открыты для информативной дискуссии и давали довольно трезвые, с моей точки зрения, оценки различным американским событиям. Ну, по крайней мере, в силу своего знания предмета.

Департамент энергетики поначалу также выглядел местом для плодотворной дискуссии. Да и люди, пришедшие на эту встречу, как я уверен, были даже более информированы, чем предыдущие собеседники. На эту мысль навели как их послужной список, так и занимаемое положение.

Но судьба, как известно, злодейка, что она не замедлила продемонстрировать именно в стенах ДЭ. Более нереальной пропаганды я в своей жизни не слышал ни от одного американца вне зависимости от его положения и места работы, более скрытных людей – не видел ни в одном государственном учреждении США. Хотя мне и доводилось встречать подобных госслужащих в России, скажем в Минатоме/Росатоме, но те хоть не претендовали на информационную открытость.

Мои соотечественники, надо признать, люди куда более простые – не положено, значит не положено. Их американские коллеги – посложнее: вроде и скрытными выглядеть не хочется (все ж не ЦРУ), но информацию выдавать тоже не желательно. Вот и крутись, как хочешь. Куда там до частных мнений. Читатель может подумать – а с какой собственно радости американские госслужащие чего-то должны российским гражданам? Правильно, не должны. Только зачем тогда им приходить туда, где ведутся подобные разговоры. Что у вас горло не может заболеть за пять минут до встречи? Или уборщиц в штате недостаточно? Ну так заведите одну для таких вот встреч. Чтобы приходила в конференс-рум, поздравляла с успешным проникновением в США, предупреждала бы, что Бен Ладен не дремлет, а дальше ссылаясь на неинформированность и занятость кланялась бы, ручкалась и отбывала ждать следующую делегацию. В зависимости от настроения можно даже вопросы пришедших записать. А еще можно пообещать ответы в письменной форме «так скоро, как возможно». На самом деле, они это все получше меня знают, только от чего-то не используют.

В общем уборщицы не было. Были важные женщины. Первая с полчаса читала слайды о том, как атомная энергетика США вот-вот разовьется до небывалых размеров. Видимо, секретарь подготовил эти слайды накануне утром и времени прочитать их раньше у нее просто не было. Для удобности слайды проецировались на большой экран, видимо так читать намного легче. Глаза выступающей были кристально чисты и удивительно тоскливы, душа нараспашку, информация – из агиток атомных корпораций. Сама выступающая была небольшого роста и могла бы олицетворять собой хрупкость и женственность, если бы не была занята такой серьезной работой. Нужно добавить, что помимо меня в зале были еще несколько граждан и гражданок России. Одна из гражданок – из структуры Росатома с длинным названием. По-моему, ей очень понравилось. Я же, наблюдая тоску в глазах чиновницы Департамента, искренне жалел – себя, ее и окружающих. Очень крепился, чтобы не перебивать. Пытался полностью отвлечься на жалость. Сдержаться не удалось. Правильно ли я понял, что за 35 лет вы построили 100 ГВт ядерных мощностей, а теперь планируете примерно за 20 лет построить 350 ГВт? Ответ был краток и великолепен – она сказала ДА. Подождав разъяснений на паузе и не дождавшись ничего я снова не выдержал: И вы считаете это реалистичным? И она снова сказала это слово – ДА. И тут вдруг подключились другие сотрудники Департамента. Они закивали головами и по очереди сказали – ДА. Моя жалость заполнила каждую клетку и, кажется, распространилась на всю вселенную. Я не мог вымолвить больше ни слова. Да и зачем тут какие-то пояснения…

Днем позже мне удалось спросить сотрудников Комитета по науке и технологиям Конгресса США о том, что они думают о реалистичности заявлений тоскливой женщины. Оказалось, что мнение о том, что в Департаменте энергетики заботятся не столько о реалистичности своих взглядов, сколько о защите интересов атомной промышленности сложилось не только у меня. Может поэтому Конгресс, утверждая последний бюджет, существенно урезал расходы ДЭ?

Выступавшая следом женщина чуть более живо и по бумаге произнесла короткую ни к чему не обязывающую речь и предложила общаться посредством вопросов и ответов. Основной темой ее работы являются ядерное нераспространение и сохранность ядерных материалов, в том числе и в России. Вполне логично, что россияне захотели узнать, как оно там на родине с этим материалами обстоит. Прозвучала даже и такая точка зрения, что в отчизне информации от официальных структур и через 3 года после запроса не дождешься. Может хоть здесь чего скажут. Удивительно четкий и лаконичный ответ поведал о том, что раньше было плохо, потом стало лучше, потому что Департамент осуществил много программ в этой области. Прям как гора с плеч, теперь хоть смогу спокойно спать. Видимо, какие-либо детали об этих программах настолько глубоко засекречены, что с таким «доступом», как у нас и надеяться нечего. Кому-то пришло в голову спросить, а как оно в США. Ну, скажем, в сохранности ли радиоактивные источники или, например, пресекались ли после 11 сентября какие-то попытки злоумышленников ввезти или использовать радиоактивные источники? Сотрудники Департамента устало покачали головой и, после паузы, поведали, что никаких подобных инцидентов вспомнить не могут. Мне сразу стало ясно, что все хорошо и беспокоиться более незачем. И вообще, есть такая правда, от которой только хуже. В Департаменте ее, видимо, засекретили. И правильно сделали.

Без преувеличения просветленными и пребывающими в безопасности должны себя чувствовать нормальные люди после такого вот жизнеутверждающего и общепоглощающего разговора. Видимо, к нормальным я не отношусь, потому что у меня осталось стойкое ощущение, что там не хватало уборщицы…

PS. Упомянутые встречи проходят как часть программы «Гражданское общество и ядерная промышленность», в рамках которой различные организации в США посещает группа россиян из общественных и государственных организаций.

Владимир Сливяк

ecodefense@online.ru