В Общественной палате РФ обсудили «деревянную», ветряную энергетику и энергосбережение

ingressimage_energy_tableOP.jpg Photo: Elena Surovikina/RREC

Сегодня около десяти миллионов человек в России не подключены к централизованным электросетям и не имеют доступа к автономным энергоустановкам. В лесных регионах, где пропадают никому не нужные горы опилок, котельные работают на привозном угле и мазуте. Промышленные предприятия и ЖКХ используют энергоресурсы неэффективно, перекладывая бремя финансовой ответственности на плечи потребителей.

На круглом столе обсуждались перспективы изменения ситуации и взаимодействия с этой целью различных секторов общества.

Лес рубят, щепки летят
Одним из направлений развития возобновляемой энергетики в России многими признается использование твердой биомассы. Однако обосновывается это по-разному. Некоторые эксперты считают, что необходимость перехода на «деревянную» энергетику очевидна, так как Россия богата лесом – они занимают ¾ ее территории. Это мнение высказал на Круглом столе депутат Александр Косариков, председатель Комитета ГосДумы по экологии.

«В ряде регионов много спелых и перестойных насаждений», – отметила Мария Корзникова из Центра развития инновационных технологий «Возобновляемая энергетика» (Коми).

Других, прежде всего, беспокоит огромное количество отходов деревообработки, которые никак не используются. К сожалению, об этом на круглом столе сказано было мало. Это иллюстрирует российский подход: раньше все говорили о неисчерпаемых объемах нефти, теперь говорят о больших площадях, занятых лесом. Котельные же, работающие на отходах, которые валяются буквально под ногами, например, щепе, в России пока скорее исключение, чем правило. Из древесных остатков получают и другой вид топлива – пеллеты (прессованные дрова).

Мнения участников круглого стола о том, что для России приоритетнее – щепа или пеллеты, разошлись. Использование пеллет обходится дороже угля, их, по мнению части участников, пока выгоднее производить в России, а затем экспортировать, например, в ЕС, где розничная цена на этот вид топлива в среднем 250 Евро за тонну. Правда, при этом никто не собирается снижать тарифы на железнодорожные перевозки.

«При цене транспортировки тонны пеллет в 15 Евро за тысячу километров, экспорт их из Красноярска попросту не окупится», – пояснил Владимир Чупров, руководитель энергетического отдела «Гринпис».

Со щепой ситуация более понятная. Экономическую выгоду от перехода с угля и мазута на щепу показать и проверить легко. В принципе, помимо переоснащения котельных на использование щепы, можно ввести специальные льготы для желающих перейти на котлы для сжигания пеллет, как это делают в развитых странах.

Однако, по мнению Анатолия Копылова из Федеральной гидрогенерирующей компании ОАО «ГидроОГК», у нас это преждевременно: «В США, если человек купил такой котел, местный орган власти выплачивает ему компенсацию порядка 5 тысяч долларов (в зависимости от законов штата). В России подобный механизм вводить пока рано, это стимул для коррупции. Появятся муляжи котлов и так далее».

«Что нам ветер да на это ответит?»
На круглом столе рассматривались также перспективы развития ветроэнергетики. В этой сфере Россия значительно отстает от стран ЕС, в частности одного из лидеров по объему производства энергии на ветряных станциях – Германии, где сегодня установленная мощность ветровых агрегатов более 20 тыс. МВт., что составляет 7% топливно-энергетического баланса страны. В России доля всех возобновляемых источников менее 1 % (правда, без учета первичной энергии, получаемой за счет дров).

Общая мировая мощность ветропарков на конец 2006 г. достигла более 59, 2 тыс. МВт, что почти равно 60 АЭС.

Правительством Канады установлена цель к 2015 году производить 10% электроэнергии из энергии ветра. Европейским Союзом установлена цель: к 2010 году установить 40 тыс. МВт. ветрогенераторов. В Испании к 2011 году будет установлено 20 тыс. МВт. ветрогенераторов. В Китае принят Национальный План Развития. Планируется, что установленные мощности Китая должны вырасти до 5 тыс.МВт. к 2010 году и до 30 тыс. МВт. к 2020 году.

В то время как во многих странах ветроэнергетическая отрасль быстро и мощно развивается, в России ее незаслуженно обходят вниманием. А ведь в свое время отечественная ветроэнергетика занимала передовые позиции в мире. Как и в других странах, она начиналась много веков назад с ветряных мельниц, которых к середине 20-х годов прошлого века в стране насчитывалось более 800 тысяч. И сегодня в России с ее экологическими проблемами ветроиндустрия также могла бы стать весьма перспективным направлением. По разным оценкам, экономический потенциал ветровой энергии составляет примерно 260 млрд. кВтч/год, то есть около 30 процентов производства электроэнергии всеми электростанциями России.

Ясно, что развитие возобновляемой энергетики в стране будет продвигаться очень тяжело. Один из путей стимулирования формирования сектора, который видят представители бизнеса, в частности, Российской Ассоциации ветроиндустрии – вменить в обязанности сетевым компаниям закупать энергию, произведенную на ветроустановках и развивать собственное, более дешевое производство таких агрегатов. «Мы хотим жить или задохнуться?», – задает риторический вопрос представитель ассоциации Игорь Брызгунов.

Экономить энергию не выгодно?
Проблема невыключенных ламп и энергоемкого оборудования для России – одна из самых острых. Только за счет модернизации технологий и экономии энергии можно, по разным оценкам, сократить потребление в 2-3 раза. При этом предприятия не видят для себя стимулов это делать, отсутствует единая государственная политика в данной сфере, почти не проводятся даже элементарные информационные кампании.

Борис Некрасов из Международной Финансовой Корпорации (МФК) озвучил данные опроса, проведенного МФК среди руководителей более 600 предприятий в пяти отраслях, расположенных в пяти федеральных округах. На вопрос «Насколько существующее законодательство стимулирует энергоэффективность?» 81% ответили «скорее не стимулирует/не стимулирует», 60% не смогли назвать ни одного закона, который бы в той или иной мере этому способствовал.

В целом, по данным Минпромэнерго, менее 50% промышленных предприятий экономят энергию. Высокая энергоемкость производства продуктов и услуг в конечном счете покрывается из кармана потребителя.

По словам Некрасова, лишь на каждом третьем предприятии действует комплексный подход к энергосбережению.

Некрасов считает необходимым введение на государственном уровне параметров отчета предприятий о мерах по энергосбережению и запуск информационных компаний, в том числе, за счет средств бюджетов. Представитель МФК выразил сожаление, что в Москве такая кампания финансируется только из внебюджетных источников.

Попытки системного изменения ситуации в сфере повышения уровня энергоэффективности предпринимались не однократно. Есть Закон «Об энергоэффективности», но он носит, по мнению представителя «Гринпис» Чупрова, скорее декоративный характер.

«Поправки, призванные сдвинуть дело с мертвой точки, никак не могут выйти в виде законопроекта, их попросту затерли», – сказал Чупров в интервью сайту «Беллона.ру».

В частности, предлагалось ввести: обязательную энергическую экспертизу «проектов строительства новых, расширения и реконструкции действующих объектов», энергетические паспорта для организаций-потребителей «с целью оценки показателей эффективности использования энергоресурсов», налоговые льготы для «организаций, осуществляющих закупку и монтаж приборов учета и регулирования расхода энергоресурсов».

«Сейчас в законе нет экономических стимулов, экономить энергию никому просто не выгодно», – комментирует Чупров.

Минпромэнерго в свою очередь разрабатывает Федеральную целевую программу «Повышение эффективности энергопотребления в Российской Федерации на период до 2015 года».

В Концепции программы, тезисы которой были озвучены на круглом столе, предлагается, в частности, предоставить предприятиям и организациям право распоряжаться сэкономленными энергоресурсами. Свои предложения Минпромэнерго оценил в 70 млрд. долларов, из которых около трети предполагается взять из внебюджетных средств, остальное – из бюджетов различных уровней. Экономическая эффективность программы оценивается в 18 млрд. рублей в год. Концепция должна пройти согласование в Министерстве экономического развития и торговли, после чего она будет вывешена на сайте Минпромэнерго.

ВИЭ в законах и стратегиях
В России до сих пор не принят закон о возобновляемых источниках энергии (ВИЭ). Некоторое время назад РАО ЕЭС России вышло с законопроектом о «О поддержке использования возобновляемых источников энергии», который получил положительный отзыв от Минпромэнерго.

В проекте закона заложен механизм господдержки развития этого сектора энергетики с учетом тех реформ, которые уже ведутся в отрасли. Согласно проекту, господдержка будет осуществляться только для тех генераторов энергии на базе использования возобновляемых источников энергии, которые производят её на оптовый рынок, а не работают в автономном режиме.

В законе предусмотрено введение для них определенного рода «зеленых сертификатов», которые будут давать информацию о том, сколько данный источник генерации выработал электроэнергии на базе нетрадиционных источников, это позволит производителю электроэнергии получать надбавку от средневзвешенной цены, действующей на оптовом рынке электроэнергии. «Сколько вы произвели электрической энергии, в таких пропорциях и будете получать поддержку», – сказал Анатолий Копылов из ОАО «ГидроОГК», представивший проект на круглом столе.

При этом Копылов особо подчеркнул, что, по мысли РАО ЕЭС, стимулироваться должно производство ВИЭ только для удовлетворения общественных потребностей.

Поддержка будет ограничена во времени (15 лет) и снижаться на 4% (процентных пункта) ежегодно после 10-го года. Идеи РАО ЕЭС, заложенные в проекте закона, вызвали дискуссию. Не всем пришелся по вкусу рыночный подход к выбору предмета регулирования. В проекте речь идет в основном об электроэнергии, так как тепловая рынком, по словам Копылова, не является. Получается, законопроект непосредственно не повлияет на сокращение загрязнений, производимых ТЭЦ и их переоснащение.

Однако особую критику участников круглого стола вызвала разрабатываемая в данный момент Концепция энергетической стратегии РФ до 2030 г. В ней ничего не сказано о конкретных мерах по стимулированию развития ВИЭ.

«Необходимо установить долю, которую должны занимать ВИЭ в энергетическом балансе России к этому времени. На государственном уровне должна быть создана структура, курирующая вопросы ВИЭ. Подключение ВИЭ к энергосетям не должно быть дискриминационным», – отметил Павел Безруких, заместитель генерального директора Института энергетической стратегии, ранее возглавлявший отдел ВИЭ в Минпромэнерго.

Защитники возобновляемой энергетики и энергосбережения сталкиваются с массой проблем, основная среди которых – отсутствие государственной политики. Многие не понимают, зачем в стране, в которой на долю каждого человека приходится в 10 раз больше энергоресурсов, чем в среднем на жителя планеты, экономить энергию и искать альтернативные, экологически безопасные пути ее получения.

Тем не менее, участники круглого стола высказали уверенность в том, что голос Общественной палаты в защиту ВИЭ не будет лишним.

Виктория Копейкина