Шоссе в запретной зоне

354cc5b12fb5dafe0d8d398fc2cb6cd6.jpeg

Я был не только участником акции, я участвовал в разработке, планировании, подготовке пикетирования. И мне кажется, что читателю может быть интересен не только рассказ о том, что и как происходило, но и анализ возникавших при этом правовых коллизий. Какие же права человека затрагиваются в этой ситуации? В первую очередь — право на благоприятную окружающую среду1, а также обеспечивающие его права на достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением. Еще — право на собрания2, право на объединение3. Вот на примере акции у КАЭС и в Кандалакше я и постараюсь рассказать не только о сути проблем, связанных с атомной энергетикой, но и показать, как, какими способами можно отстаивать свои права.

–> Где и что?
В Мурманской области, на берегу красивейшего озера Имандра более 30 лет назад — в 1973 году — начала работу Кольская АЭС. Вокруг озера, на расстоянии от 30 до 100 км, расположены индустриальные «города-предприятия». Это Кандалакша, Апатиты, Кировск, Оленегорск, Мончегорск. В них проживает около 300 тысяч человек — более трети населения области. Предприятия этих городов являются основными потребителями электроэнергии АЭС, а жители — «потребителями» рисков и угроз, связанных с атомной энергетикой…

Есть в Мурманской области общественная организация, которая давно занимается проблемами, связанными с ядерной энергетикой, ведет разъяснительную работу, пытается получить информацию о работе АЭС. Это — Мурманская областная молодежная экологическая организация «Природа и Молодежь» (ПиМ). Кроме того, с недавнего времени в рамках начального этапа Проекта Имандра в библиотеках городов, находящихся поблизости от АЭС, открыты выставки экологической литературы, содержащие публикации антиядерной направленности.

Вывод АЭС из эксплуатации — как атомщики нарушают закон
Как ни странно, Кольская АЭС не вечна (как и любая другая атомная электростанция). При проектировании реакторы были рассчитаны на 30 лет работы. В связи с особенностями процесса они просто не могут безопасно работать более длительные сроки. Тому есть много технических причин, например, металл стенок реакторов работает в весьма жестких условиях. Высокое давление, высокие температуры и, главное, огромная радиация приводят к накоплению усталости металла, радиационному охрупчиванию. Но мы не будем подробно останавливаться на технической стороне дела — достаточно рассмотреть правовые аспекты работы АЭС.

Они регулируются, главным образом, Федеральным Законом «Об использовании атомной энергии»4. Этот закон устанавливает, что в проекте каждой АЭС должен быть раздел, описывающий вывод АЭС из эксплуатации5. Это довольно затратное мероприятие. По оценкам экспертов, расходы на вывод из эксплуатации составляют от 50 до 100% стоимости сооружения новой АЭС. Поэтому закон также устанавливает, что порядок формирования источников финансирования этих работ должен быть определен до ввода АЭС в эксплуатацию6.

Можно заметить, что Кольская АЭС начала работу в 1973 году, а закон был принят в 1995. Поэтому, возможно, в проекте станции не существует раздела по выводу ее из эксплуатации, и фонд для оплаты этих работ не был создан в 1973 году. Но с момента принятия закона прошло почти 9 лет — достаточный срок, чтобы привести свою деятельность в соответствие с законом. Если этого не сделано, то деятельность АЭС незаконна.

321d31dfcba74fae0f3f4c7646c87d48.jpeg

Незаконное продление
Интересным образом атомщики пытаются выйти из неприятной для них ситуации и сэкономить деньги, которые должны пойти на вывод реакторов из эксплуатации. Вместо положенной по закону подготовки к закрытию АЭС они делают государству предложение, «от которого невозможно отказаться», — если на вывод реакторов нет денег, то надо продлить установленные сроки эксплуатации. С формальной стороны это выглядит так. По закону «разрешением» на эксплуатацию АЭС является лицензия, выдаваемая Федеральной службой по атомному надзору (ранее — Госатомнадзор). Действие лицензий заканчивается после 30 лет проектной эксплуатации. Но атомщики не хотят и не могут останавливать реакторы. Они собирают каких-то своих экспертов, те обследуют реактор и выносят вердикт — поработай еще 5 лет.

Кольская АЭС получила лицензию на эксплуатацию на 5 лет сверх проектного срока первого энергоблока — в июне 2003 года, второго блока — в июле 2004 года. Трюк здесь в том, что по Закону7 при получении лицензии на деятельность, способную оказать воздействие на окружающую природную среду, положено проводить не ведомственную, а Государственную экологическую экспертизу8. Принципиальное отличие Государственной экологической экспертизы от ведомственной состоит в том, что она проводится по установленным Законом правилам и процедурам, которые обеспечивают независимость экспертов и, главное, открытость, гласность работы по оценке потенциально опасной деятельности. Отказ атомщиков от проведения Государственной экологической экспертизы говорит о том, что они боятся привлечения независимых экспертов, выводы которых о возможности безаварийной работы реакторов сверх проектного срока могут не совпадать с мнением ведомственных экспертов. Они также боятся положенной по закону Общественной экологической экспертизы, при проведении которой уж точно будут рассмотрены все негативные воздействия АЭС на окружающую среду — и образование радиоактивных отходов, и ежедневные «разрешенные» выбросы радиоактивного йода и прочей дряни через вентиляционные трубы, и протечки хранилищ ОЯТ, и многое другое.

Непредставление экологически значимой информации — также противозаконно
Федеральным Законом «Об использовании атомной энергии» установлено, что граждане и общественные организации имеют право запрашивать и получать информацию по безопасности деятельности АЭС9. Однако, на Кольской АЭС нарушают и это требование закона. Так, на письма молодежной общественной экологической организации «Природа и Молодежь» руководство КАЭС отвечало, что они никакую информацию предоставлять не будут, что информация о деятельности Кольской АЭС может быть получена только в Москве, в концерне «Росэнергоатом» 10. Ирония ситуации в том, что Кольская АЭС является филиалом этого концерна и, при желании, руководство КАЭС могло бы само разобраться в своих ведомственных проблемах и информацию молодым экологам все же предоставить.

 

5239cc4521012e88eb0ca171655c20db.jpeg

Атомщики нарушают закон — что делать?
Действительно, ситуация диковатая, ибо огромное предприятие — Кольская АЭС — у всех на виду, в открытую, нагло нарушает требования законов. Получает лицензии втихую, без общественного обсуждения, без Государственной экологической экспертизы. А запросы экологов просто игнорирует.

Как можно с этим бороться?
Способ 1 — уличные акции.
Именно ПиМ стала организатором пикетирования КАЭС и информационного пикета в Кандалакше. Почему молодые экологи пошли на это?

«За полтора месяца до пикета мы направили на Кольскую АЭС письмо с просьбой организовать посещение станции активистами ПиМ и задали несколько вопросов о безопасности АЭС. На станции сначала сообщили, что письмо потерялось, а 5 июля от них пришел факс, где сообщалось, что в посещении нам отказано и что никакой информации нам не сообщат, — говорит Ольга Молокова, председатель ПиМ, — ладно с посещением, но нам даже отказались сообщить информацию о санитарно-защитной зоне (СЗЗ) станции. Нам явно дали понять, что не желают общаться с экологами, тем более с молодежью».

По закону граждане имеют право на посещение ядерно-опасных объектов и право запрашивать и получать информацию об их влиянии на окружающую среду и здоровье людей. Отказ сообщить жителям о санитарно-защитной зоне станции — форменное издевательство, и активисты ПиМ решили использовать все законные способы для отстаивания права на доступ к информации. Именно поэтому 22 июля они провели пикетирование Кольской АЭС и организовали информационный пикет в Кандалакше — ближайшем крупном городе у Кольской АЭС.

40920531a0b98cb045ca7b64bcb73c8f.jpeg

У пикетов было две главные цели — привлечь внимание общества и властей к незаконному продлению сроков эксплуатации реакторов и потребовать от атомщиков соблюдение закона и в сфере доступа к информации. Главный баннер был развернут на центральной площади Кандалакши — «Мы хотим знать правду! КАЭС — Когда Атомщики Это Скажут?». Во время пикета раздавали листовки.

Также там проводили йодопрофилактику — желающим мазали запястье обычным аптечным йодом. Этот простой способ позволяет не допустить поступление радиоактивного йода от КАЭС в организм — в 30-ти километровой зоне мероприятие не такое уж бесполезное. Но наиболее интересные события проходили на шоссе Петербург-Мурманск у поворота на Кольскую АЭС. Там, прямо на дорожных указателях, экологи повесили еще 4 баннера. «КАЭС — поворот к смерти», «КАЭС.безнадега.ru», «Ничто не вечно под луной. КАЭС — 1973–200?».

Но наиболее удачный, по моему мнению, баннер был таков — «Реактор 1. Запущен — 29.06.1973. Употребить до — 29.06.2003. ПРОСРОЧЕНО». Именно у этого баннера разгорелась дискуссия с неожиданно появившимися там представителями Кольской АЭС — и.о. начальника отдела по связям с общественностью КАЭС Г.О. Петкевич, главным инженером КАЭС В. В. Омельчуком — тем самым, кто подписал письмо с отказом предоставить информацию.

 

ddbfcfbeada11c004372a91087e88ad8.jpeg

Честно скажу, мы были удивлены появлением высокопоставленных сотрудников АЭС. Право, странно — они не соизволили ответить на письмо и сообщить, например, размер санитарно-защитной зоны станции, но не пожалели своего времени, чтобы приехать на наш пикет… Г-жа Петкевич вела себя весьма агрессивно, ее главный тезис был весьма оригинален — вот, вы себя называете экологами, поэтому сами должны все знать и не задавать нам всякие вопросы. И на прямой вопрос, знают ли они сами, какова СЗЗ станции, мы получили шокирующий ответ. Оказывается, часть Федеральной автострады проходит через СЗЗ и наш пикет как раз в этой зоне находится. Парадокс в том, что мы стояли на обочине довольно оживленного шоссе. Получается, что сотни автомобилистов, ежедневно проезжающие в районе 1200-го километра трассы Петербург-Мурманск, вторгаются в СЗЗ и формально нарушают закон.

Позднее в неофициальной беседе сотрудники АЭС пожаловались, что когда в 1973 году устанавливали эту СЗЗ, то в документах поленились описать границы зоны, просто указали — 1,5 км от трубы станции. И никого не волновало, что часть шоссе попадает в зону. Казалось бы, чисто формальный казус, но он стоил одному из молодых экологов нескольких десятков довольно неприятных минут. В то самое время, когда у одного из баннеров проходил диалог с атомщиками на свежем воздухе, один из участников пикета, Николай Федоров из г. Апатиты, был задержан милицией и службой безопасности КАЭС. Он находился на том же шоссе и охранял другие баннеры — а то милиция уже пыталась их сорвать до окончания пикета. Николаю объявили, что он находится в санитарно-защитной зоне, где присутствие посторонних не допустимо. И составили протокол, обвинив его в проникновении на охраняемый объект. Почему не задержали всех остальных участников, журналистов, водителей проезжающих мимо машин — непонятно. То есть понятно — всех не пересажаешь…

Случай этот показателен для всей истории с несоблюдением атомщиками законов России. Так же как с незаконным продлением сроков эксплуатации реакторов — если по закону нельзя, но атомщикам очень хочется, — то можно…

Обращение в прокуратуру
Мы видим, что атомщики нарушают закон. Мы знаем, что в России есть орган, призванный следить за соблюдением законов — это прокуратура. Я прошу рассматривать эту статью как открытое обращение в прокуратуру.

Я прошу Прокуратуру проверить:
• Предусмотрены ли в проекте Кольской Атомной Электростанции порядок и меры по обеспечению вывода из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения?

• Установлен ли порядок формирования источников финансирования работ по выводу из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения на Кольской АЭС? Какие ресурсы в настоящее время имеются для проведения работ по выводу из эксплуатации каждого из 4-х реакторов, пункта хранения ОЯТ и других радиационно-опасных объектов КАЭС?

• Соответствует ли требованиям Федерального Закона от 23 ноября 1995 года №174-ФЗ «Об Экологической Экспертизе» выдача Федеральной службой по атомному надзору (ранее — Госатомнадзор) лицензий на эксплуатацию сверх проектного срока первого энергоблока Кольской АЭС — в июне 2003 года, второго блока — в июле 2004 года без проведения Государственной экологической экспертизы?

• Действительно ли федеральная автострада Санкт-Петербург — Мурманск проходит через санитарно-защитную зону Кольской АЭС?

• Также прошу прокуратуру проверить, является ли правомерным и обоснованным отказ руководства Кольской АЭС предоставить информацию по запросу мурманской областной молодежной общественной экологической организации «Природа и Молодежь». О полученном из прокуратуры ответе я обязательно проинформирую читателей журнала «Экология и Право».

Список вопросов
Мурманской областной молодежной общественной экологической организации «Природа и Молодежь» представителям Кольской атомной электростанции

Каковы санитарно-защитная зона и зона наблюдения КАЭС?

Какие населенные пункты входят в эти зоны?

В соответствии с Законом в проекте атомной станции должна содержаться информация о проектных и запроектных авариях. Мы бы хотели ознакомиться с данной информацией.

В соответствии со ст. 36 Закона «Об использовании атомной энергии» предусматривается наличие плана мероприятий по защите населения при ядерных авариях. Просим ознакомить нас с планом мероприятий и сообщить, с администрациями каких административно-территориальных образований он согласован (в том числе при авариях, предполагающих выброс радиации и эвакуацию населения)?

Мы бы хотели ознакомиться с информацией о финансовых гарантиях возмещения убытков и вреда, причиненных радиационным воздействием при авариях. Из каких источников предполагается возмещать ущерб, и каковы размеры возмещения в зависимости от ущерба (ст. 56).

В соответствии со ст. 33 предусмотрен порядок и меры по обеспечению вывода установок из эксплуатации. Существует ли данный порядок в проекте КАЭС? Если да, обращаемся с просьбой ознакомить с основными положениями.

Создан ли специальный фонд для затрат на вывод из эксплуатации установок? Каков его размер в настоящее время?

Какой орган принимал решение о продлении срока эксплуатации первого энергоблока Кольской АЭС, и когда истекает новый срок лицензии на эксплуатацию первого энергоблока?

Почему решение о продлении срока эксплуатации первого энергоблока КАЭС было принято без проведения Государственной экологической экспертизы, а также без проведения общественных слушаний?

Разработаны ли «Росэнергоатомом» в соответствии с п. 6 Положения «О порядке, источниках образования и правилах использования специального фонда для финансирования затрат, связанных с выводом из эксплуатации ядерных установок» предложения по выводу из эксплуатации реакторов Кольской АЭС, выработавших свой проектный срок? Если нет, то по какой причине?

Разработана ли программа вывода реакторов из эксплуатации, и каким образом с ней можно ознакомиться? Если программа не разработана, то по какой причине?

Какое количество (в процентном отношении) инцидентов, произошедших на станции за последние 10 лет, случалось по вине персонала?

Примечания
1) Конституция России, Статья 42. «Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду, достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением». Назад
2) Конституция России, Статья 31. «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование». Назад
3) Конституция России, Статья 30. «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется». Назад
4) Федеральным Законом «Об использовании атомной энергии» №170-ФЗ от 21 ноября 1995 г. (с изменениями от 10 февраля 1997 г., 10 июля, 30 декабря 2001 г., 28 марта 2002 г., 11 ноября 2003 г.) Назад
5) Порядок и меры по обеспечению вывода из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения должны быть предусмотрены в проекте объекта использования атомной энергии в соответствии с нормами и правилами в области использования атомной энергии. Назад
6) Порядок формирования источников финансирования работ по выводу из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения устанавливается правительством Российской Федерации и должен быть определен до ввода их в эксплуатацию. Назад
7) Федеральный Закон от 23 ноября 1995 года №174-ФЗ «Об Экологической Экспертизе». Назад
8) Статья 11. Объекты государственной экологической экспертизы федерального уровня. Обязательной государственной экологической экспертизе, проводимой на федеральном уровне, подлежат: … материалы обоснования лицензий на осуществление деятельности, способной оказать воздействие на окружающую природную среду, выдача которых относится в соответствии с законодательством Российской Федерации к компетенции федеральных органов исполнительной власти… Назад
9) Статья 13. Права организаций, в том числе общественных организаций (объединений), и граждан на получение информации в области использования атомной энергии. Организации, в том числе общественные организации (объединения), и граждане имеют право в установленном законодательством Российской Федерации порядке запрашивать и получать от соответствующих органов исполнительной власти, организаций в пределах их компетенции информацию по безопасности намечаемых к сооружению, проектируемых, сооружаемых, эксплуатируемых и выводимых из эксплуатации ядерных установок, радиационных источников и пунктов хранения, за исключением сведений, составляющих государственную тайну… За отказ от предоставления информации, за умышленное искажение или за утаивание объективных данных по вопросам безопасности при использовании атомной энергии руководители организаций, в том числе общественных организаций (объединений), и средств массовой информации несут ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации. Назад
10) Письмо и.о. директора КАЭС Омельчука В.В. от 05-07-2004, исх. № 16-5865. «Ответы на поставленные Вами вопросы, включая финансовые, также являются прерогативой эксплуатирующей организации [Концерн Росэнергоатом]». Назад

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com