Григорию Пасько отказали в выдаче загранпаспорта

72bdb6035a3972a8bf73ca993086dee2.jpeg

Сегодня, через четыре месяца после того как Григорий Пасько подал все необходимые документы для получения загранпаспорта, из 3-его ОВИРа Юго-Восточного административного округа Москвы ему пришел отказ. Загранпаспорт Пасько решили не выдавать.


«Есть указание, и я его исполняю», — сказал сегодня корреспонденту Bellona Web начальник 3-го ОВИРа Владимир Зубченко.


По словам В. Зубченко, органы ОВИРа руководствуются ведомственным указанием 98 года. В официальном письме, адресованном Пасько, Владимир Зубченко заявил, что «условно-досрочное освобождение от отбытия наказания <…> не является полным освобождением от наказания».


«Эти ведомственные указания никакого правового значения не имеют, — сказал корреспонденту Bellona Web защитник Григория Пасько Иван Павлов, — Начальник ОВИРа просто изобретает несуществующие термины. В законе черным по белому сказано: условно-досрочное освобождение, УДО, — это именно освобождение от наказания. И нет никакого ‘полного’ освобождения или ‘частичного’».


Желая проверить слова руководителя ОВИРа Владимира Зубченко, корреспондент Bellona Web позвонил в несколько российских турфирм и сразу же узнал, что на самом деле обычно условно-досрочное освобождение не является препятствием в выдаче загранпаспорта.


Например, в московской турфирме «Шёлковый путь», питерских «Евробалтур» и «Конти-плюс» сообщили, что они успешно оформляли загранпаспорта освобожденным условно-досрочно. В одной из турфирм сообщают, что не только освобожденный условно-досрочно, но даже и условно осужденный реально может выехать заграницу.


Видимо, всё дело в том, что органы ФСБ решили усложнять жизнь журналисту и после его освобождения, нарушая его конституционные права.


«Да, загранпаспорта освобожденным по УДО выдают, десятками, пачками», — сказал сегодня в телефонном интервью корреспонденту Bellona Web сам Григорий Пасько, — «Я снова чувствую давление, но мы всё это уже проходили. Это очередная подлая и мелкая месть. Мне не дают встретиться с людьми, которые меня поддерживали. У меня лежат 3-4 приглашения по линии Amnesty International, два по линии организации «Репортеры без границ», и бесчисленное количество приглашений от различных «Пен-центров». Завтра жалоба на действия ОВИРа будет подана в суд».


Документы на получение загранпаспорта были поданы Григорием Пасько ещё 12 марта. Рассчитывая на то, что паспорт будет оформлен в определенный законом срок в один месяц, на начало мая Пасько планировал поездку в Норвегию в центральный офис Объединения «Беллона», организовавшего его защиту в последнем судебном процессе.

Жалоба

В подготовленной адвокатом Иваном Павловым жалобе подчеркивается, что сегодняшнее решение ОВИРа имеет «очевидный антиправовой характер».


В соответствии с п. 4 ст. 15 Закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию», осужденный за совершение преступления гражданин может быть ограничен в праве на выезд из Российской Федерации, – до отбытия (исполнения) наказания или до освобождения от наказания. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания является одним из видов освобождения от наказания. Это следует как из буквального толкования нормы закона (ст. 79 УК РФ), так и из систематического толкования (статья 79 УК РФ находится в главе 12 УК РФ, которая называется «Освобождение от наказания»). Сложившаяся судебная практика также рассматривает условно-досрочное в качестве разновидности освобождения от наказания.


«Логика жалобы очень проста, и мы выиграем в любом районном суде. Мы накажем ОВИР рублем», — говорит Иван Павлов.


«Дело Пасько»

25 декабря 2001 года журналист Григорий Пасько был признан виновным в государственной измене в форме шпионажа, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст. 275 УК РФ, на основании которой его приговорили к лишению свободы сроком на четыре года в исправительной колонии строгого режима.


Основанием для обвинительного приговора Пасько послужило несколько записей, сделанных журналистом во время заседания военного совета Тихоокеанского флота. Тихоокеанский флотский военный суд во Владивостоке признал Пасько виновным в намерении передать сделанные им записи, которые, согласно Федеральной службе безопасности, содержали сведения о «секретных военно-морских маневрах», японским средствам массовой информации — притом, что обвинение в собственно передаче этих записей японцам с журналиста было снято. Жалоба на действия российских властей направлена в Европейский Суд по правам человека.


Почти 13 месяцев Григорий Пасько отбывал свой срок в СИЗО Владивостока, а затем в колонии строгого режима №41 вблизи Уссурийска. 23 января 2003 года городской суд Уссурийска принял решение о его условно-досрочном освобождении, поскольку он отбыл две трети срока заключения и не нарушал режим.


Пасько уже давно не просто частное лицо. «Дело Пасько» лишний раз показало, как легко права человека нарушаются в современной России. На протяжении всего процесса любая, даже небольшая победа защиты, означала для всей страны перемену к лучшему, прощание с советским абсурдом.


Именно благодаря жалобе защиты Пасько был признан недействительным ведомственный приказ Минобороны номер 010, по которому военным нельзя было общаться с иностранцами, и любой российский военнослужащий, поехавший, например, к родственникам на Украину, мог быть осужден.


Благодаря жалобе защиты Пасько в конце концов был отменен другой приказ Минобороны — №055, который, вопреки Конституции и законам России засекречивал всё и вся, в том числе информацию о потерях в рядах военнослужащих. Гибель подлодки «Курск» на учениях в Баренцевом море по логике этого приказа — секретная информация.


После ареста Пасько, — главной темой которого были проблемы радиационной безопасности — немногие журналисты решаются писать о проблемах Тихоокеанского флота. В настоящее время Григорий Пасько является главным редактором журнала «Экология и право», издаваемого Объединением «Беллона» в Санкт-Петербурге. И можно только догадываться, какие ещё мытарства предстоят принципиальному журналисту.


Произвол, допущенный сегодня в московском ОВИРе, — это не только произвол по отношению к Пасько, но и очередное печальное свидетельство работы российских органов МВД. Печально, когда МВД нарушает права, гарантированные пунктом 2 статьи 13 Всеобщей декларации прав человека. Этот пункт гласит: «Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну».

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru