Черноморский транзит: жителей южных регионов России не спешат ставить в известность о перевозках ядерного топлива

ingressimage_port_Kavkaz.jpg Photo: Фото с сайта temryuk.ru

Откуда «дровишки»?

 

В декабре 2009 года, черноморский порт «Кавказ», что расположен на российском берегу Керченского пролива, распоряжением премьера Владимира Путина был включен в перечень портов, в которые «разрешен заход судов, транспортирующих ядерные материалы, радиоактивные вещества и изделия, их содержащие». Таким образом, «Кавказ» стал пятнадцатым российским портом, в котором была разрешена перевалка ЯТ и ОЯТ, наряду с портами «Усть-луг», «Высоцкий», «Кандалакшинский», «Большой Камень», портами Мурманска, Архангельска, Санкт- Петербурга, Владивостока, Диксона, Дудинки, Азова, Таганрога, Калининграда, Певека и Провидения (позже в этот перечень вошли порты «Восточный» и «Находка» в Приморском крае).

Необходимость проводить столь опасные операции в черноморской гавани официальный представитель Росатома Сергей Новиков разъяснил так: «В последние годы Украина, являясь сама потребителем российского ядерного топлива, препятствует транзиту ядерных материалов для болгарских ядерных станций. В связи с этим было принято решение о разработке альтернативного маршрута доставки топлива в Болгарию с использованием портов Кавказ и Варна».

У Росатома есть вполне конкретный интерес к Болгарии: вдобавок к АЭС «Козлодуй», работающей на российском ядерном топливе и поставляющей отходы на горно-химический комбинат Красноярск-26, в 2005 году «Атомстройэкспорт» договорился с болгарской Национальной энергетической компанией о строительстве АЭС «Белене» (пока что проект тормозиться из-за того, что стороны не могут договориться о цене, российские атомщики обвиняют Болгарию в «политическом саботаже»).

Понять, почему атомщикам понадобился именно порт «Кавказ» в Темрюкском районе Краснодарского края (а не, скажем, гавани на Азовском море, где и прежде была разрешена перевалка ядерных материалов – Таганрог и Азов), тоже можно. «Кавказ» способен принимать железнодорожные паромы. Получается удобно и дешево: в Болгарии погрузить ОЯТ на железнодорожный состав и, ничего не перегружая по портах оправки и приема, доставить прямо до места назначения. По сути, это же самое, что гнать состав по Украине, только с использованием парома.

В чем именно выражалось «препятствование» со стороны Украины, не пожелавшей, как раньше, возить по своей территории болгарское ОЯТ, Сергей Новиков не уточнил, зато добавил, порт «Кавказ» активно готовится к приему ядерных материалов и проходит некую «аттестацию». За сим откровения Росатома закончились. Больше года о планах по спасению болгарской атомной энергетики с помощью морских перевозок не сообщалось. Ничего не было известно и о результатах «аттестации», и уже казалось, что проект черноморской переправы составов с ОЯТ спущен на тормозах.

Но, как недавно выяснилось, планы «черноморского транзита» активно продвигаются. Правда, в тайне от жителей Краснодарского края. Депутат Совета муниципального образования Темрюкского района Вадим Новопашин выяснил, что в Центральную районную больницу обращались сотрудники судоходной компании «Аншип» с документами, подтверждающими, что им необходимо пройти обследование как работникам атомных электростанций.

«Они завили, что проходить медосвидетельствование их направило начальство, – говорит Новопашин. – Я выяснил, что фирма «Аншип» активно занимается получением лицензии на работы с опасными грузами. Однако осталось непонятным, почему об этом не проинформировали местное население. Никаких общественных слушаний по транспортировке ОЯТ не было».

Гендиректор ООО «Аншип» Александр Монин в беседе с корреспондентом Беллоны.ru подтвердил, что его компания активно готовится к приему «ядерных» составов. «Лицензия Ростехнадзора у нас уже есть, мы уже в завершающей стадии оформления документации», – сообщил он.

По поводу информирования общественности г-н Монин ничего конкретного сообщить не смог, сославшись на то, что «Аншип» является «всего лишь судоходным оператором, а не заказчиком этой деятельности». «Это государственный проект», – добавил он.

 

 

Власти опасаются акций протеста

 

Еще в 2009 году, как только стало известно о планах «Росатома», кубанская администрация успокаивала жителей края: никаких ядерных отходов не будет. Мол, порт «Кавказ» – это всего лишь запасной вариант. Сам губернатор Ткачев высказался в тому духе, что не позволит «возить через Кубань всякое дерьмо».

Причем у региональных властей были реальные шансы указать «Росатому» на дверь. Действующие «Правила захода в порты РФ судов и иных плавсредств с ядерными материалами и радиоактивными веществами» гласят, что подобная деятельность недопустима без согласования местных властей.

И вот тут-то слова губернатора серьезно разошлись с делами. По сведениям нашего источника в Минтрансе РФ, краснодарские власти успешно согласовали переправу ОЯТ через порт «Кавказ». Напрашивается вывод, почему жителей края продолжают держать за дураков: власти явно опасаются протестных акций. Которые, вне всякого сомнения, произойдут, узнай население, какой «подарок» ему заготовили атомщики и их лоббисты в краевой администрации.

Слишком свежа еще память о шумной кампании, которую развернули жители Новороссийска, когда в 2001 году стало известно, что местный порт стал одним из первых кандидатов на ввоз ядерных отходов в связи с принятием Госдумой соответствующего закона. Невероятно, но факт: самый крупный морской порт России так и не вошел в перечень «ядерных». В истории российского антиядерного движения это едва ли не единственный пример, когда гражданам удалось добиться запрета на ввоз ОЯТ через свой город.

Похоже, что Темрюкскому району светит не менее скандальная протестная кампания. Здесь вообще в последнее время население стало проявлять необычайную протестную активность. Оно и понятно: район буквально изнасилован портовыми дельцами. Сейчас здесь переваливают на экспорт едва ли не весь ассортимент российской химической промышленности, а также нефть и нефтепродукты, уголь, глинозем, металлы.

В середине 90-х темрючане воевали с компанией «Тольяттиазот», которая намеревалась построить на Черном море аммиачный терминал. В 2000-е сражались с зарегистрированной в одном из британских оффшоров компанией Solvalub и ее «дочками», травившими округу сернистым ангидридом, стиролом, уксусной кислотой и прочими «прелестями», отбивали поползновения нефтяников, угольщиков и экспортеров сжиженного газа. Перспектива еще и любоваться на вагоны со значком «Радиоактивно!» может взорвать в районе и без того непростую социальную ситуацию.

Кстати, если составы с ОЯТ все же пустят через порт «Кавказ», то маршрут из следования неизбежно проляжет и по территории федерального курорта Анапа…

 

Прецедентов – море

 

Паромная переправа в порту «Кавказ» была открыта в 1953 году. С крымского берега и обратно переправляли пассажирские составы. В 90-е пассажирское сообщение с Крымом было прекращено, но российские сырьевые компании быстро смекнули, что инфраструктуру переправы можно использовать для перемещения грузов. И пошло-поехало: в порт Феодосии гоняли цистерны с нефтепродуктами, а обратно шли вагоны с крымским глиноземом для российских алюминиевых заводов.

В начале 2000-х в порту «Кавказ» начался экспортный бум. Как грибы после дождя росли новые терминалы, а то, что не помещалось на берегу – выносилось в море. Так здесь прописалась т.н. «рейдовая перевалка» нефтепродуктов – когда с танкеров класса «река-море» продукция НПЗ по схеме «борт-борт» перегружалась на танкеры большего водоизмещения.

Чем это все в результате обернулось, хорошо известно по событиям ноября 2007 года. Танкер «Волгонефть-139», не выдержав сильного шторма, переломился пополам. Из загруженных под завязку танков в море вылились, по разным оценкам, от 2,5 до 4 тыс. тонн мазута. Последствия катастрофы аукаются до сих пор.

Казалось, что крушение танкера отрезвит даже самых ярых сторонников портовой деятельности на берегах Керченского пролива. Ведь оказалось, что узкий, продуваемый всеми ветрами мелководный пролив меньше всего подходит для безопасного судоходства. Да и официальные результаты расследования гласили, что одной из причин катастрофы явилось отсутствие координации между российскими и украинскими портовыми диспетчерами, а также совместного плана действий в чрезвычайных ситуациях.

Сложно представить, что за неполных четыре года что-то радикально изменилось (природные условия Керченского пролива не изменились уж точно), а потому планы по перевозке через многострадальный порт «Кавказ» еще и ядерных отходов, ничего, кроме недоумения, не вызывают. Кто-то просчитывал последствия крушения парома с ОЯТ?

А что делать, если состав с отходами, не дай бог, сойдет с рельсов? Подобный сценарий столь же реален, сколь была реальна авария, произошедшая каких-то три недели назад на железнодорожном переезде близ города Темрюка. С поездом столкнулся легковой автомобиль, в результате чего несколько вагонов опрокинулись на насыпь. К счастью, поезд шел порожняком. А ведь именно по этой ветке в порт «Кавказ» возят дихлорэтан, стирол и еще десяток наименований опасной химической продукции, а впоследствии собираются возить и ОЯТ.

 Расчет на то, что население удастся просто поставить перед фактом, может не оправдаться. Есть только один способ избежать эскалации социальной напряженности: начать нормальный диалог с местным населением, честно рассказав об экологических и социальных рисках. И о том, ради какой выгоды и каких лиц заварена вся эта каша.

Дмитрий Шевченко