Беларусь в поисках доступа к ядерным технологиям через третьи страны

ingressimage_net-aes-belarus-1..jpg Photo: Татьяна Новикова

Беларусь просила построить ей АЭС и Россию, и США… 

Беларусь приняла «окончательное политическое решение» о строительстве своей АЭС еще в 2008 году. Этот шаг сопровождался нарушениями международных обязательств страны в рамках международных природоохранных конвенций и предпринимался без обсуждения с ее населением. В качестве подрядчика для строительства своей АЭС Беларусь начала рассматривать ЗАО «Атомстройэкспорт» на том основании, что другие компании не откликнулись на запросы. Одним из наиболее привлекательных условий при строительстве своей АЭС Беларусь рассматривала получение межгосударственного кредита от России, так как собственных средств на этот объект у нее нет. 

В 2010 году переговоры с Россией на тему строительства белорусской атомной станции стали носить проблемный характер и обросли нерешенными вопросами вокруг создания СП по реализации электроэнергии и рядом других. С лета 2010 года вопрос о выделении межгосударственного кредита повис в воздухе. 

Однако вертикальная система государственного управления в Беларуси, подчиненная непосредственно указам и приказам президента страны, должна срочно искать ответы на вопросы, даже тогда, когда найти их невозможно.

Таким действием, имевшим однодневный политический успех, как в Беларуси, так и в США, была попытка получить от США технологии строительства АЭС «в обмен» на согласие о вывозе своих запасов высокообогащенного урана, о чем писала Беллона.ру. Хилари Клинтон, озвучила, правда, одно из условий «сотрудничества» в сфере сооружения белорусской АЭС — это проведение 19 декабря демократичных президентских выборов в Беларуси. Теперь эта «поддержка» белорусской ядерной идеи выглядит политически недальновидным авансом, так как США не признали итоги выборов, да а ситуация в Беларуси после них, не показалась им демократической.

Американские технологии для белорусской АЭС через третьи страны?

Однако еще до официальной реакции США на президентские выборы в Беларуси, буквально на второй день после них, заместитель министра энергетики Беларуси Михаил Михадюк заявил, как сообщило агентство ПРАЙМ-ТАСС, что «Беларусь может получить американские технологии строительства АЭС через компании третьих стран».

Замминистра рассказал журналистам, что для сотрудничества в сфере ядерных технологий с американской компанией Westinghouse-Toshiba, Беларусь должна иметь межправительственное соглашение с США, которое «готовится несколько лет».

И, видимо, предугадывая, ответ на незаданный вопрос, может ли Беларусь надеяться на заключение такого соглашения, если США не признают выборы, Михаил Михадюк дал журналистам неожиданный комментарий: «Но США, в принципе, не возражают против передачи нам их технологий, которые используются другими производителями», — сказал он, и при этом добавил, что «третьи страны имеют обязательства перед США в ядерной сфере, однако Беларусь может договориться с этими странами о получении от них технологий, если это не будет противоречить данным обязательствам».

Это заявление белорусского замминистра энергетики не нашло официального гласного подтверждения самих США. Кроме того, оно вызывает ряд серьезных вопросов и опасений, насколько далеко готова зайти Беларусь в осуществлении своей ядерной идеи?

Чарльз Диггес, журналист, американский эксперт по ядерным вопросам, счел заявление белорусского замминистра спекуляцией. «Нет никаких оснований предполагать, что США будут «в принципе, не против» того, что другие страны, использующие их технологии, будут передавать их Беларуси. Я думаю, что в действительности, США будут возражать и даже очень. Если третья страна начнет экспорт конкретных американских решений в области ядерной энергетики в Беларусь, это может привести к отмене соглашения в ядерной энергетической сфере между США и третьей страной. По крайней мере, Соединенные Штаты, чрезвычайно много внимания уделяющие вопросам ядерного нераспространения, откажутся дальше иметь дело с такой третьей страной», — пояснил Диггес.

Наиболее противоречащей здравому смыслу является попытка Беларуси рассматривать вариант доступа к ядерным технологиям в обход их обладателя, сразу же после ведения двусторонних переговоров на высшем уровне. Чарльз Диггес сомневается, что она тем самым вообще сможет получить американскую помощь в мирном освоении атома. «Если Беларусь думает получить содействие в строительстве АЭС из США за отказ от своего высокообогащенного урана, то зачем она стремится прибегнуть при этом к помощи третьих стран при получении американских технологий? Ведь если Беларусь начнет предпринимать такие действия, то США определенно откажет ей в помощи по строительству АЭС!» — комментирует Диггес.

И это не единственный вопрос, который возникает при дальнейшем рассмотрении сомнительной идеи белорусской АЭС. Пожалуй, самый главный – реальна ли вообще помощь других стран проекту, который страна уже осуществляет с многочисленными нарушениями своих международных обязательств и который вызывает международные споры, один из таких – с соседней Литвой? Ведь для любого инвестора, будь им даже российский бюджет, подобная сделка автоматически влечет ряд проблем международного уровня.

Беларусь пытается продвигать на международной арене проект АЭС, нарушая свои международные обязательства

Беларусь настойчиво ищет инвестора и подрядчика для своей АЭС в России, США и в третьих станах, несмотря на неблаговидное «портфолио», которое этот проект уже успел заработать. Беллона.ру писала о том, что при принятии решений и реализации проекта своей АЭС Беларусь допускала ряд нарушений международных конвенций, в частности, Орхусской. Еще в октябре позапрошлого года на скандальных слушаниях ОВОС белорусской АЭС был арестован российский эксперт Андрей Ожаровский, прибывший специально по приглашению ОО «Экодом». В декабре позапрошлого года Комитет по соблюдению Орхусской конвенции открыл дело о несоблюдении Беларусью положений конвенции при планировании АЭС и по которому должен принять решение в феврале это года.

Кроме того, усугубляется конфликт по поводу белорусской АЭС между Литвой и Беларусью. Литва последовательно и настойчиво выступает против размещения АЭС у своих границ и менее, чем в 50 километрах от своей границы.

При планировании своей АЭС Беларусь подозревается в нарушении Конвенции Эспоо. Рассмотрение вопроса об этом Комитет по имплементации начал еще в сентябре 2009 года.

Грубым нарушением международных обязательств Беларуси является и тот факт, что, еще не проведя общественных обсуждений и консультаций с соседними странами, страна уже вложила не слишком малые для ее бюджета средства на строительство инфраструктуры для АЭС: жилых домов для ее работников, автомобильной и железной дорог. С лета 2009 года ведутся земляные подготовительные работы на Островецкой площадке, не утвержденной необходимым по белорусским законам указом президента страны.

Однако Беларусь не признает своих ошибок и считает, что не нарушила конвенций. Кроме того, в своем официальном ответе от 10 октября 2010 года Комитету по соблюдению Орхусской конвенции Минпироды Беларуси утверждает: «Решение о строительстве АЭС в Республике Беларусь до настоящего времени не принято». И это несмотря на «окончательное политическое решение» и ряд других документов и действий, свидетельствующих об обратном.

Беларусь также не торопится отвечать на вопросы и претензии литовской стороны по поводу своей АЭС в рамках Эспоо. Как сообщил Беллоне.ру Виталюс Ауглюс, представитель Министерства окружающей среды Литвы, «Мы не получили никакой документации или разъяснений на наши вопросы до сих пор. Мы ожидает ответа Беларуси с июня прошлого года. Конечно же, мы информируем об этом секретариат конвенции Эспоо». В начале декабря 2010 года МИД Литвы направил ноту МИДу Беларуси, где еще раз отметил свои возражения против Островецкой АЭС, а также выразил свое недовольство двусторонними консультациями в рамках Эспоо.

Критерии выбора технологии для белорусской АЭС – доступность и дешевизна

Не пожелавший себя назвать специалист из белорусского Минэнерго дал Беллоне.ру некоторые пояснения по поводу процесса реализации проекта белорусской АЭС с участием других стран.

По его словам, «Беларусь работает не только с одной страной в области строительства АЭС. Мы не должны замыкаться на одном поставщике».

Эту же идею озвучил 21 сентября прошлого года и первый заместитель председателя президиума Национальной академии наук Беларуси Петр Витязь. «Так как на данный момент Минск не пришёл к конкретному соглашению с российской стороной, то Белоруссии не следует отказываться от изучения других предложений», передает слова Витязя информационное агентство «Регнум».

Однако сам механизм сотрудничества с другими странами в области строительства АЭС выглядит парадоксально. Как прокомментировал специалист Минэнерго: «Мы сейчас находимся на таком этапе, когда мы можем заключить договора о сотрудничестве в ядерной сфере с разными странами. Затем, мы зададим им вопрос – кто может построить АЭС?».

На вопрос, почему выбор поставщика не осуществляется путем тендера, специалист Минэнерго ответил: «Вопрос о тендере еще не определен, но может быть, даже, мы его уже прошли». Он пояснил, что в Беларуси действует законодательство о проведении тендеров, достаточно жестко регламентирующее все условия: предоставление технического задания и ряда других документов. Когда осуществлялся поиск поставщика, то достаточное количество желающих для участия в тендере набрано не было. Кроме, того, специалист заметил, что по подсчетам министерства «подготовка тендера – это очень много времени и несколько грузовиков документации».

По всей видимости, Беларусь не может себе позволить уделить достаточного количества времени и денег для подготовки соответствующей документации. Тогда встает вопрос, какими же будут критерии выбора поставщика АЭС?

Очевидно, что доступность и дешевизна – это главные критерии выбора подрядчика, и это подтверждает замминистра энергетики Беларуси. Как сообщило агентство ПРАЙМ-ТАСС, Михаил Михадюк подчеркнул: «Мы рассматриваем другие варианты, вдруг один из них окажется более дешевым».

Проект белорусской АЭС – опасная авантюра

«Авантюра – это рискованное и сомнительное дело, предпринятое в расчёте на случайный успех», — словарь Ожегова. Именно таким сейчас является проект белорусской АЭС. Вызывает серьезную тревогу то, что речь здесь идет не только о финансовых рисках, но и об угрозе окружающей среде и здоровью людей, пострадавших от Чернобыльской катастрофы.

Риск при строительстве белорусской АЭС предпринимается ради сомнительной политической либо финансовой выгоды в противовес мнению соседних стран, ученых, и населения страны.

Напомним, 22 марта прошлого года Общественная экологическая экспертная комиссия под руководством члена-корреспондента Национальной Академии Наук Ивана Никитченко, куда вошли  15 ученых и экспертов из Беларуси, России и Украины, дала негативное заключение проекту белорусской АЭС. С 2007 года против строительства АЭС выступает Белорусская антиядерная кампания. В 2008 году против размещения АЭС в Островце была образована местная инициатива «Островецкая атомная – это преступление».

Идея строительства Островецкой АЭС получила негативную оценку на всех общественных слушаниях, проходивших в затрагиваемых странах: в Литве, Украине и Австрии. ОВОС белорусской АЭС был подвергнут серьезной критике и получил отрицательное заключение экспертов и ученых Института Физики по заказу Министерства окружающей среды Литвы (в апреле 2010 года), а также Министерство окружающей среды Австрии (в июне 2010 года).

Но, несмотря на это, а также на сложные социально-политические условия после президентских выборов, официальный Минск продолжает активно искать ядерные технологии. И вопрос АЭС будет в очередной раз поднят белорусской стороной на встрече премьер-министра России Путина и Михаила Мясниковича в Москве 20 января.

Беллона