Медведев и Кириенко обсуждали «постоянное присутствие» и «модель владения»

ingressimage_s-kirienko.jpeg Photo: www.kremlin.ru

11 января 2011 года в Подмосковье прошла рабочая встреча президента Дмитрия Медведева с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Сергеем Кириенко. В ходе беседы речь шла об изменениях, недавно внесённых в закон о госкорпорации «Росатом», о политической поддержке Росатома, о строительстве АЭС в России и о зарубежных контрактах. Тональность разговора отличалась от привычных пропагандистских заявлений. Медведеву на этот удалось избежать повторения ритуальных заклинаний о «прогрессивности» и «инновационности» атомной энергетики. Отрасль, которая использует технологии 60-летней давности и не знает, что делать с отходами своей деятельности, может существовать только в условиях финансовой и политической поддержки со стороны государства. И Медведев такую поддержку продолжает оказывать.

Создание политических условий для Росатома

По словам Кириенко именно создание политических условий, позволило Росатому получить ряд зарубежных контрактов. Вот один из примеров такой поддержки – Росатому позволили создавать свои представительства при посольствах России за рубежом для продвижения интересов корпорации. Здесь и далее цитаты по официально опубликованному фрагменту разговора.

С.КИРИЕНКО: Прямо сейчас мы начинаем формировать представительства при основных посольствах в странах, в которых мы работаем, поскольку это важнейшая вещь – постоянное присутствие.

Очевидно, что постоянное присутствие необходимо для достижения не только политических целей, но и для пропаганды, так что можно ожидать открытие Росатомом агитцентров при посольствах.

Кириенко продвигает «модель владения»

С.КИРИЕНКО: Сейчас у нас очень сильно прирастает объём заказов за счёт зарубежных контрактов, потому что есть 28 в стране – это огромная программа, но уже в стадии довольно высокой степени готовности, мы оцениваем потенциальный рынок для нас, ещё 30 блоков за рубежом, то есть 28 в стране и ещё 30 – за рубежом. Ключевые страны – это, конечно, Индия, где Вы только что были, это добавившиеся сейчас Вьетнам, Турция. Это уникальный по модели владения контракт, подписанный в прошлом году, когда Российская Федерация, «Росатом», будет владеть атомной станцией на территории другой страны. Но это, конечно, уникальная вещь. Это значит, что мы пришли в Турцию на 100 лет вперёд, потому что это строительство, это 60–70 лет эксплуатации, это поставки топлива. То есть это увеличивает масштаб контрактов в несколько раз.

И сегодня большой интерес у целого ряда новых стран к такому типу контрактов. Они с учётом опыта в Турции готовы предлагать нам возможности не только строить атомные станции по российским технологиям, но и быть совладельцами или владельцами таких атомных станций. Такой вариант проекта обсуждается с нашими коллегами.

Про «модель владения» надо сказать отдельно. Если бы у атомной корпорации России не было бы приставки «гос», то к её зарубежной деятельности вопросов бы не было. Ну хотят люди рискнуть деньгами и построить электростанцию в Иране, Турции или Вьетнаме – пусть строят!

Но в существующей ситуации именно государство будет нести и расходы и риски по строительству АЭС за рубежом. А будет ли прибыль от этого – не ясно. Ведь именно из-за отсутствия перспектив окупаемости местные инвесторы отказались от финансирования турецкой АЭС. Как выяснилось в августе 2009 года в ходе переговоров, если бы турецкая АЭС строилась на рыночных условиях, то цена киловатт-часа электроэнергии составила бы около 21 цента США. Министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йилдыз посчитал такую цену не просто слишком высокой, а невменяемой…

 Такая АЭС не окупилась бы никогда, но для Росатома экономический закон не писан и созданы особые политические условия. Так что за турецкую АЭС заплатит российский налогоплатильщик, её строительство и эксплуатация будет субсидироваться госбюджетом России, так же как субсидируются российские АЭС. А продавать электроэнергтю можно и себе в убыток, всё равно по 21 центу за киловатт-час никто не купит.

Как к этому относится Медведев, не ясно, может он не в курсе?

Вот кого точно порадует «модель владения», так это Александра Лукашенко. Несмотря на все проблемы и протесты, планы по строительству белорусской АЭС не отменены, платить Лукашенко нечем, одна надежда, что госбюджет России выделит 10 миллиардов долларов… И будет Россия строить близ Вильнюса, но на территории Беларуси свою АЭС, будет владеть ею… Хочется спросить – не Кириенко, а Медведева: «Зачем??»

С моделью владения выходит ещё один парадокс. Получается, что где-то за рубежом Росатом будет полностью оплачивать сооружение АЭС, и в то же время искать зарубежных совладельцев (инвесторов) для своих АЭС. Например, предполагается, что при строительстве в Калининградской области Балтийской АЭС 51% инвестиций осуществит ОАО «Концерн Росэнергоатом», а 49% – один или несколько частных инвесторов, включая иностранных. Если есть деньги на турецкую АЭС, то почему на балтийскую надо искать иностранного инвестора? И почему пока такового инвестора найти не удалось?

Интересно, обсуждали ли Медведев и Кириенко этот парадокс?

Энергоблок построили, а работать он не хочет

С.КИРИЕНКО: И важнейшая вещь, конечно, – это контракты по сооружению атомных станций. У нас идёт весь пакет работы по сооружению в стране – 28 атомных энергоблоков, которые утверждены. В условиях кризиса они немножко сдвинулись вправо, но ни один не отменён. На девяти площадках сегодня идёт работа. Прошлый год в этом смысле был ключевым. Мы первую станцию из нового серийного строительства сдавали. Для нас предмет гордости, что сдали строго в установленные сроки, в марте был энергопуск, в ноябре сдали в промышленную эксплуатацию.

 Про «предмет гордости» стоит сказать особо. Это не новый проект, как может показаться из слов Кириенко, и не первая станция из нового серийного строительства. Речь идёт об одном энергоблоке, о достроенном в прошлом году втором энергоблоке Ростовской (Волгодонской) АЭС со старым реактором ВВЭР-1000. Рядом ещё два достраивают, как ни странно по проекту 1970-х годов и с использованием выпущенных 20-30 лет назад элементов конструкций, на сваях, забитых 20 лет назад. Об этом Беллона.ру тоже писала.

Может Кириенко и об этом Медведева проинформировал? И президент согласился, ну да, надо же старые железяки пристроить, вот, энергоблок из них собрать… Но я отвлёкся.

Так вот, запущенный 18 марта 2010 г. и принятый в промышленную эксплуатацию 10 декабря 2010 г. реактор ВВЭР-1000 второго энергоблока Ростовской АЭС работает из рук вон плохо, часто отключается от сети по различным причинам. Например, 4 января 2011г. энергоблок был отключён на 18 часов из-за срабатывания электрической защиты. Отключения нового ненадёжного блока происходят почти ежемесячно.

Вот недавние происшествия.

  • Отключение турбогенератора: 29.11.2010 в 22:05 при работе на мощности 1000 МВт блок разгружен до 670 МВт вследствие кратковременного снижения уставки опорной мощности турбины, энергоблок выведен во внеплановый ремонт.
  • Отключение генератора: 14.10.2010 в 21:56 при работе блока на мощности 1000 МВт генератор Г-2 отключен от сети. Мощность реакторной установки снижена до 40 % от номинальной, энергоблок выведен во внеплановый ремонт. (Беллона.ру подробно рассказывала об этом происшествии.)

Вывод прост – хоть энергоблок и удалось достроить, но что-то в нём не так… Сбоит… Хоть бы не жахнуло… Но рассказал ли об этом Кириенко президенту?

Ещё 9 площадок

С.КИРИЕНКО: На девяти площадках сегодня идёт работа.

Напомним, что Росатом ведёт работы на следующих площадках: — Ростовская АЭС (энергоблоки 3 и 4), Калининская АЭС (энергоблок 4), а на Ленинградской АЭС-2, Ново-Воронежской АЭС-2 и Балтийской АЭС сооружаются по два энергоблока.

Получится ли построить реакторы, работающие более надёжно, чем недавно достроенный на Ростовской АЭС, покажет время. Настораживает, что на Ленинградской АЭС-2, Ново-Воронежской АЭС-2 и Балтийской АЭС строительство ведётся по экспериментальному, нигде не опробованному проекту «АЭС-2006». Гарантий надёжности и безопасности работы нового, никогда вместе не работавшего оборудования никто, кроме Кириенко и его подчинённых не даст.

Гарантированный запас ценой в 300 миллионов

И снова о международных дорогостоящих проектах Росатома, о создании «гарантированного запаса» ядерного топлива для иностранных АЭС.

С.КИРИЕНКО: Здесь тоже хочу доложить, Дмитрий Анатольевич, как раз к 1 декабря мы выполнили важнейшее решение Президента Российской Федерации, и в мире создан первый гарантийный запас, находящийся под управлением МАГАТЭ. Это была инициатива России, и мы её полностью реализовали. К 1 декабря склад на Ангарском комбинате в Иркутской области находится под контролем инспекторов МАГАТЭ, он под гарантией МАГАТЭ, и туда мы поместили 120 тонн низкообогащённого урана. Это полная перегрузка двух реакторов большой мощности. Это уникальная новая ситуация в мире. Россия на это потратила более 300 миллионов долларов. Но теперь в распоряжении МАГАТЭ есть такая возможность: если любая страна, которую вдруг по политическим причинам ограничивают в доступе к получению ядерного топлива, обращается к совету управляющих МАГАТЭ, они принимают решение, мы немедленно разбронируем этот запас, он – в их распоряжении. И обеспечивается гарантированная поставка. Для безопасного развития атомной энергетики это важнейшая вещь.

 Странное понимание «безопасности». Похоже, Кириенко совсем забывает про вопросы ядерной и радиационной безопасности, сосредоточившись на вопросах безопасности экономической, причём не для себя, для иностранных ядерных корпораций.

И как раз с экономикой тут не всё понятно. Не ясно, на что именно Россия потратила 300 миллионов долларов. Вот лежат в Ангарске 120 тонн низкообогащённого урана – мёртвым балластом лежат. Какая нам от этого польза? Мы что, теперь всем диктаторским режимам можем предлагать строительство АЭС, мол, санкций не бойтесь, есть «гарантированный запас»?

Ясно, что это ещё один дорогостоящий проект, на который Росатом смог «раскрутить» бюджет страны…

Переходный период продлён

Ну и напоследок – о подтверждении российской традиции, что нет ничего более постоянного, чем временное.

Д.МЕДВЕДЕВ: Сергей Владиленович, в конце прошлого года мною был подписан закон, изменяющий некоторые статусные положения о госкорпорации «Росатом». На мой взгляд, это важный документ, потому что он уточняет некоторые формулировки и, надеюсь, в лучшей степени позволит «Росатому» решать те задачи, которые возложены на госкорпорацию. Как Вы оцениваете его?

С.КИРИЕНКО: Спасибо большое, Дмитрий Анатольевич. Крайне важные для нас поправки в закон. Дело в том, что когда закон о госкорпорации принимался три года назад, многое ещё было по-другому.

22 ноября 2010 года был принят Федеральный закон N 305-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». Одним из приятных для атомщиков нововведений оказалось то, что трехлетний переходный период, который должен был закончиться в декабре прошлого года, продлён ещё на четыре года — до 1 января 2015 года. В пояснительной записке говорится, что установленный Федеральным законом переходный период продлевается «в связи с необходимостью проведения мероприятий, предусмотренных программой реструктуризации ядерного оружейного комплекса».

Напомним, что «переходный период» был установлен в целях «передачи Корпорации имущественных комплексов федеральных государственных унитарных предприятий, а также имущества, закрепленного на праве оперативного управления за федеральными государственными учреждениями, в качестве имущественного взноса Российской Федерации». Видимо, за три года не всё имущество передать успели. Наверное, скоро ещё что-нибудь из госсобственности Росатому отдадут…

Росатом сам себе выдаст разрешения

Ещё одно изменение закона дало ядерной корпорации невиданные полномочия. В соответствии с добавленным в закон пункте 26 статьи 7, Росатом теперь может сам выдавать разрешения на строительство и ввод в эксплуатацию объектов использования атомной энергии, в том числе и АЭС.

Собственно, с разрешениями от лояльного Ростехнадзора у атомщиков и раньше не было, а теперь и вовсе красота – сами разрешаем себе начать строительство АЭС, хранилищ РАО и ОЯТ, даже пунктов подземной закачки радиоактивных отходов, потом сами и в эксплуатацию эти объекты принять можем.

Да, при наличии политической поддержки вполне можно воссоздать советский Минсредмаш… Но соответствует ли это интересам России, и не приведёт ли это к повторению трагедий 1957го, 1986го, 1993го годов?

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com