Яков Бляшко: Потенциал малых рек используется лишь на десятые доли процента.

ingressimage_DSC_0008.jpg Photo: Беллона

По словам Бляшко, потенциал малых рек, сосредоточенный большей частью на Северном Кавказе и Сибири, используется лишь на десятые доли процента. Наиболее эффективно его использование может быть на Северном Кавказе, где для этого есть и социально-экономические условия, и потенциал, и потребность. Также малая гидроэнергетика может эффективно использоваться в Республике Алтай, и в Пермской области, где есть множество водохранилищ, с нужным перепадом высот для сброса воды, и есть уже все условия для развития гидроэнергетики. Но сегодня в России есть только рынок производителей, но не покупателей.

Отметив, что малая гидроэнергетика – наиболее экологически безопасный способ получения гидроэнергии, он описал несколько возможных путей создания малых ГЭС. Во-первых, можно реконструировать старые гидростанции. Во-вторых, можно пристраивать малые ГЭС к существующим водохозяйственным объектам – например, к мелиоративным плотинам, с использованием воды, предназначенной для орошения. При этом поливальные установки используют энергию малых ГЭС. Можно ставить малые ГЭС на водовыпуске водохранилища, как это делается в Башкирии. Яков представил схему размещения малых ГЭС в Республике Алтай, где уже две станции строятся, и разработанную схему для Бурятии. «Мы обследовали реку Баргузин, и предложили построить там 12 малых ГЭС, – сообщил он. – Уже есть инвестор, который подписал соглашение с правительством, и первая станция мощностью в 2 мегаватта уже проектируется. Правительство Бурятии дало инвестору льготный режим – убрало местные налоги и плату за землю, и оно готово установить специальный тариф, который обеспечивает инвестору возврат средств за 7 лет».

Также, по его словам, сейчас планируется 11 малых ГЭС в Кабардино-Балкарии, суммарной мощностью в 25 мегаватт, и составлен план расположения малых ГЭС в Северной Осетии на реке Урух. Первая станция в 6,4 мегаватт уже построена.

Остановившись на проблеме экономических показателей, Бляшко отметил, что себестоимость гидроэнергии должна включать только амортизацию и обслуживание, иначе малая энергетика никогда не сможет конкурировать с другими – например, с гидростанциями, построенными 30-40 лет назад. По его данным, срок окупаемости малых ГЭС составляет 3-5 лет при автономной энергосистеме, и 8-10 лет при централизованной энергосистеме. Между тем, в России государственные компании отказываются даже обсуждать проекты, когда срок окупаемости превышает 7 лет. «Это не государственный подход», – полагает Бляшко. Еще одним недостатком, по его словам, является то, что у нас «всем руководят экономисты и юристы, а не технические специалисты, и думают, что природа тоже будет их слушаться». И они сперва сооружают простые водозаборы на горных реках, а потом удивляются серьезному износу оборудования.

Борис Вишневский