News

Плутониевые “инновации”

Alisa Nikulina

Опубликовано: 08/04/2010

Автор: Владимир Сливяк

Использование МОКС-топлива в России - одна из самых неизвестных и опасных авантюр "Росатома". Об этом и многом другом в докладе "Российская плутониевая программа", представленном экологами.

На днях в Екатеринбурге был представлен доклад “Российская плутониевая программа”, опубликованный группой “Экозащита!” в начале года. В написании доклада принимали участие экологи из Томска, Димитровграда, Екатеринбурга и Москвы. Это первое за последнее десятилетие независимое исследование, посвященное программе использования на
российских АЭС плутониевого топлива, а также тем рискам для
здоровья населения и окружающей среды, которые возникнут при реализации этой программы.

Презентация доклада в екатеринбургском отеле Парк-Инн началась с конфуза. Вместе с экологами место за столом попытался занять представитель “Росатома”, утверждавший, что его пригласили на пресс-конференцию организаторы. Однако получив от экологов решительное “нет”, атомщик занял обычное место в зале. Уже после пресс-конференции “Росатом” все же сказал свое ответное слово – видимо сторонники плутониевой программы настолько опасались, что их никто не будет слушать, что решили использовать для озвучивания своего мнения мероприятие экологов.

Между тем, презентация началась с объяснения контекста плутониевых планов российской атомной промышленности. В соответствие с российско-американскими договоренностями в области разоружения, в реакторах на быстрых нейтронах БН-600 и БН-800 на Белоярской АЭС должно быть “утилизировано” 34 тонны российского оружейного плутония из демонтированных ядерных боеголовок. Этот плутоний планируется  использовать для производства т.н. МОКС-топлива (смешанное оксидное уран-плутониевое топливо). Позднее, уже вне рамок этой программы, плутониевое топливо может быть использовано и на реакторах типа ВВЭР-1200, строительство которых начато в ряде регионов России.

В докладе подробно описываются атомные объекты, связанные с плутониевой программой – Белоярская АЭС (Свердловская обл.), НИИАР (Димитровград), ГХК (Красноярск-26), СХК (Томск-7), произошедшие на них аварии и инциденты, связанные с ними экологические проблемы. Также в докладе уделено внимание вопросам ядерного нераспространения, возникающим в связи с плутониевой программой “Росатома”, и общественному мнению в регионах, затронутых этой  программой.

21 января  российское правительство, не смотря на критику экологических организаций, утвердило выделение 128,3 млрд руб на реализацию федеральной целевой программы (ФЦП) по ядерным технологиям нового поколения на 2010-2015 годы и на перспективу до 2020 года. Основная часть средств предназначена для финансирования объектов плутониевой программы, в том числе быстрых реакторов.

Развитие реакторов на быстрых нейтронах и использование в них плутониевого (МОКС) топлива пропагандируется, как инновационная технология. Однако умалчивается о том, что “инновационный” реактор на быстрых нейтронах БН-800 находится в стадии строительства уже 26-й год. Учитывая, что принципиальное внимание новым системам безопасности уделялось в основном после Черноыбльской аварии 1986 года, БН-800 не может соответствовать современным стандартам безопасности, ведь его проект был разработан еще в 1970х.  Более того, в программе развития атомной энергетики, помимо этого реактора, нет других энергоблоков на быстрых нейтронах, а значит нет утвержденных планов развития этой технологии в ближайшие 20 лет.

Вызывает много вопросов цена БН-800. Единственная официальная оценка, озвученная весьма кстати представителем “Росатома” в Екатеринбурге  – около $4 млрд. По данным экологов, за 25 лет на возведение этого блока уже потрачено свыше $6 млрд. Впереди, по официальным данным, еще как минимум 3 года строительства.

Несколько выдержек из доклада экологов:

“…Внедрение МОКС-топлива на АЭС России неизбежно приведет к тому, что в составе радиоактивных отходов окажутся частицы плутония, которые будут регулярно сбрасываться в окружающую среду, неконтролируемо
распространяться в ней… Плутоний имеет свойство накапливаться в поверхностных слоях почвы. Опасность, которую представляет плутоний, усугубляется тем обстоятельством, что его крайне трудно обнаружить за пределами специально оборудованных лабораторий и в организме человека. Что же касается предельно допустимых норм поступления плутония в организм, то “один грамм оксида реакторного плутония соответствует годовому пределу поступления через органы дыхания для 40 миллионов человек. Предельно допустимое количество плутония, поступающее через органы дыхания, для обычного гражданина равно одной миллиардной грамма (0,000000001 г).

…собранные сведения однозначно свидетельствуют о том, что использование МОКС-топлива в промышленных масштабах на российских АЭС приведет к всплеску аварий и быстрому росту количества плутония, распространяющегося в окружающей среде. Это создаст масштабную угрозу здоровью населения и выведет проблему радиоактивного загрязнения окружающей среды на принципиально новый уровень. Российские государственные службы не готовы к ликвидации плутониевого загрязнения, не имеют обученного персонала и крупных средств для того, чтобы наладить плутониевый мониторинг, что является чрезвычайно дорогой и технически сложной задачей.

Также вызывает серьезную тревогу безопасность транспортировок плутониевого топлива. В последние годы в России регулярно происходят аварии на железных дорогах, а радиоактивные грузы плохо охраняются… Экологические активисты в Санкт-Петербурге неоднократно вплотную приближались к контейнерам с радиоактивными отходами, поступающими из Европы. Учитывая, что в рамках российской плутониевой программы предполагается перевозить на большие расстояния МОКС, имеющий в составе оружейный плутоний, который может быть использован для создания ядерной бомбы – слабая охрана (риск хищений и терактов), а также плохое качество российских железных дорог (риск аварий) вызывают серьезные опасения”.

Интересно, что представитель “Росатома”, захвативший трибуну после того, как ее покинула “Экозащита!”, заявил, что согласен с опасениями экологов “более, чем на половину”.

Журналисты отнесли к этому заявлению с интересом.

PS. В течение апреля доклад будет представлен еще в нескольких городах России. В настоящий момент, он доступен на русском и английском языках для журналистов. В конце месяца доклад появится в свободном доступе для всех желающих.

Еще News

Все news