Декларация G8 должна стать основой для декабрьских переговоров в Копенгагене

ingressimage_MG_24650.jpg Photo: G8Website/ANSA Photo: Alessandro Di Meo

Отдельное обсуждение было посвящено проблеме климата

Этот вопрос обсуждался в расширенном составе. Кроме восьми основных участников в обсуждении приняли участие Австралия, Бразилия, Египет, Индия, Индонезия, Китай, Мексика, Южная Африка и Южная Корея. По итогам переговоров была принята декларация по климату, которую, правда, ещё предстоит обсудить на конференции ООН в декабре этого года.

В своём итоговом «климатическом» документе страны «восьмёрки» договорились, что глобальная средняя температура не должна превысить доиндустриальный уровень на 2 0C. По мнению руководителя федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Александра Бедрицкого, по сравнению с началом прошлого века глобальная температура повысилась примерно на 0,7 0C, но очень сильно росла именно в последнее время. И именно 2 0C, как утверждают некоторые учёные, – максимальный уровень, который не приведёт к катастрофическому изменению – климата.

Для достижения этой цели участники обсуждения договорились снизить выбросы парниковых газов, прежде всего, углекислого газа (СО2). Но о количестве такого снижения разгорелись жаркие дискуссии. В первоначальном документе, предложенном для обсуждения лидеров стран, предлагалось сократить глобальные выбросы на 50% к 2050 году, а развитые страны должны были взять на себя обязательство по сокращению выбросов на 80%. 

Резко против последней цифры выступила Россия

Советник президента РФ Аркадий Дворкович заявил, что для России показатель в 80% недопустим. «Мы экономическим ростом жертвовать не будем ради достижения цели по снижению эмиссии. Экономический рост должен быть эффективным», – аргументировал он свою позицию. Китайская делегация, вслед за Россией, выступила также против, но уже и против 50%-го сокращения. «Китай не связывает себя с декларацией G8 по климату, так как при снижении выброса парниковых газов необходимо учитывать разные подходы в решении этого вопроса для развитых и развивающихся стран», – сообщили в министерстве иностранных дел КНР.

Вопросы возникли также по поводу уровня, по отношению к которому необходимо снижать выбросы. Россия готова взять за основу уровень выбросов 1990-го года. Тогда уровень производства был выше, и выбросов было больше. Затем из-за экономического кризиса производство упало и выбросов стало меньше. К слову, сейчас российская экономика выбрасывает в атмосферу на 34% меньше углекислого газа, чем это было в 1990-ом году. Но связано это, по большей части, с так и не восстановившейся промышленностью, а не с принятием экологических программ. На уровень 1990-го года готовы ориентироваться также страны Евросоюза. Вместе с тем, например, Япония предлагает взять за основу 2005 год, а Канада – 2006. Развивающиеся страны вообще предлагают, чтобы для них ориентиром стал 2020 год, к которому промышленность этих стран должна приблизиться к уровню развитых. 

В итоге никаких конкретных решений так и не было принято. Участники встречи договорились лишь об ограничении повышения глобальной температуры 2 0C. 

Российские специалисты по разному относятся к идее ограничения выбросов углекислого газа

Так, руководитель группы экологии и развития Института Европы РАН Сергей Рогинко считает, что Россия понесет серьезные экономические убытки от реализации положений протокола. «Ограничение на выброс CO2 – это ограничение экономического развития, – считает он. По его словам, страны Евросоюза находятся в более выигрышном положении: «Они почти не добывают сырье, у них промышленность ориентирована на high-tech. У них население уже обеспечено жильем, и им не надо вести масштабное строительство. У них небольшие расстояния, поэтому самолеты и автомобили тратят гораздо меньше топлива». 

У экспертов Беллоны иной взгляд на эту проблему

Именно подписание протокола с ограничением выбросов на 80% могло бы сыграть важную роль в экономическом развитии России, считает директор по развитию Экологического правозащитного центра «Беллона» Елена Кобец. Конечно, при условии разработки новой государственной политики в области энергетики, ориентированной на внедрение экологочески безопасных high tech технологий как при добыче нефти и газа, от которых в ближайшем будущем, к сожалению, невозможно отказаться, так и в развитие возобновляемых источников энергии, не говоря уже об энергоэффективности. По энергоэффективности Россия на десятилетия отстает от других стран членов Большой восьмерки и до сих пор ничего не делается в этом направлении. Отсутствие законодательной базы и политической воли – вот краеугольные камни на пути экономического развития России, где энергетика играет ведущую роль. Не пристало России, с ее научно-технической базой, созданной за последние пятьдесят лет кивать, что у них мол high tech технологии, а у нас каменный век. И тогда не было бы причин обвинять Америку, которая «злонамеренно» переманивает российских ученных, считает эксперт Беллоны.

 


Стоит отметить, что декларация G8 должна стать основой для декабрьских переговоров в Копенгагене по климату и прийти на смену Киотского протокола, действие которого заканчивается в 2012 году. Киотский протокол, принятый в 1997 году, обязывает развитые страны и страны с переходной экономикой сократить или стабилизировать выбросы парниковых газов в 2008-2012 годах по сравнению с 1990 годом. Протокол был ратифицирован 181 страной мира, на которые приходится более 60% выбросов. При этом США, подписавшие протокол, так его и не ратифицировали. Согласно Киотскому протоколу, Евросоюз к 2012 году должен сократить выбросы на 8%, Япония и Канада – на 6%, страны Восточной Европы – на 8%, Россия и Украина взяли обязательства сохранить выбросы на уровне 1990 года, а развивающиеся Индия и Китай на себя никаких обязательств не взяли, отдав предпочтение экономическому росту.

Александр Шуршев