Дефицит по-челябински

ingressimage_6a08b0e3880517042ff67d76b78affc3.jpeg

В редакцию журнала пришло письмо с просьбой помочь остановить планы чиновников. И вот что выяснилось после разговора с Наталией Мироновой и Андреем Талевлиным.

Вопрос: а может и не все так страшно, как вам кажется? Может, власти и правы в своем стремлении развивать атомную энергетику?

Ответ: мы говорим – нет, говорим это снова и снова. Но власть словно оглохла и ослепла. Люди солидарны в мнении, что атомная энергия – одно из трех наихудших изобретений человечества, и потому что это оружие массового уничтожения, и потому что это на миллионы лет загрязненная среда обитания. Мы считаем, что мы вправе отрицать ядерные новостройки, исходя из своего социального опыта и знаний. Для нас это – трагедия Муслюмово, о которой зеленые заставили узнать и заговорить, это трагедия раковых и лейкозных детей. Знание и социальный опыт – два неотъемлемых права каждого человека. В информационную эру их уже нельзя ни извратить, ни отнять, ни навязать.

Вопрос: почему вы говорите не только от собственного имени, но и от имени большинства населения?

Ответ: для этого у нас есть солидные основания. Социологический опрос, проведенный в июле 2006 года в Челябинске, Златоусте, Кусе и Кусинском районе, в Сосновском районе показывает, что за атомную станцию голосуют всего 14-21% опрошенных, при устойчивых 60%—66% отрицательно относящихся к Южно-Уральской атомной станции. Это меньше, чем 76% в 1991 году. Но это говорит о том, что 15 лет неустанного административного давления и полоскания мозгов, особенно у молодежи, зомбировали всего 10% населения. А сколько при этом потрачено средств на прием московских эмиссаров, таких как Грачев, металлург по образованию, и депутат Госдумы по статусу, продавившего в 1999-2000 годах федеральные законы о ввозе в Россию ядерных отходов со всего мира. С этими законами Россия получила счастье стать единственной в мире страной, открытой для неограниченного ввоза зарубежного ядерного топлива, извлеченного из реакторов после его использования. А какие чудеса виртуозности были и продолжают демонстрироваться в «формировании позитивного отношения» к этому небезопасному для здоровья нации международному ядерному сору, умом не постигнуть—только карманом. А сколько потрачено средств на спецмиссии челябинского чиновничества в Москву для обсиживания коридоров власти, ведущих к еще одному финансовому потоку – деньгам на строительство Южно-Уральской!

Референдум, проведенный в 1991 году, однозначно ответил: жители Челябинска не хотят никаких АЭС, так ответили полмиллиона избирателей. Атомная энергетика является неустойчивым путем развития. Она не только не решает проблемы энергетической безопасности, но углубляет их, производя при этом менее 3% энергии в топливно-энергетическом балансе мира. Атомная энергетика увеличивает риск ядерного распространения и постоянно утяжеляет последствия накопления ядерных отходов для будущих поколений. При этом, в мире существуют экономически и экологически предпочтительные альтернативы атомной энергетике.

Вопрос: но, может быть, области катастрофически не хватает электроэнергии, а брать ее неоткуда?

Ответ: это чистая неправда. Нет, и не может быть энергодефицита в Челябинской области, расположенной рядом с энергоизбыточной Тюменью! Все «дефицитные» расчеты похожи на подсчет длины нильского крокодила – от головы до хвоста или от хвоста до головы… Надо эффективно использовать уже имеющиеся ресурсы нашей области, например, Троицкой ГРЭС, а не формировать условия для тех, кто собирается погреть руки на долгострое Южно-Уральской атомной. Чтобы промышленники, которые уже научились считать свои деньги, стали покупать атомную энергию, надо продолжать занижать цену на атомное топливо. Как это сделать? Просто! Сбрасывать отходы в окружающую среду, и игнорировать наносимый при этом вред людям, и природе. И ввозить еще больше радиоактивного мусора. Видимо, 20% голосующих «за» уверены, что они себе чистое местечко и чистые продукты обеспечат—кто-то в бункерах-особняках, а кто-то в экологически чистых странах.

Вадим Гладилов