На священных коров замахнулись?

ingressimage_7_1407_2-3..jpg

Многие СМИ сообщили недавно о том, что 30 марта на заседании правительства ожидается рассмотрение вопроса об упразднении института прикомандирования офицеров и генералов к органам государственной власти. В этот законопроект подверстано и предложение по девоенизации Главной военной прокуратуры (ГВП) и военных судов, где служит около трех тыс. человек. Некоторые СМИ сообщили, что в Управлении информации и общественных связей Минобороны РФ, а также в пресс-службе правительства РФ подтвердили эту новость.

Одна из газет напечатала такое резюме: «Таким образом министр обороны РФ Сергей Иванов намерен нанести сокрушительное поражение главному военному прокурору Александру Савенкову в длящемся целый год конфликте».

Разумеется, трудно поверить в то, что один представитель авторитарного государства искренне желает нанести «сокрушительное поражение» другому представителю того же государства, руководствуясь целесообразностью и собственно государственными интересами, а не банальной подковерной борьбой. Очевидно же, что речь нужно вести об элементарной личной неприязни и личных взаимоотношениях двух генералов. (Иванов, если кто забыл, — генерал-лейтенант КГБ).

Но если даже конфликт лежит в плоскости личностных отношений, то все равно нельзя не признать положительным сам факт рассуждений на тему упразднения органов военной прокуратуры и военных судов. Это — то, о чем многие говорят уже давно. (К примеру, я и мои адвокаты — с конца 1997 года).

Военные прокуратуры и суды буквально погрязли в беззаконии. Всем давно было ясно, что сквозь мантии военных судей и прокуроров явно проглядываются погоны, а, значит, зависимость от военной системы. Всем давно было ясно, что многие представители военной прокуратуры и военных судов — это всего лишь холуи, обслуживающие власть в погонах.

Мои оппоненты говорили: вот ты ратуешь за упразднение военных судов и прокуратур, но ведь в США они есть. Да, но в США есть и военные адвокаты. То есть, система сбалансирована. У нас же даже цивильные адвокаты зачастую беспомощны в судебных процессах. Чего ждать тогда от военных адвокатов, даже если предположить, что они когда-нибудь появились бы.

Да и не уверен я, что суды и прокуратуры в погонах будут упразднены. Не верю! Потому что тогда придется упразднять и другие военные должности и структуры, существующие в армии и на флоте. К примеру, институт военных журналистов, военных медиков, военных спортсменов и военных артистов. Чем все они лучше — или хуже — военных судей и прокуроров? Да ничем! Разве только тем, что вреда от них меньше.

Кстати, о медиках. Вы не обратили внимания на то, что именно погоны на плечах заставили их юлить перед телекамерами в попытках найти хроническое заболевание у рядового Сычева? Дескать, болел парень и раньше. Мол, дедовщина ни при чем. Жалкое это было зрелище. И позорное, если вспомнить, что они — офицеры.

В пользу моего неверия в то, что суды и прокуроры в погонах будут ликвидированы, свидетельствует и такой факт: советник председателя военной коллегии Верховного суда РФ Анатолий Толкаченко заявил, что «соответствующий законопроект находится на согласовании в Верховном суде, но военные суды никто не отменяет». Просто служба в них постепенно будет девоенизирована. Уже принято решение, что с 2007 года военная служба будет ликвидирована в военной коллегии Верховного суда и Главном управлении обеспечения деятельности военных судов судебного департамента при Верховном суде РФ. Однако работники гарнизонных и окружных военных судов (всего 855 военнослужащих) будут носить погоны до 2011 года.

По мнению Анатолия Толкаченко, девоенизация ГВП будет более болезненной, поскольку «военная прокуратура входит в состав Вооруженных сил и ее численность около трех тыс. человек». Он считает, что независимо от нового облика ГВП в государстве останется орган, который будет осуществлять надзор за соблюдением законности в Вооруженных силах.

Конечно, о том, что это будет за орган и какие у него будут полномочия, Толкаченко не сказал.

К слову, главным документом, регламентирующим юридическую работу в войсках, остается «Наставление по правовой работе в Вооруженных силах Российской Федерации», утвержденное министром обороны РФ в 2001 году. Такие же, сомнительные с юридической точки зрения, положения регламентируют работу военных журналистов, медиков, спортсменов… Их давно уже для начала надо было пересмотреть и привести в соответствие с законами. Но — некому. Потому что все военное у нас — либо священно, как корова, либо секретно, как многое из бесполезного.