Дело Пасько возобновится 4 июня

13 сентября 2000 года оправдательный приговор Президиума Верховного суда РФ был воспринят как победа права в России. Однако дело против Григория Пасько, по сути сходное с делом Никитина, показывает, что для создания правового государства в России потребуется еще много времени. 4 июня возобновится судебный процесс по делу Пасько в Тихоокеанском флотском военном суде.


Григорий Пасько – военный журналист, работавший в газете «Боевая Вахта» во Владивостоке. Он был арестован 20 ноября 1997 года. ФСБ обвинила его в государственной измене по статье 275 УК РФ за сбор и передачу японскому телеканалу «NHK» якобы секретных сведений по проблемам обеспечения радиационной безопасности на Тихоокеанском флоте (ТОФ). Организация «Международная Амнистия» объявила Пасько узником совести в феврале 1999 года. В июле 1999 года Тихоокеанский флотский военный суд снял с Пасько обвинения в государственной измене, но признал его виновным в злоупотреблении служебным положением по статье 285 УК РФ, хотя в этом преступлении он никогда не обвинялся. Пасько был приговорен к 3 годам заключения, но был освобожден из-под стражи в зале суда по амнистии, так как уже провел 20 месяцев в следственном изоляторе.


Приговор суда был опротестован военной прокуратурой и обжалован защитой в Верховный суд. Обвинение настаивало на измене родине, а защита — на признании Пасько полностью невиновным. 21 ноября Военная коллегия Верховного суда РФ отменила приговор в отношении Пасько и направила дело обратно во Владивосток на новое рассмотрение в первой судебной инстанции, но с иным составом судей.


«Дело Никитина на Дальнем Востоке»
Два дела имеют очень много общего. Поэтому не будет преувеличением назвать дело Пасько «делом Никитина на Дальнем Востоке». В то время как Никитин обвинялся в разглашении сведений по проблемам радиационной безопасности на Северном флоте, Пасько обвиняется в разглашении подобной информации в отношении Тихоокеанского флота. В обоих случаях сведения касались состояний окружающей среды, и, следовательно, согласно статьи 7 Закона «О государственной тайне» и статьи 42 Конституции РФ, не могут относиться к государственной тайне. Кроме того, сведения, разглашение которых вменяется Пасько, могли быть получены из открытых источников.


Обвинения против Пасько, также как и в деле Никитина, основаны на выводах экспертов Восьмого Управления Генштаба Министерства обороны. В основу заключения легли секретные приказы министра обороны, т.е. неопубликованные нормативные акты. Во время процесса по делу Никитина в декабре 1999 года один из экспертов признался, что законодательные акты, подготовленные не в недрах Министерства обороны, ими не учитывались. Таким образом, все обвинения против Пасько не имеют действующей законодательной базы и нарушают статьи 15 часть 3 и статью 54 Конституции РФ.


Детальный анализ материалов дела не проясняет, в чем же все-таки обвиняется Пасько, и почему его действия считаются преступными. Большая часть из того, что обвинение пытается «доказать», не имеет отношения к обвинению. Поэтому, аналогично делу Никитина, дело не имеет фактической основы.


Более того, дело имеет ряд других нарушений. Обыски в основном производилось лицами, не имевшими на это право. Ряд следственных действий был произведен с грубыми нарушениями. Следовательно, большая часть материалов, полученных обвинением и называемых «доказательствами» (хотя абсолютно невинного характера), добыты незаконно и должны быть удалены из дела, согласно Уголовно-процессуальному кодексу РФ. Некоторые доказательства даже были сфальсифицированы, о чем и указано в отдельном определении Тихоокеанского флотского военного суда от 20 июля 1999 года. Тем не менее, обвинение по-прежнему основано на незаконно полученных и зачастую сфальсифицированных доказательствах.


Последний оправдательный приговор?
Хотя Никитин был полностью оправдан, исход дела Пасько пока неясен. В стране, где закон имеет власть, оправдание Никитина стало бы прецедентом, который бы определил решение по делу Пасько. Однако необходимо больше одного решения для установки прецедента особенно в стране, где традиционно предыдущие судебные решения имеют малое, а порой, и не имеют никакого значения для последующих процессов.


В газете «Сегодня» от 14 сентября 2000 года подчеркивается, что оправдание Никитина не является гарантией развития правового государства России. В статье говорилось, что это было первое и последнее оправдание, поскольку правовая основа оправдательного приговора была развита в период либерального политического климата в России в начале 90-х годов. Однако этот период закончился, и подобный приговоров больше не будет.


Сбудутся ли предсказания уже закрытой газеты ”Сегодня” мы увидим скоро, но многие тенденции развития российского общества указывают на постепенный откат в прошлое. В основном, это сказывается на независимых средствах массовой информации. Поскольку Пасько – журналист, то это можно отнести к одному из проявлений такого давления. Следует также заметить, что многие люди, имеющие отношение к КГБ/ФСБ, получают высокие должности в российском политическом истеблишменте. Вполне возможно, что слишком рано делать пессимистичные выводы о том, что эта тенденция негативно скажется и на независимости судов. Однако решение Верховного суда, отменившее более мягкий приговор по делу Пасько является, отрицательным сигналом.


Новый процесс во Владивостоке должен продлиться, по крайней мере, два месяца. Каким бы не было решение, оно будет обжаловано в Военной коллегии Верховного суда РФ. Поэтому окончательный исход дела, который даже будет иметь еще большое значение для установления права в России, чем дело Никитина, не станет яснее в ближайшем будущем.

Йон Гаусло