News

Почему опасно ввозить в Россию ОЯТ

Опубликовано: 11/12/2000

На 22 декабря в ГосДуме назначено рассмотрение пакета из трех законопроектов по ввозу в Россию иностранного отработавшего ядерного топлива. Мнение известного российского эколога Алексея Яблокова.

Около 3 млн. россиян поддержали вынесение на всенародный референдум вопроса: «Вы за запрет ввоза из других государств на территорию России радиоактивных материалов на хранение, захоронение или переработку?». Экологи были вынуждены обратиться к народу, поскольку наши аргументы против этой инициативы Минатома, таящей угрозу национальной безопасности России, пока так и не были услышаны.

Идея создания международного хранилища ОЯТ принадлежит А. Копсону, главе американского Non-Prolifiration Trust. Такое хранилище сначала предполагалось на заброшенной военной базе в Тихом океане. После официальной поддержки этих планов Минатом России (есть письмо министра Михайлова) Копсон купил этот атолл. Однако Конгресс и Администрация США разрушили эти планы, не дав разрешения на использование территории США для хранения зарубежного ОЯТ.

Планы использования плутония от переработки ОЯТ были разрушены полным провалом попыток наладить устойчивую работу бридеров в США, Великобритании, Франции, Германии и Японии. С другой стороны, оказалось, что топливо на свежем уране стоит много дешевле переработанного.

Утверждения о необходимости выхода России на мировой рынок по переработке ОЯТ – лукавые. Заводы по переработке ОЯТ во Франции и Великобритании будут закрыты, как только будут выполнены долгосрочные контракты. Недавно Германия с большими неустойками прекратила поставку ОЯТ на переработку во Францию. Отказалась от переработки ОЯТ Финляндия. США, Канада, Швеция и не предполагали перерабатывать ОЯТ. Так что нет никакого «мирового рынка» ОЯТ, о котором так часто говорит министр Адамов , и не собираются «приходить другие».

Несомненно, есть желание некоторых стран очистить свою территорию от ОЯТ, с которым неизвестно что делать, а хранить опасно и дорого. Есть не менее пяти стран, готовых заплатить , чтобы навсегда избавиться от ОЯТ. После 40 лет (такой срок фигурирует в проектах) никто не примет от нас обратно ни ОЯТ, ни продуктов его переработки. Поэтому правы экологи, когда говорят о том, что Минатом готов превратить Россию в радиоактивную помойку для других стран. Именно как на потенциальную помойку смотрят на нас такие страны.

Необходимо заметить, что в результате ввоза (и, тем более, – переработки) ОЯТ увеличится радиационная нагрузка на территорию России (и без того создающая угрозу национальной безопасности).

ОЯТ, взятое на хранение, станет «энергетическим ресурсом» только в том случае, если потребуется его переработка для получения обогащенного урана и плутония. Но зачем России нужен дорогой обогащенный уран и, тем более, плутоний? Известно, что имеющиеся объемы оружейного урана и плутония могут обеспечить на десятилетия топливом все российские АЭС. А масштабное ядерное разоружение еще более умножит запасы делящихся материалов.

Говоря о необходимости переработки зарубежного ОЯТ, атомщики «забывают» напомнить , что такая переработка может понадобиться только в том случае, если в ближайшие десятилетия будут построены десятки новых АЭС. Стоимость строительства новой АЭС составляет не менее 2 млрд. долларов. Известно, что Минатом предполагает построить 29 новых АЭС до 2030 года. Для этого потребуется не менее 58 млрд. долларов. 20 млрд. долларов, которые Минатом мечтает получить за прием зарубежного ОЯТ, даст ему возможность начать строительство хотя бы нескольких новых АЭС.

Но, какие энергетики (кроме самих атомщиков) сказали, что России нужны новые АЭС? Поверить тому, что развитие атомной энергетики спасет мир от изменения климата, могут только очень несведущие люди. Во всех регионах, где намечаются новые АЭС, есть значительные ресурсы ископаемого топлива. Их хватит на многие десятилетия. Есть недостаточно используемые возобновляемые источники энергии. Энергосбережение может дать России втрое больше энергии, чем дают все АЭС. То, что электроэнергии в стране достаточно, подтверждает и министр Е. Адамов, говоря об экспорте атомного электричества, как одном из стратегических направлений развития российской атомной энергетики. Однако, концепция экспорта атомного электричества (чистую энергию соседям, деньги Минатому, а радиоактивное загрязнение – многим будущим поколениям россиян) никогда не будет принята обществом.

Второй вопрос, связанный с переработкой ОЯТ: куда девать образующиеся радиоактивные отходы (от тонны ОЯТ – несколько тысяч кубометров твердых и жидких РАО, плюс сотни кубометров газообразных). Раньше Селлафилд и Ля Аг сбрасывали свои отходы в Атлантику (используя лазейки в международном регулировании), а в СССР эта проблема была секретной. Мало иметь «освоенные технологии обращения с облученным ядерным топливом», надо, чтобы эти технологии были безопасными. Таких безопасных технологий нет ни у нас, ни в других странах. Против продолжения радиоактивного загрязнения Северной Атлантики Великобританией и Францией выступают все большее число западных стран. Проблема самого радиоактивного места на планете – озера Карачай на территории «МАЯКа», – широко известна. Однако менее известно, что при переработке ОЯТ на «МАЯКе» (единственном месте в России, где такая переработка налажена) радиоактивные отходы продолжают поступать в Карачай! Российский Минатом, пытаясь уйти от критики экологов с 1995 г. Снова засекретил материалы по геологическому строению и поведению радионуклидов, закаченных в недра, но это лишь усугубляет нашу критику.

Не вызывают доверия заявления, что, полученные в результате приема на хранение зарубежного ОЯТ деньги, помогут решить экологические проблемы радиационно-загрязненных территорий. Экологи третий год просят Минатом представить хоть какие то планы. Однако атомщики предлагают только: строительство новой АЭС на Южном Урале! А в проекте закона «О специальных экологических программах реабилитации радиационно-загрязненных регионов» под флагом экологии предполагается осуществлять «демонтаж и утилизацию выведенных из эксплуатации радиационно-опасных объектов», на что средства должны идти из совершенно других источников.

Эти, как и целый ряд других аргументов, остающихся за жесткими рамками статьи, заставляет экологов категорически возражать и против изменения ст. 50 Закона «Об охране окружающей среды» (запрещающий ввоз на хранение и захоронение радиоактивных материалов из других стран), и против проекта закона о применения понятия «лизинга» к ТВЭЛам (лизинг ТВЭЛов это все равно, что лизинг колбасы), и против проекта закона, искажающего существо экологических программ.

Член-корреспондент РАН
А.В.Яблоков
9 декабря 2000