«Стабильная отрасль»

Oil Rig Drilling Drill Sea Credit: «Беллона»

Лидеры ископаемого

В беседе с президентом в первую очередь министр энергетики поднял вопрос об энергобезопасности внутреннего рынка. Ее залог – обеспеченность энергоресурсами – электроэнергией, газом, нефтепродуктами.

По словам главы энергетического ведомства, «несмотря на сложные внешние вызовы, незаконные санкции, сложности с финансированием, в 2017 г. был рост инвестиций. Общий объем инвестиций составил 3,5 трлн руб. во все отрасли топливно-энергетического комплекса (ТЭК), что почти на 10% больше, чем в предыдущие годы».

«Отрасли ТЭК уверенно держат лидирующее положение на мировых рынках. РФ является страной №1 в мире по добыче нефти, по экспорту газа. Второе место занимает по добыче газа и третье – по экспорту угля. То есть Россия играет очень важную роль с точки зрения поставок энергоресурсов и обеспечения энергобезопасности, баланса спроса и предложения на всех рынках».

Россия действительно долгие годы продолжает оставаться одним из крупнейших мировых поставщиков топлива. Однако это положение с каждым годом становится все более шатким: сложилась устойчивая мировая тенденция – девистиции с ископаемого топлива на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). Большинство стран мира, ранее рассчитывавших на импортную энергию, ищут устойчивости, создавая собственную локальную энергетику на основе возобновляемых источников.

Нефти меньше, газа больше

Самым большим достижением российской энергетики Александр Новак считает очень высокий объем добычи газа: по его словам, в 2017 г. было добыто 691 млрд м3 . Это – самый лучший показатель за последние 17 лет. Также прошедший год стал рекордным для страны по показателям экспорта «голубого топлива» – 224 млрд м3 газа было экспортировано в 2017-м по различным направлениям.

Нефтяная отрасль России в прошедшем году не показала таких успехов, как газовая: объемы добычи нефти составили 546,8 млн т. Это меньше, чем в 2016 г. По словам министра энергетики, снижение, в первую очередь, связано с исполнением Венского соглашения между странами ОПЕК в целях балансировки рынка и стабилизации положения на мировых рынках. Но при этом, по мнению Александра Новака, соглашение сыграло позитивную роль не только в балансировке рынка, но и в дополнительных поступлениях валютной выручки в РФ.

Оказалось, что, несмотря на снижение добычи и экспорта, по итогам 2017 г. в результате более высоких цен валютные поступления были выше почти на $11 за баррель в среднем, а бюджет РФ получил дополнительно порядка 1,2 трлн рублей, компании получили около 500 млрд руб. Общая экспортная выручка была выше примерно на $31 млрд именно по нефти и по газу. «Это позитивно повлияло в том числе и на инвестиционные программы, на стабилизацию положения наших компаний и бюджетную составляющую, – добавил министр.

«В 2017 году было введено в эксплуатацию 55 нефтяных месторождений. Что говорит о том, что нефтегаз РФ продолжает развиваться», – рассказал Новак.

Правда, глава энергетического ведомства не уточнил, что запасы нефти в стране остались главным образом труднодоступные. Как следует из Стратегии развития минерально-сырьевой базы Российской Федерации до 2030 года, подготовленной Роснедрами, «классических» запасов с низкой себестоимостью добычи, осталось в России максимум на 20 лет, а две трети месторождений содержат значительно более дорогую, трудноизвлекаемую нефть.

«При нынешнем состоянии минерально-сырьевой базы без вовлечения в отработку трудноизвлекаемых запасов нефти, удержать достигнутый уровень добычи в период после 2020 г. будет практически невозможно, поэтому нефть относится к числу недостаточно обеспеченных запасов полезных ископаемых», – говорится в документе.

Нечистый уголь

Министр энергетики поделился с президентом еще одним достижением: общий объем добычи угля составил 409 млн т/год. Это – рекордный уровень в РФ за все годы. На такие показатели Минэнерго планировало выйти к 2020 г.

«Российский уголь является конкурентоспособным, растет импорт, – говорит Новак. – Те новые маршруты, которые сегодня открылись, особенно – Азиатско-Тихоокеанский регион, позволяют России конкурировать и поставлять уголь в Южную Корею. Увеличились объемы поставок в Японию, решены проблемы с поставками угля в Китай, связанные с технологическими проверками».

Однако многие энергетические экспертные организации, в том числе Международное энергетическое агентство (МЭА), отмечаю другую тенденцию: рекордное падение потребления угля. Высказывается предположение, что пик его потребления в Китае (главном потребителе этого вида топлива) пройден еще в 2013 году, и возврата не предвидится. Потребление угля, по расчетам экспертов, должно сократиться в два раза по сравнению с нынешним уровнем.

С 2015 года (когда было принято Парижское соглашение) глобальная ситуация на мировом энергетическом рынке меняется не в пользу угля. Идет процесс приостановки или отказа от финансирования немалого числа угольных проектов, причем в главных странах-потребителях и импортерах угля: Китае, Индии, Индонезии, Вьетнаме и др.

Освоение этими странами «чистого» угля фактически остановилось. Примеры «чистых» станций в Японии, Германии или США показывают, что эксплуатировать их дорого. Начальные капитальные затраты возрастают на 100-300 млн USD/ГВт, а эксплуатационные расходы увеличиваются на 2-3 цента USD за кВт*час. Такое удорожание неприемлемо как для развивающихся стран Азии, так и для ряда других государств, в частности, США и России. В этих условиях сокращение российского экспорта энергетического угля становится неизбежным, особенно во второй половине 2020-х годов (это очень серьезная проблема, так как экспорт составляет примерно 40% от всего объема производства).

Возобновляемая энергетика: новые компетенции

Рассказал министр энергетики России и о новых энергетических объектах. «В электроэнергетике было введено 3,9 ГВт мощностей в 2017 г, была запущена Якутская ГРЭС-2», – отметил он.

Из национальной энергетики планируется вывести большое количество устаревших мощностей атомных и тепловых электростанций – объем может составить к 2035 году 66,1 млн кВт.

Также Александр Новак отметил успехи в развитии возобновляемых источников энергии (ВИЭ). Он рассказал, что продолжается программа по строительству и вложению инвестиций в возобновляемые источники энергии. Если за три предыдущих года до 2017 г. было введено всего 130 мВт, то только в 2017 г. эта цифра составила 135 МВт. Важно, что появилась первая ветровая станция в Ульяновской области мощностью 35 мВт. Это, по словам главы энергетического ведомства, начало большой программы по строительству ветроэлектростанций (ВЭС).

«В эту отрасль пришли такие крупные инвесторы, как «Росатом», «Фортум», «Энел». Программа строительства объектов ВИЭ в первую очередь направлена на создание компетенций в РФ по производству соответствующего оборудования», – добавил Новак.

Подробно остановился министр на новых требованиях к строительству объектов ВИЭ – правительство определило уровень их локализации не менее 65% – именно такой должна быть доля отечественного оборудования. Министр пояснил, что создаются условия для выполнения требований – «В Новочебоксарске открыт совершенно новый завод по производству солнечных панелей по российским технологиям, которые были изобретены академиками Российской академии наук. Эти технологии входят в тройку мировых технологий по коэффициенту полезного действия и в целом по эффективности. Первая станция на Алтае уже была введена со 100%-ой локализацией из российских составляющих».

Не была упомянута в разговоре с президентом недавно принятая Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики, согласно которой развивать ВИЭ в России приходится в буквальном смысле с нуля – «установленная мощность электростанций зоны централизованного электроснабжения России на начало 2016 года составила 243,2 млн кВт, из них на электростанциях, функционирующих на базе возобновляемых источников энергии, – 0,4% (9 млн кВт)». Выработка энергии объектами возобновляемой энергетики за тот же период составила только 0,2% общего производства.

Результаты конкурсного отбора объектов ВИЭ для государственной поддержки конечно можно назвать рекордными за всю историю развития «зеленой» энергетики России – 2280,86 МВт. Однако если учесть, что объемы эти запланированы на пять ближайших лет, то выходит чуть больше 400 МВт в год. По мировым меркам это очень скромный показатель, больше подходящий для маленьких экономик.

Об эффективности и госрегулировании

Помимо этого президент и министр энергетики поговорили об энергоэффективности и госрегулировании. «В электроэнергетике продолжается системная работа, направленная на повышение эффективности отрасли, консолидируется большое количество территориальных сетевых организаций», – доложил Александр Новак.

По его словам, сокращение потерь в 2017 г. составило примерно 2%, за последние 5 лет – 10%. «Продолжается работа над показателями аварийности в рамках прохождения осенне-зимнего периода. В генерации снижена аварийность только по 2017 г. на 3,5%, а в сетевом комплексе – почти на 5,3%».

«Основные показатели, которыми можно оперировать, – это уровень собираемости платежей. На сегодняшний день этот показатель составляет 99,2%. Все финансовые показатели отслеживаются, происходит полный мониторинг», – сообщил Новак.

Действительно, энергоэффективностью и регулированием на государственном уровне занимаются давно, но поставленных целей достичь пока не удается. По мнению экспертов, главная причина недостаточной результативности программ по повышению энергоэффективности в том, что топливные отрасли из вспомогательных, обеспечивающих экономику, давно превратились в главные. И за последние годы основная масса энергогенерирующих предприятий взята под полный контроль топливодобывающими компаниями. Фактически, устанавливается монополия, берущая начало от газовой скважины или угольного забоя и заканчивающаяся на вводе в любой объект энергоснабжения, включая многоквартирные жилые дома, считают эксперты.

Добившись в сфере ЖКХ права принимать платежи за энергоснабжение непосредственно от жителей, топливная отрасль в лице подконтрольных им энергоснабжающих компаний теперь имеет возможность получать финансовые средства за услуги, которые фактически не оказываются. Получается, что энергосбережение, повышение энергоэффективности экономики в целом противоречит интересам топливодобывающих компаний, так как ведет к сокращению объемов потребления топлива на внутреннем рынке сбыта. Нужны крупные структурные преобразования в экономике, после которых можно будет определиться с полномочиями и механизмами координации.

Мы сильные, но есть куда стремиться

Энергетически Россия – сильная держава. Такого богатого природными ресурсами государства, пожалуй, больше в мире нет. Природные ресурсы это – источник пополнения государственной казны. По данным Центробанка, экспорт нефти обеспечивает 26% валютных доходов экономики России. Еще 16% приходится на нефтепродукты, 12% – на природный газ.

Повышение цен на нефть, обусловленное соглашениями организации стран-импортеров нефти (ОПЕК) о сокращении добычи, конечно, временно держит ситуацию, но при этом только стимулирует рост мировых инвестиций в научные разработки, направленные на удешевление возобновляемой энергетики, и в ближайшей перспективе неизбежно снизит спрос на углеводородную энергетику. Возобновить объемы продажи нефти после этого будет невозможно, поскольку рынок энергии займут ВИЭ.

Важно учесть еще и то, что, если добыча углеводородов требовала больших финансовых вложений и была монополией фирм с многомиллиардными капиталами, то возобновляемая энергетика в последние годы становится доступной для среднего и даже малого бизнеса. Энергетика из монопольной превращается в высококонкурентную отрасль экономики, где предметом конкуренции является само удешевление энергии как таковой. Кроме этого, обесценивание углеводородов существенно снизит финансовые возможности для обеспечения агрессивных действий стран их экспортирующих.

Неизбежность изменений в энергетике обусловлена еще и тем, что строительство новых единиц мощностей в атомной или угольно-газовой энергетике сегодня обходится в 4-5 раз дороже, чем в возобновляемой. Поэтому страны ОПЕК, в том числе Саудовская Аравия, уже активно вкладываются в возобновляемую энергетику.

Основная тенденция последних лет в мировой энергетической отрасли, по мнению исследователей, – еще более стремительный переход к децентрализованным и интеллектуальным энергетическим системам, снижение себестоимости ВИЭ.

И солнечная, и ветро- генерация дешевеют гораздо быстрее, чем ожидалось. Во многих странах возобновляемая энергетика стала серьезным коммерческим конкурентом для традиционной. В Китае ценовой «паритет» угольной и солнечной генерации ожидается уже в 2021 году. Многие страны за последние годы кардинально изменили свои планы по внедрению новых технологий, энергоэффективности, использованию ВИЭ, чистоте воздуха и т.п. Необходимость преобразований давно назрела и в России.

Ольга Подосенова