Полигон «Красный Бор»: горячая точка раскалена до предела

Krasniy Bor landfill water Полигон «Красный Бор». Уровень воды в обводном канале перед шандорой критичен. Credit: Виктор Терешкин

Позиция российской делегации – нужно время для того, чтобы квалифицированно оценить ситуацию. Вечером этого же дня на полигоне произошло ЧП: сотни тонн воды с токсичными отходами промыли две дамбы и ушли в водотоки, ведущие в Неву.

«За двадцать лет на полигоне практически ничего не сделано»

Леонид Коровин – гендиректор общественной организации «Экология и бизнес». Это региональная исполнительная организация-оператор по реализации программ, проектов и решений ХЕЛКОМ.

– Заседание ХЕЛКОМ, – пояснил Коровин, – это ежегодная сессия, в принципе, высший политический уровень деятельности этой комиссии. Есть рабочие группы по тем или иным направлениям, и есть итоговое годовое заседание, где подводятся результаты работы ХЕЛКОМ за год. Принимаются документы, и спектр вопросов очень большой. Основное – это принятие рекомендаций, подготовка министерских сессий ХЕЛКОМ. Есть в повестке дня ХЕЛКОМа раздел «другие дела», где воспринимается различная информация. Вопрос «Красного Бора» – это один из многих вопросов в повестке комиссии. И представлен он был Гринпис России незадолго до заседания. А по регламенту ХЕЛКОМ документы, которые должны рассматриваться, представляются обычно за месяц до заседания. Чтобы была возможность подготовиться, изучить вопрос и уже потом на него отвечать. Поэтому позиция российской делегации была такая – на сегодня недостаточно времени для того, чтобы квалифицированно оценить эту ситуацию. Мы попросили время для того, чтобы подготовить подробный ответ на запрос Гринпис. На заседании была озвучена тревожная информация Гринпис по «Красному Бору». Беспокойство, связанное с ситуацией на полигоне, также выразили Эстония, Финляндия и Швеция. И попросили Россию принять необходимые меры для решения этого вопроса. Мы проинформировали о тех совещаниях, которые провели губернаторы города и области. О разработанном плане мероприятий по обследованию полигона и техническим решениям. И предложили – Россия подготовит более подробный, полнокровный отчет по завершению этих мероприятий в конце марта – в начале апреля. ХЕЛКОМ попросила представить подробную информацию на заседании группы ПРЕШЕ [HELCOM PRESSURE, pressure – давление, англ.] – это группа ХЕЛКОМ по снижению нагрузок загрязнений, поступающих с водосборного бассейна Балтийского моря. Заседание состоится в середине апреля в Швеции.

IMG_8103 Леонид Коровин, гендиректор общественной организации «Экология и бизнес»: «За двадцать лет на полигоне практически ничего не сделано». Credit: Виктор Терешкин

– Ваш личный взгляд, как специалиста, горожанина на проблему полигона.

– Это безобразие, что больше чем за двадцать лет на полигоне практически ничего не сделано. Ведь полигон признан ХЕЛКОМ 23-ей горячей точкой еще в 1992 году. И так ею и остался. Ситуация только ухудшается. Во всех странах Балтийского региона идет активное исключение горячих точек. Они должны были исчезнуть в 2012 году. Россия не выполнила этого обязательства. Это не делает чести нашей стране. Страдает имидж России.

«Нам говорили – вы правильно делаете, что бьете тревогу»

– Как родилась идея обратиться в ХЕЛКОМ, – спросил я Нину Лесихину, координатора проекта Токсическая программа Гринпис России.

– Мы осознали, что ситуация на полигоне критическая в декабре прошлого года, – рассказала она. – Помните, какие шли дожди? Открытые карты, содержащие коктейль токсичных веществ, переполнялись водой. Поднялся уровень стоков в обводном канале. Об этом заявлял директор полигона Виктор Колядов. И мы поняли, что нужно выйти на международное сообщество. Чтобы призвать, прежде всего, правительства Балтийского региона решить эту проблему. Одолеть ее своими внутренними силами не получается. Наш городской Комитет по природным ресурсам не очень компетентен. Да и нет у его руководителей особого желания проблему решать. А губернатор Полтавченко по-прежнему игнорировал наше обращение о ситуации на полигоне. Поэтому мы и решили обратиться в ХЕЛКОМ. Направили несколько писем. Но эта Комиссия – структура очень бюрократическая, там невозможно принять участие во встрече, заявить какую-то тему, если ты не являешься членом официальной делегации. Либо зарегистрированным наблюдателем. Тогда мы попросили помощи у коллег из коалиции «Чистая Балтика», они являются официальным наблюдателем в ХЕЛКОМ. «Чистая Балтика» и обратилась в адрес Комиссии от имени Гринпис. И эту информацию о критической ситуации на полигоне они стали рассылать по СМИ и НКО прибалтийского региона. Тогда же мы направили письма в консульства Финляндии, Эстонии и Швеции в Петербурге и Москве. Переговорили с коллегами в консульствах, и они также помогли тому, чтобы ситуация приняла международный характер. И уже их министерства, представители их официальных делегаций в ХЕЛКОМе направили туда информацию. И отослали запросы в Россию с просьбой о предоставлении сведений о ситуации. А еще мы еще обратились к нашим коллегам в офисах Гринпис в Финляндии, Швеции, Германии, Польши. Просили – направьте информацию о ситуации в адрес своих министерств, отправьте главам официальных делегаций ХЕЛКОМ. И в результате ХЕЛКОМ в последний момент все же включила эту проблему в повестку сессии.

Nina Lesikhina Нина Лесихина, координатор проекта Токсическая программа Гринпис России: «Нам говорили – правильно делаете, что бьете тревогу».

– Что же произошло в тот знаковый день – 10 марта?

– Проблему «Красного Бора» обсуждали около 18 часов вечера по московскому времени. Коллеги из коалиции «Чистая Балтика» мне передали, что официальная российская делегация малочисленна, впервые никого не было из Министерства природных ресурсов. Хотя главой официальной делегации должен быть представитель именно этого министерства. В итоге были только Леонид Коровин и Наталья Кутаева из Минтранса. И больше не было ни одного представителя. И вот в 18 часов представитель российской делегации Коровин заявил, что на полигоне все хорошо. Все под контролем, что никакой катастрофы нет, никакой угрозы нет, мы все сделали, все обезопасили. И ровно через четыре с небольшим часа случился прорыв дамбы. В пятницу, 11 марта мы вместе с коллегами из Гринпис Финляндии организовали акцию прямо у здания, где проходило заседание. Растянули баннер с призывом к ХЕЛКОМ начать немедленно действовать в «Красном Бору» для разрешения ситуации. Мы стояли у входа, когда все делегаты шли на заседание, к нам подходили представители официальных делегаций и полностью разделяли наши опасения. Говорили – мы постараемся приложить максимум усилий, мы понимаем, какие это риски для Балтийского региона, вы правильно делаете, что бьете тревогу. В итоге в протоколе сессии была зафиксирована позиция Гринпис, показывающая все риски, опасности и возможности катастрофы на полигоне. Кроме того была зафиксирована просьба к России предоставить всю информацию о том, что сделано, и что будет сделано к встрече экспертной группы ХЕЛКОМ, которая состоится в апреле. А также было зафиксировано предложение эстонской стороны поделиться своим опытом в обращении с такими объектами и опасными отходами.

Krasniy bor Промыв в основании второй дамбы. Credit: Виктор Терешкин

Наша справка

Из отчета по проекту BASE, ХЕЛКОМ «Подготовка отчета по горячим точкам, включая проведение опроса по ним», «Подготовка материалов по оценке текущего состояния дел с российскими горячими точками Программы JCP в соответствии с решением Министерской встречи ХЕЛКОМ (Москва, май 2010г.) для отчета Секретариата на Министерской встрече в 2013 году»:

«Предприятие оказывает значительное негативное воздействие на окружающую среду, т.к. продолжает использовать устаревшие технологии обращения с токсичными отходами. Сравнительный анализ состояния горячей точки за истекший период, показывает, что, несмотря на сокращение объемов приема отходов, закрытие отдельных карт, уровень негативного воздействия продолжает повышаться. Особую озабоченность вызывают учащающиеся чрезвычайные ситуации на объекте. Обеспечить безопасную эксплуатацию полигона невозможно без строительства запроектированного завода по переработке опасных отходов, который должен был быть запущен ещё в 2005 году. В настоящее время пуск предприятия мощностью 40 000 тонн отходов в год планируется на 2015 год. Финансирование строительство предусмотрено из федерального и регионального бюджетов».

Виктор Терешкин