Проблемы водоочистки и состояния трансграничных водоемов

14434584680_69e657bf72_b[1] Credit: Pieter van Marion

Статья подготовлена специально для 59 номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и право».

Жертва социалистической экологической политики

Так называют Эльбу в вышедшей в 2013 году книге «Управление трансграничными водными ресурсами». В недалеком прошлом эта третья по величине река Западной Европы, на берегах которой проживает 60,9% населения Чехии и 24,6% населения Германии, использовалась в качестве канализационной трубы для сброса сточных вод. Отсутствие их переработки и очистки привело к крупномасштабному загрязнению реки и ее притоков и существенному разрушению речных экосистем, ограничив возможности питьевого водоснабжения и мелиорации в бассейне Эльбы.

К 1990 году негативное экологическое состояние бассейна Эльбы определялось, в первую очередь, гидроморфологическими изменениями водотоков и значительным загрязнением воды органическими соединениями, токсичными веществами и тяжелыми металлами. Река подверглась интенсивным, необратимым модификациям при строительстве различных сооружений: плотин, шлюзов, дамб, электростанций, а также другим изменениям для целей судоходства и питьевого водоснабжения, в результате чего была нарушена ее целостность как естественной среды обитания. На Эльбе и 40 ее притоках, которые являются надрегиональными экологическими коридорами – путями транзита мигрирующих животных – общей протяженностью 3650 км, установлено около 530 поперечных барьеров, которые в настоящее время непреодолимы ни для рыбы, ни для других водных организмов, говорится в вышедшей в 2011 году «Второй оценке трансграничных рек, озер и подземных вод» Конвенции по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер Европейской экономической комиссии (ЕЭК) ООН.

Источники загрязнения на всей протяженности реки – сельское хозяйство, промышленные и бытовые стоки. На долю сельского хозяйства, которое использует 55% водосборной площади Эльбы, приходится основная часть диффузного – или рассредоточенного – загрязнения воды биогенными веществами (то есть органическими веществами, образованными в результате жизнедеятельности живых организмов) и химикатами (фосфаты, нитраты, сульфаты, пестициды). Это загрязнение привело к эвтрофикации – переизбытку питательных веществ в реке, включая некоторые расположенные на ней водохранилища. Помимо общего загрязнения присутствует и точечное; его источниками являются населенные пункты и объекты химической, фармацевтической, целлюлозно-бумажной промышленности, угольные шахты, которые в течение долгого времени при отсутствии должной очистки стоков снижали содержание кислорода в воде, термически и химически загрязняли реку, засоляя и окисляя ее.

В частности, в результате открытой добычи бурого угля, которая велась в течение ста лет в районе рек Хавель и Шпре в бассейне Эльбы, снизился уровень подземных вод, и, когда после объединения Германии разработки были прекращены, вода, заполняя бывшие шахты, подверглась окислению. Это, как отметило в 2002 году исследование «Немецкой программы по глобальным изменениям в гидрологическом цикле», привело к снижению качества воды и нехватке водоснабжения в густонаселенном муниципальном округе Берлин-Бранденбург, и так отличающемся скудными ресурсами питьевой воды.

Из мертвой воды в живую: реабилитация реки

В 1990 году правительства стран, расположенных в бассейне Эльбы, – Германии, Чехии, Австрии и Польши, договорились о создании Международной комиссии по охране Эльбы (Internationale Kommission zum Schutz der Elbe), работа которой разделилась по пяти направлениям: разработка плана действий, мониторинг качества воды, защита биотопов (участков обитания определенных видов флоры и фауны), система аварийного реагирования, гидрология. По результатам проведенного в 1991 году анализа состояния очистных сооружений бытовых и промышленных стоков министрами экологии Германии и Чехии, а также представителем Евросоюза был подписан «План действий по улучшению качества воды на 1992-1995 годы», предусматривавший срочное строительство и достройку очистных сооружений. Позднее, в период 1999 и 2000 годов, как указывает со ссылкой на данные комиссии выпущенное в 2002 году исследование о статусе десяти европейских трансграничных рек Международного центра оценки водных ресурсов (International Water Assessment Center, IWAC), было построено или модернизировано 239 муниципальных очистных сооружений (61 в Чехии, 177 в Германии и одно в Австрии). Внедрение биологической очистки воды, технологий удаления из нее нитратов и фосфатов способствовало значительному улучшению качества воды.

С 1991 года начал также действовать единый «Международный план оповещения по Эльбе», позволяющий передавать информацию о месте, времени и степени аварийного загрязнения водных ресурсов в бассейне реки. На основе наблюдений и оценок аварий в 1993-2004 годах комиссия по защите Эльбы подготовила рекомендации по предотвращению аварий, повышению безопасности и смягчению последствий аварийных утечек нефтепродуктов и химикатов. Эти рекомендации были включены в нормативно-правовую базу Чехии и Германии.

А еще с 1990 года действует международная сеть мониторинга Эльбы и ее притоков с целью сбора и анализа данных по 94 физическим, химическим, биологическим и гигиеническим загрязнителям. Начиная с того же времени, согласно «Первой оценке состояния трансграничных рек, озер и подземных вод» ЕЭК ООН от 2007 года, благодаря сокращению промышленного производства, а также строительству новых и реконструкции старых муниципальных или промышленных установок по очистке сточных вод уровень загрязнения реки органическими веществами и тяжелыми металлами стал снижаться. Так, с 1989 по 2004 год содержание ртутных соединений в Эльбе сократилось на 92%, органических соединений хлора – на 87-99%, азота – на 46%, фосфора – на 66%.

В результате улучшения качества воды повышается и биоразнообразие Эльбы, где к середине 1980-х годов исчезла половина обитавших там представителей макрофауны – то есть животных видов (моллюсков, рыб, птиц) с величиной тела, превышающей 10 мм. Еще раньше, в середине XX века, низкое качество воды и перегороженность реки и ее притоков плотинами привели к полному исчезновению атлантического лосося. И теперь программа Elbelachs 2000, финансируемая правительством федеральной земли Саксония, направлена на восстановление жизнеспособной популяции лосося в бассейне Эльбы, бывшей когда-то вторым источником этой рыбы в Германии и первым – в Чехии.

В 1995 году в приток Эльбы Поленц были выпущены первые мальки родом из Швеции и Ирландии, а в 2000-м впервые удалось получить икру возвратившихся из Атлантического океана на нерест в Эльбу взрослых особей. Сейчас лососевые вновь способны к воспроизводству в речной системе, восстановлены некоторые нерестилища. Впрочем, авторы опубликованного в июле 2014 года немецкого исследования сообщают «грустные новости: вся популяция атлантического лосося безвозвратно утеряна и генетически прекратила существование примерно с 1950 года». Исследователи настроены оптимистично, но утверждают, что коммерческая ловля лосося на Эльбе в обозримом будущем невозможна: многочисленные гидрологические сооружения на реке и ее притоках пока остаются непроходимыми для рыбы, а низкий уровень содержания кислорода в водотоках летом делает их не самой благоприятной средой для возвращающихся из Атлантики лососей.

Но начатое четверть века назад трансграничное сотрудничество по спасению реки продолжается. Совместный план управления международным бассейном реки Эльбы, принятый правительствами Чехии и Германии в 2009 году, предусматривает восстановление проходимости миграционных путей, улучшение качества естественных сред обитания, сокращение к 2027 году загрязненности азотом и фосфором на 24%. Последнего планируется достичь за счет сокращения применения химических удобрений в сельском хозяйстве, создания защитных прибрежных зон, а также модернизации и повышения эффективности муниципальных очистных сооружений и подключения к ним еще не подключенных районов. Планируется также разработка концепции управления донными отложениями, в которых хранится основной запас загрязняющих веществ, попавших в реку за прошедшие десятилетия, и реабилитация старых загрязненных территорий.

Гамбург: есть чему поучиться

В нижнем течении Эльбы, между Северным и Балтийским морями, стоит Вольный и Ганзейский город Гамбург – город, со времени договора которого с Любеком, в соседней земле Шлезвиг-Гольштейн, в XIII веке отсчитывается история Ганзейского союза, объединившего на несколько веков вперед торговые города Германии, а также, среди прочих, нынешний Калининград и города современных Скандинавии, Нидерландов, Польши, Прибалтики. Учитывая бурную торговлю в Балтийском и Северном морях, Эльба была испокон веков чрезвычайно важна для Гамбурга.

Гамбург – второй по величине европейский порт и первый город континентальной Европы, в котором в 1842 году была создана централизованная система водоснабжения и утилизации сточных вод по примеру британской канализации. Преемником этой системы является группа компаний Hamburg Wasser, которая утверждает, что на сегодняшний день стоки ее очистных сооружений – «один из самых чистых «притоков» Эльбы».

Предприятие обслуживает Гамбург и около 30 прилегающих к нему населенных пунктов общим населением почти 2 млн человек. Очистка сточных вод осуществляется двумя станциями общей производительностью 500 тыс. кубометров в сутки, на которых внедрена запатентованная компанией устойчивая концепция управления сточными водами под названием Hamburg Water Cycle. Она обеспечивает замкнутый цикл переработки сточных вод, который подразумевает удаление, а затем утилизацию взвешенных и биогенных веществ, а также вредных для окружающей среды субстанций путем производства возобновляемой энергии. Ливневая канализация, сливы из туалетов и стоки из кухни и ванной обрабатываются отдельно, не смешиваясь. Высокая концентрация органических веществ в туалетных стоках делает их идеальным материалом для производства удобрений или биогаза. А стоки из кухонь и ванных могут использоваться как техническая вода – например, для промышленных нужд или отопления – или вернуться в окружающую среду после очистки. Получающийся в процессе очистки осадок находит свое применение: после обезвоживания и сушки он сжигается для производства энергии.

Для контроля и оптимизации работы очистных сооружений и поддержания качества воды выполняется постоянный анализ сточных вод. С 1999 года, по поручению гамбургских властей, лаборатории городского канализационного хозяйства ведут мониторинг предприятий, подключенных к канализационной системе. Ежегодно анализируется около 1500 проб сточных вод, благодаря чему осуществляется контроль соответствия стоков предприятий установленным предельно допустимым концентрациям загрязняющих веществ.

Система мониторинга позволяет своевременно выявить и устранить сброшенные в водосточную сеть вредные вещества: кислоты, щелочи, нефтепродукты, жиры, токсичные тяжелые металлы, растворители или другие химические соединения, которые могут помешать процессу биологической очистки воды. Результаты анализов могут использоваться в качестве доказательств в судебном споре между городской администрацией и предприятием-нарушителем, допустившим сброс вредных веществ в гамбургскую канализацию.

У Гамбурга есть также опыт возвращения к жизни загрязненных территорий – мест производства или хранения опасных веществ, которые в течение долгого времени отравляли грунтовые и поверхностные воды. Планы по санации – то есть оздоровлению – таких территорий были начаты под давлением общественности еще в начале 1980-х годов. Ярким примером дезактивации и дальнейшего эффективного использования загрязненных территорий в Гамбурге является один из крупнейших полигонов промышленных и бытовых отходов Георгсвердер (Georgswerder), превращенный из высокотоксичной свалки с неконтролируемыми утечками в центр производства возобновляемой энергии «Энергетическая гора».

А у нас?

Именно по примеру гамбургской структуры управления городом мэр Калининграда Александр Ярошук, по собственному признанию, ввел новые элементы в систему городской администрации, «конкретно – отделы инвестиций и планирования градостроительной деятельности, которых раньше не было». «Правда, российское федеральное законодательство нас в этом весьма ограничивает», – отметил он в интервью изданию «У нас в Гамбурге» по поводу подписания очередного меморандума о сотрудничестве между Калининградом и Гамбургом в 2010 году.

Вот уже почти двадцать лет между немецким и российским правительством действует соглашение о сотрудничестве в области охраны окружающей среды, в особом фокусе которого – управление водными ресурсами и очистка сточных вод в регионе Балтийского моря. Гамбургское водохозяйственное предприятие Hamburg Wasser также начало сотрудничество, направленное на совершенствование систем водоснабжения портовых городов российской Балтики: с «Водоканалом Калининграда» в 2006 году, с «Водоканалом Санкт-Петербурга» – в 2007-м.

«Немецкие ноу-хау в сфере использования отходов, устройства канализации и санирования старых промышленных объектов находят в России широкий спрос. В этих областях предстоит многое сделать. А Германия как раз обладает самыми новыми технологиями в экологии – как техническими решениями, так и проверенными политическими механизмами», – так комментирует перспективы сотрудничества с Россией в области экологической политики на сайте Российско-Германской внешнеторговой палаты Юрген Кайнхорст
(Jrgen Keinhorst), руководитель Департамента сотрудничества со странами Центральной и Восточной Европы и СНГ в федеральном Министерстве по вопросам окружающей среды, охраны природы, строительства и безопасности ядерных реакторов.

При поддержке немецкого правительства были привлечены средства международных финансовых организаций на реализацию проектов по очистке сточных вод в Петербурге и Калининграде. Так, в Петербурге в 2007 году был сдан в эксплуатацию завод по сжиганию осадка сточных вод, построенный благодаря кредитам Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР), Инвестиционного банка Северной Европы (ИБСЕ), Европейского инвестиционного банка (ЕИБ), гранту Экологического партнерства Северного измерения (ЭПСИ) и ряду других иностранных инвестиций. Гринпис России выступил с критикой проекта, утверждая, что власти таким образом борются со следствием, а не с причиной, «вместо того, чтобы наводить порядок в системе контроля за сбросами и мотивировать предприятия строить локальные очистные сооружения», а загрязняющие вещества «будут при помощи установок по сжиганию распространяться в окружающую среду».

Те же источники финансирования, а также гранты программы технической помощи Евросоюза странам СНГ (EU TACIS), Шведского агентства международного сотрудничества для развития (SIDA) и Министерства охраны окружающей среды Финляндии помогли в 2005 году достроить Юго-Западные очистные сооружения (ЮЗОС), а в октябре 2013 года завершить строительство Северного канализационного коллектора в Петербурге. В ходе сооружения последнего были постепенно закрыты 76 прямых выпусков сточных вод в Неву, и с момента полного его запуска, согласно информации петербургского Водоканала, в городе подвергается очистке более 98% сточных вод.

Петербург также, согласно веб-сайту Водоканала, выполняет рекомендации Хельсинкской комиссии по защите Балтийского моря (ХЕЛКОМ) по качеству очистки сточных вод от азота и фосфора, которые стимулируют рост опасных для моря сине-зеленых водорослей, или цианобактерий (подробнее о работе петербургского Водоканала читайте в статье «Круговорот воды в городе» в этом номере журнала).

Последний ночной горшок Европы

А вот Калининград, который также уже несколько лет назад начал получать международное финансирование на строительство очистных сооружений, до сих пор сбрасывает неочищенные отходы жизнедеятельности своих жителей и предприятий прямо в Калининградский залив. «Как в средневековом городе опорожняли ночной горшок в окно, в лучшем случае – в ближайшую канаву», – комментирует председатель калининградской «Экозащиты!» Александра Королева.

Об этой проблеме мэр Калининграда Александр Ярошук говорил еще в интервью изданию «У нас в Гамбурге» в 2010 году. «Германия оказывает нам поддержку прежде всего в экологических проектах. Например, помогают в реконструкции водоканальных сетей. Ведь у нас половина труб осталась еще со времен Кёнигсберга. Причем они-то как раз целы, а те, что прокладывались при советской власти, уже развалились», – сказал тогда чиновник. – Калининград – это единственный город в западной части побережья Балтики, который сбрасывает канализационные воды прямо в море. И сейчас Евросоюз и другие организации выдают нам кредиты и гранты для строительства очистных сооружений. Ведь все мы живем вокруг одного, относительно небольшого Балтийского моря».

В 2007 году, по проекту, утвержденному двумя годами ранее, калининградские власти через механизм ЭПСИ получили средства на модернизацию муниципального водопроводно-канализационного хозяйства: гранты в размере 11,5 млн евро от SIDA, 10 млн евро – от ЭПСИ, кредиты на почти 13 млн евро от ЕБРР, на 9 млн евро – от ИБСЕ, плюс дополнительные 3 с лишним миллиона евро еще от двух грантодателей.

Как указывает страничка проекта на сайте ЭПСИ, ХЕЛКОМ – основной орган международного сотрудничества по защите Балтийского моря от загрязнений – с начала 1990-х годов определяет Калининград как первоочередную экологическую «горячую точку»: показатели загрязнения в реке Преголе и Калининградском заливе в 10 раз превышают рекомендованные комиссией уровни, и в 20 раз – нормативы Евросоюза. Качество питьевой воды, которую получают калининградцы, не соответствует санитарным нормам ни Всемирной организации здравоохранения, ни Российской Федерации, говорится на сайте ЭПСИ.

Но строительство очистных сооружений, которое должно было завершиться в 2011 году, не закончено до сих пор – по крайней мере, на сайте ЭПСИ оптимистично значится: «близится к завершению».

И все же педантичные немцы, наследники Ганзы, не сдаются: федеральное природоохранное министерство Германии и Департамент по городскому развитию и окружающей среде города Гамбурга предлагают Калининграду и Петербургу проекты ревитализации – то есть восстановления – территории заброшенных индустриальных площадок в порядке передачи России немецких «ноу-хау». В Калининграде речь идет о предложении полного технологического и методического пакета оздоровления и возвращения к жизни территории бывшего целлюлозно-бумажного комбината №1 и его полигона отходов, расположенных на берегу Преголи. Проект, как рассказывает презентация на официальном портале Гамбурга, включает очистку грунтовых и поверхностных вод, в которые, в результате эксплуатации предприятия с 1895 по 2001 год, просочились и продолжают просачиваться загрязняющие вещества: тяжелые металлы и мышьяк, фенолы, хлорорганические соединения и углеводороды.

Справедливости ради следует отметить, что Калининград – не единственный источник загрязнения Балтики. Сельское хозяйство Польши не только кормит ее жителей и соседей, но и, по данным ХЕЛКОМ, поставляет в море 30% всего сброшенного в него азота и 37% фосфора. Азот и фосфор – главные виновники душащей Балтийское море эвтрофикации, накопления в воде биогенных веществ, которое ведет к дефициту кислорода. Мертвые сероводородные зоны уже занимают дно крупнейших впадин Балтийского моря – Борнхольмской, Готландской и Гданьской. Однако в пересчете загрязнения Балтики на душу населения Калининград, к сожалению, оставляет соседей далеко позади.

Как на Эльбе, так и в Балтийском море решением проблем станет продолжение международных, трансграничных и, разумеется, локальных усилий по повышению эффективности очистки бытовых и промышленных сточных вод, а также по сокращению применения загрязняющих веществ в производстве, быту и сельском хозяйстве.

Галина Рагузина

ragunna@gmail.com