Нужна ли вторая Курская АЭС?

SmAES-vid Общий двублочной вид АЭС с реакторами ВВЭР-ТОИ. Credit: ОАО "Росэнергоатом"

В понедельник, 18 мая в г. Курчатове Курской области пройдут два мероприятия в рамках общественных обсуждений проекта сооружения второй Курской АЭС. Общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду энергоблоков 1 и 2 Курской АЭС-2 назначены на 16:00, «круглый стол» по материалам обоснования лицензии на сооружение этих же энергоблоков назначен на 19:00. Впервые атомщики проводят и слушания и «круглые столы» в один день и сразу по двум энергоблокам. Обычно между слушаниями и «круглыми столами» есть несколько месяцев для более полного изучения проекта. Но в этот раз почему-то решили поспешить. Закон этого не запрещает. Представители «Беллоны» прибыли в город Курчатов для участия в этих мероприятиях.

На обсуждения вынесены документы, разработанные АО «Атомэнергопроект» – материалы обоснования лицензии и оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). Документы доступны для ознакомления на сайте города Курчатов. Публикация выносимых на общественное обсуждение документов и результатов слушаний стала хорошей практикой ОАО «Росэнергоатом».

Сотрудники АЭС одобрят строительство новых реакторов

Проведение общественных обсуждений в городе-спутнике АЭС создаёт весьма комфортную ситуацию для атомщиков. Курчатов, это фактически моногород. Жители города – сотрудники АЭС и работники предприятий бюджетной сферы. Они материально зависимы от градообразующего предприятия и склонны поддерживать любые начинания атомщиков. На прошлых слушаниях, проходивших 12 сентября 2013 года, собравшиеся использовали возможность для демонстрации лояльности начальству, просили всесильных атомщиков построить дороги, баню, кинотеатр и читали стихи про божественный свет АЭС.

В отличие от местных жителей, независимые эксперты и представители экологических организаций не склонны слепо верить обещаниям Росатома построить, наконец, безаварийную и безопасную АЭС. Беллона.ру подробно рассказывала ранее о проблемах проекта. Один из основных вопросов вызван тем, что для сооружения предложен экспериментальный реактор ВВЭР-ТОИ, который не был испытан на практике. Более того, до настоящего времени не построен и не опробован ни один из серии строящихся реакторов-прототипов (ВВЭР-1200). Таким образом, ни декларируемая экологическая безопасность, ни экономические показатели данного типа реакторов не имеют практического подтверждения. Заявленный срок службы корпуса реактора и парогенераторов – 60 лет – также не имеет экспериментального подтверждения. А для новых АЭС срок службы основного оборудования влияет не только на экологическую безопасность, но и на экономические показатели, которые в условиях падения цен на углеводороды выглядят ещё более провальными.

Путаница в ОВОС

Похоже, сами разработчики ОВОС не очень хорошо представляют себе даже основные технические характеристики невиданного реактора. Например, в таблице 3.1.1 сообщается, что тепловая мощность реактора В-510 составляет 3200 МВт, а в таблицах 3.1.2 и 3.1.3 – 3300 МВт. Ошибка на 100 МВт – дело не шуточное… В разных местах приводятся разные данные о температуре воды на выходе из реактора, разные наименования циркуляционных насосов (ГЦН и ГЦНА) и т. п.

Оценка выброса цезия при аварии возросла в 30 раз, а надо бы в 3000

Интересно, что некоторые изменения в ОВОС за 2 года всё же произошли. В 2103 году в документах в качестве запроектной аварии с наиболее тяжёлыми последствиями рассматривалась наиболее «удобная» для атомщиков авария с исходным событием «образование течи из первого контура во второй эквивалентным диаметром 100 мм» без разгерметизации оболочек тепловыделяющих элементов. За эту манипуляцию Беллона на предыдущих слушаниях критиковала разработчиков ОВОС

ingressimage_RU На Второй Курской АЭС Росатом намерен соорудить два реактора ВВЭР-ТОИ, прототипы которых (ВВЭР-1200) пока ещё не достроены и не испытаны. Credit: gidropress.podolsk.ru

В 2015 году в ОВОС рассмотрена другая, намного более серьёзная, но всё же не самая страшная авария – «гильотинный разрыв «холодного» трубопровода в нижней, горизонтальной части гидрозатвора петли № 2» с полным обесточиванием АЭС. При этом происходит расплав активной зоны, проплавление корпуса реактора, выход кориума (расплава) в подреакторное пространство в ловушку. Правда, постулируется, что при этом почти все системы безопасности работают штатно – вовремя происходит залив реактора из гидроёмкостей, хорошо работает система пассивного отвода тепла от парогенераторов, сохраняется целостность защитной оболочки энергоблока. В этом случае, несмотря на огромный выход радионуклидов в защитную оболочку, выброс радиации в окружающую среду остаётся вовсе не катастрофическим: «суммарный предельный аварийный выброс цезия-137 составляет 0,38 ТБк [террабеккерель, 1012 Беккерель], что удовлетворяет критерию ограничения экономического воздействия 30 ТБк, указанному в ТЗ [техническом задании] на разработку проекта ВВЭР-ТОИ».

Выходит, как просили написать в техзадании, так в ОВОС и написали. В 2013 году писали, что выброс по цезию будет не более 1,72*1010 Беккерель, после критики экологов признали, что выброс может быть и в 30 раз больше – 3,8 *1011 Беккерель, хотя и эта цифра выглядит заниженной. Может быть на следующем этапе обсуждений удастся дойти и до более реалистичной оценки, ещё в 263 раза больше. Именно такой выброс в 100 ТБк указан в ОВОС для финской АЭС Ханхикиви, которую Росатом намерен строить по схожему проекту с реактором ВВЭР-1200, являющимся пока не существующим прототипом для ВВЭР-ТОИ. Зона воздействия аварии в этом случае составит до 1000 км, зона возможной эвакуации – до 100 км, то есть не исключена вероятность эвакуации областного центра, Курска. Заметим, что выброс цезия в результате катастрофы на АЭС «Фукусима-1» был ещё в 400 раз больше и составил 4*1016 Бк.

Напомним, что Беллона ранее указывала на расхождения сотни тысяч раз в официальных оценках выбросов цезия при запроектных авариях для АЭС с ВВЭР-1200.

Из рассмотрения исключена реальная альтернатива – природный газ

После Чернобыля и Фукусимы понятно, что на АЭС могут происходить (и происходят) катастрофические аварии, вероятность которых мала, но не незначительна, а последствия столь тяжелы, что превышают всю выгоду от использования атомной энергии. Можно лишь спорить, будет ли, в случае аварии, выброс на Курской АЭС 0,38 ТБк или 100 ТБк, а может и 400 ТБк.

В такой ситуации важно трезво и беспристрастно оценить достоинства и недостатки всех имеющихся энергетических альтернатив. Важно отметить, что в условиях падения объёмов транзита российского газа через Курскую область на Украину и в страны ЕС, именно здесь для производства электроэнергии целесообразнее использовать излишки природного газа, поступающие в область по уже существующим газопроводам. Современные паро-газовые установки стоят дешевле, имеют больший КПД, сооружаются быстрее и производят более дешёвую электроэнергию, чем АЭС, особенно АЭС с экспериментальными реакторами, реальная стоимость сооружения которых, как правило, существенно возрастает в процессе строительства, а заявленные сроки сооружения увеличиваются на годы.

Эти и другие аргументы экологи высказывали на слушаниях в Курчатове и ранее, но и в новых документах, вынесенных на обсуждение, как и в 2013 году, необоснованно утверждается, что АЭС – единственная альтернатива.

В выносимых на общественное обсуждение документах указано, что целью сооружения энергоблока № 1 и 2 Курской АЭС-2 является своевременное замещение энергоблоков № 1 и 2 Курской АЭС после окончания срока их эксплуатации в 2020 году. Чтобы исключить из рассмотрения очевидно более надёжную, экологически и экономически оправданную альтернативу, авторы ОВОС, признавая, что природный газ является экологически наиболее чистым видом топлива, утверждают: «Ограничения по использованию газа на новых электростанциях для производства электроэнергии диктуются ресурсными условиями и стремлением увеличить его экспорт».

Smaes-gaz-1 Ранее на слушаниях подтвердили, что «ограничения по использованию газа на новых электростанциях» не существует. Credit: Протокол слушания по Смоленской АЭС-2

Ранее на слушаниях по второй Смоленской АЭС выяснилось, что этот тезис не имеет под собой реальной основы. Никакого «ограничения по использованию газа на новых электростанциях» не существует ни в законах России, ни в нормативных документах министерств и ведомств. А на фоне падения почти до нуля экспорта российского газа на Украину и снижения объёмов экспорта в ЕС, утверждение о стремлении увеличить экспорт газа приводит к сомнению в компетентности авторов ОВОС.

Напомним, что в Докладе Объединения Беллона «Об экономике российской ядерной электроэнергетики» (СПб, 2011) на основе подробного анализа экономических показателей АЭС России делается вывод:

«Электричество ядерных электростанций уже сейчас стоит дороже потребителю, чем то, что вырабатывают газовые станции. При этом потребительский тариф далеко не покрывает настоящих издержек ядерной электроэнергетики. Дефицит покрывается за счёт того, что государство предоставляет [ядерной] отрасли практически бесплатный капитал, несёт непокрытые страховыми премиями атомные риски, в значительной степени участвует в прямом финансировании ядерного топливного цикла».

Таким образом, именно сейчас и именно в Курской области общественным интересам и по экономическим, и по экологическим соображениям, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе, отвечает именно развитие энергетики на природном газе. Но в этом случае корпоративные интересы атомной отрасти расходятся с интересами страны. Но, хотя по Конституции России вопросы атомной энергетики относятся к Федеральному уровню, в понедельник решать, надо ли строить вторую Курскую АЭС будут по-семейному, в городе курских атомщиков.

Следует заметить, что в последнее время происходит сокращение инвестиционной программы Росатома, сроки ввода в строй многих строящихся АЭС перенесены. В частности, сооружение Нововоронежской АЭС-2, на которой строятся энергоблоки с ВВЭР-1200, являющиеся прпототипами для ВВЭР-ТОИ, идёт с отставанием на 3 года. От строительства Балтийской АЭС в Калининградской области, похоже, отказались. О новых проектах, вроде Нижегородской, Тверской или Костромской АЭС и вовсе забыли. Не исключено, что даже получивший одобрение в городе курских атомщиков проект сооружения второй Курской АЭС не будет реализован – не из-за протестов или опасений радиационных аварий, а по чисто экономическим соображениям.

 

 

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com