РЕПОРТАЖ: На конференции в Водоканале Петербурга обсудили состояне водных ресурсов города

ingressimage_Saint-Petersburg-Neva-River.JPG Photo: Источник: Puertomenesteo

Также на организованной Водоканалом города и «Беллоной» конференции на остальных трех секциях велась работа по охране атмосферного воздуха, утилизации отходов и образованию.

На основной части конференции генеральный директор ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» Феликс Кармазинов рассказал об успехах, которые удалось добиться его ведомству, и охарактеризовал ситуацию с водными ресурсами города, как положительную, не забыв упомянуть и вклад, внесенный самими горожанами в дело сохранения водных ресурсов.

Однако на секции «Право граждан на благоприятную окружающую среду: водные объекты» прозвучали и иные мнения по данной проблеме.

Начала работу секции Александра Парфенова, начальник юридического отдела Комитета по природопользованию, охране окружающей среды и обеспечению экологической безопасности Санкт-Петербурга, которая выступила с сообщением «О разработке Федерального закона «Об охране Ладожского и Онежского озер».

«Для этих озер, имеющих огромное значение для семи субъектов Российской Федерации, нужен отдельный Федеральный закон», ­– уверена Александра Парфенова. Аналогичный акт пока существует только в отношении Байкала. Инициатором нового закона выступило правительство республики Карелия. Сейчас создана рабочая группа, которая разрабатывает его рамочный проект. А Уполномоченный по правам человека поможет направить законопроект в Государственную Думу.

По данным Александра Карпова, руководителя центра экспертиз ЭКОМ, в Петербурге появился особый вид экологических преступлений – ликвидация поверхностных водных объектов. И эти преступления не отражены ни в ГПК, ни в УК. На территории города по данным Комитета по природопользованию находятся около двух тысяч водных объектов разного объема, внесенных в перечень объектов, подлежащих государственному контролю. На самом деле их намного больше, но де-юре многих водоемов не существуют. Их засыпают, спрямляют русло, полностью выкачивают воду. И никакой ответственности для виновных не наступает.

Карпов предложил от имени участников Конференции обратиться в Федеральное собрание РФ с просьбой о введении административной ответственности за небольшие нарушения в этой сфере, и уголовной ответственности за крупные нарушения, приведшие к полному уничтожению водных объектов.

Нина Лесихина, руководитель проектов Токсической программы Гринпис России привела шокирующие цифры превышений ПДК загрязняющих веществ в Неве и ее притоках. Например, в 2010 году гринписовцы зафиксировали колоссальное загрязнение реки Славянки: по ксилолу – 500 ПДК, по этилбензолу – 360 ПДК. Следствие было приостановлено в связи с невозможностью установить виновного. «Это распространенный прием природоохранной прокуратуры», – сделала вывод Нина Лисихина.

И напоследок были прочитаны строки из письма школьницы Вали Шкулатовой из детско-юношеской экологической студии «Волшебный мир», школы №1, села Лазо Приморского края, которое хоть и не имеет отношения к проблемам с водными ресурсами в Санкт-Петербурге, однако является одним из наглядных примеров, характеризующим отношение к природе в стране в целом.

Их прочитал руководитель детского общественного культурно-экологического клуба «Непоседа» Михаил Карчевский.

Валентина пишет, что в национальном парке «Зов тигра» идет массовая вырубка лесов. После вырубок начинается плоскостной смыв с горных хребтов, нарушаются пахотные земли. Уходят копытные, а вслед за ними тигры.

«А ведь национальный парк «Зов тигра» – это детище Путина, – горько подытожил Михаил Карчевский. – Тем не менее, всем начальникам на это наплевать».

Виктор Терешкин