Захват прибрежных территорий в Ленинградской области набирает обороты

ingressimage_SAM_0496.JPG Photo: Фото: Лия Вандышева

Причины этого явления и способы борьбы с ним пытались выяснить на прошедшей в Санкт-Петербурге 22 июля пресс-конференции «Водоохранные зоны Ленобласти: ограничение или запрет».

Среди наиболее привлекательных для берегозахватчиков водоемов активист движений «Открытый берег» и «Против захвата озер» Ирина Андрианова отметила реки Бурную и Вьюн, озеро Суходольское, южную часть Ладожского озера, озеро Нахимовское, Финский залив от поселка Пески и далее в сторону Приморска.

Суды бессильны?

В ходе многочисленных общественных инспекций выявлено, что на этих водных объектах не соблюдается норма закона об обеспечении доступа к 20-метровой береговой полосе: зачастую заборы и целые дома подходят к самой воде. По словам Ирины Андриановой, число берегозахватов «растет в арифметической прогрессии», а «случаев успешного, победоносного вмешательства контролирующих и надзорных органов – единицы».

Андрианова посетовала на то, что при всей очевидности нарушений «крайне мало случаев доведены до предъявления исков» и не смогла припомнить ни одного случая, когда было бы доведено до финала (то есть сноса) решение суда об освобождении береговой полосы.

Проблему неисполнения предписаний судов не отрицал и присутствующий на пресс-конференции и.о. природоохранного прокурора Ленобласти Михаил Волницкий.

«Судебные решения исполняются долго и с большим трудом», – отметил Волницкий. По мнению прокурора, это связано, прежде всего, с часто предоставляемой отсрочкой исполнения решения суда, так как «любой снос требует времени и материальных затрат». Кроме того, трудности связаны с отсутствием практики исполнительного производства в этой сфере: по словам Волницкого, «только в июле 2013 года разработаны методические рекомендации судебным приставам».

Из-за неисполнения судебных предписаний местные жители и общественные активисты иногда прибегают к самовольному сносу незаконных построек, рассказала активист Ирина Андрианова. «Сама система слаба и не может справиться с этой проблемой», – считает она.

По мнению активиста Анны Шушпановой, проживающей в районе озера Разлив, где в ходе общественной проверки было выявлено 15 берегозахватов, «при взаимодействии с органами власти имеет место наглая ложь – заборы демонтируются только на бумаге, ни одно нарушение не устранено».

Рецепты решения проблемы

Шушпанова считает, что проблему перегораживания собственниками участков береговой полосы надо решать радикально. «Если власть не может справиться сама – дайте людям работать, создайте дружины, которые могли бы сами сносить незаконные заборы», – предлагает Шушпанова.

Рецепт решения проблемы активиста Ирины Андриановой – резкое повышение штрафов за ограничение доступа граждан к водным объектам. «Оштрафовать берегозахватчика можно и сейчас, правда, на совершенно смешную сумму, – сказала Андрианова. – Если же появится наказание рублем, многие начнут заборы отодвигать».

По мнению исполняющего обязанности природоохранного прокурора Михаила Волницкого, необходимо более тесное взаимодействие общественности и власти. Для этого, по словам Волницкого, при Ленинградской природоохранной прокуратуре функционирует Общественный совет, членами которого являются общественные экологические организации Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Присутствующие на конференции активисты выразили скептическое отношение к подобным советам при органах власти, назвав их «соглашательскими» и «малоэффективными».

Лия Вандышева