Кампания в защиту Хопра: достижения и провалы

ingressimage_25721_0b34d2ef9f8b4c7d8321e3d471b8ac5d_1.jpg Photo: Фото: www.newtime.su

Статья взята из нового 54-ого номера издаваемого «Беллоной» журнала «Экология и Право».

Жители убеждены, что добыча никеля нанесет вред реке Хопер и близлежащему заповеднику. Экоактивисты, протестующие против разработки новых месторождений, подвергаются массированному давлению со стороны властей и бизнес-структур.

Двухлетнее противостояние

10 марта 2014 года на рыночной площади шеститысячного Новохоперска состоялся очередной митинг против добычи никеля в Воронежской области. Собравшиеся – а их было около двух тысяч – требовали «прекратить уничтожение российского Черноземья и бесконтрольное правление олигархов». 40 ораторов в течение двух часов призывали граждан к всеобщему сопротивлению как единственному способу остановить беззаконие.

По словам Олега Мещерякова, главного редактора информационного портала Борисоглебск-онлайн и активного участника антиникелевого движения, «митинг призван привлечь внимание властей к проблеме добычи никеля, масштабному игнорированию мнения местных жителей, добивающихся проведения референдума по вопросам целесообразности разработок».

Запасы медно-никелевой руды в Новохоперском районе Воронежской области были обнаружены еще в далеком 1976 году, однако тогда советское правительство отказалось от разработки месторождений в богатом черноземом сельскохозяйственном крае в силу сложившегося агропромышленного профиля региона, сложности залегания полезных ископаемых и близости заповедной зоны.

В декабре 2011 года позиция российского правительства изменилась, и было принято решение начать добычу никеля. Уже в мае следующего года определился победитель конкурса на право пользования Еланским и Елкинским участками – им стал Медногорский медно-серный комбинат, принадлежащий Уральской горно-металлургической компании (УГМК).

Эта последняя дата и стала отправной точкой противостояния между населением Прихоперья и компанией, представителей которой активисты называют «захватчиками» их исконных земель.

Чернозем или никель?

За два года жители Новохоперска, Борисоглебска, Урюпинска, Воронежа, Елань-Колена и других населенных пунктов Воронежской и соседних областей более 20 раз собирались на митинги, отстаивая свое конституционное право на благоприятную окружающую среду.

«Хопер – это Байкал в центре России, – убежден координатор движения «В защиту Хопра!» Константин Рубахин. – Разработки хотят вести в 15 км от заповедника. А это орнитологическое место и площадка для сохранения выхухоли. Если добыча никеля все же начнется, это приведет к понижению уровня грунтовых вод, ведь для обогащения годового объема руды потребуется 200 млн тонн воды».

Ученые, проводившие независимую экспертную оценку последствий добычи цветных металлов в Черноземье, считают, что это приведет к уничтожению уникального природного комплекса. Кроме того, эксперты предупреждают о высокой вероятности загрязнения почвы и воды ядовитыми элементами – мышьяком, сурьмой, висмутом, серой, входящими в состав руды. Экологически чистый сельскохозяйственный регион превратится в грязный промышленный. В результате разработок жители Прихоперья потеряют значительную часть ценнейшего чернозема. По словам экоактивиста Константина Рубахина, лично проводившего измерения, уже сейчас в районе проведения геологоразведки наблюдается повышенный радиационный фон – до 60 мкр/ч.

«Интернет – основной рупор»

Как сообщил Олег Мещеряков, на сегодняшний день действуют десятки крупных и сотни малых организаций и интернет-проектов, призванных сохранить природу родного края. Наиболее многочисленна группа «Против добычи никеля» в «Одноклассниках», давно перевалившая за 60 тысяч участников.

Проект движения «В защиту Хопра!», координатором которого является Константин Рубахин, – мощный информационный ресурс, рассказывающий о проблеме и предлагающий принять участие в ряде онлайн-акций: подписать петицию президенту, содержащую требования о запрете добычи никеля в Прихоперье; отправить письмо Генеральному прокурору РФ, подписать петицию губернатору Воронежской области, принять участие в кампании «миллион писем президенту» и т. д.

Чтобы заставить власти отказаться от скандального проекта, экоактивисты стремятся донести свою позицию до широкой общественности, подключить независимых экспертов, юристов, правозащитников.

«Интернет – основной рупор, других источников информации, кроме сарафанного радио, нет», – считает экоактивист из Воронежа Николай Дидиченко. По его мнению, в целом антиникелевая онлайн-кампания довольно успешна: координаторы проектов даже не ожидали, что люди проявят такую активность. «Гражданское общество в России слабое, но в данном случае сработал механизм самосохранения», – сказал он.

«Нас бьют, но мы встаем»

В настоящее время в Воронежской области сохраняется высокая социальная напряженность, особенно в районе разработки никеля. Эта напряженность постоянно усугубляется многочисленными нарушениями прав человека как со стороны местных властей (в виде ограничения свободы высказываний и свободы собраний, обысков и арестов активистов, давления на работников бюджетной сферы вплоть до увольнения), так и со стороны компании-заказчика (шантаж, подкуп и прямое насилие в отношении мирных активистов), рассказывают активисты.

По их словам, руководство УГМК проводит агрессивную информационно-пропагандистскую политику с целью дискредитировать противников никелевых разработок и преподнести проект добычи никеля как «великое благо» для жителей Воронежской области. Бизнесмены сулят несколько тысяч рабочих мест и значительные финансовые вливания.

Но население не верит ни им, ни губернатору Воронежской области Алексею Гордееву, неоднократно заверявшему граждан, что добыча никеля начнется только после получения общественного одобрения. На практике же, полагают протестующие, власти всех уровней поддерживают интересы компании-заказчика и игнорируют позицию населения, считающего, что уничтожение сельскохозяйственного района ради сиюминутной выгоды – это преступление.

«УГМК действует грязно, выискивает предателей, подкупает кого только можно; разрешительная документация, кроме лицензий, до сих пор общественности не представлена, – описывает ситуацию Николай Дидиченко. – Всех бюджетников запугали увольнениями, читают лекции о благе никеля».

«Как только люди реально становятся на путь достижения своих целей, против них начинаются конкретные репрессионные меры, в домах активистов движения «В защиту Хопра!» прошли обыски – без адвокатов и судебных постановлений, – комментирует сложившуюся в Прихоперье ситуацию Константин Рубахин, сам испытывающий сильное давление со стороны правоохранительных органов. – Против экоактивистов возбуждают уголовные дела по сфабрикованным обвинениям. Но мы не отступим. Нас бьют, но мы встаем».

«У нас посадки через одного, такое ощущение, что 37-й год», – говорит Олег Мещеряков.

Хотя формальных обвинений пока многим активистам не предъявлено, большинство из них понимает, что это может произойти в любой момент. «Отсутствует юридическая защищенность, нет гарантий от произвола», – говорят защитники природы. По мнению активистов, многие из них до сих пор на свободе в основном благодаря широкой огласке и наличию информации о происходящих событиях в Интернете.

Онлайн-кампании глазами лидеров

Оценивая работу антиникелевого движения, Олег Мещеряков отмечает, что все поставленные задачи осуществлены почти на 100%: местное население оповещено об угрозе уничтожения окружающей среды, прервана информационная блокада, задействован потенциал депутатов разных уровней. В работу по защите Прихоперья включено большое число партий и разных организаций. «Мы уменьшили давление нашего противника на весь протест, – заявляет Олег Мещеряков. – Им пришлось довольствоваться самыми сговорчивыми, но таких меньшинство».

«Осталось осуществить нашу главную цель – запрет на добычу никеля в Воронежской области», – подытоживает Мещеряков.

Константин Рубахин чуть менее оптимистичен: «Кампания получилась информационной, но в юридическом плане мы все равно очень уязвимы».

«На протяжении вот уже двух лет нам удается сдерживать начало работ, и это во многом благодаря интернет-ресурсам», – считает Николай Дидиченко.

Характеризуя онлайн-составляющую антиникелевой кампании, активный участник движения «В защиту Хопра!» Татьяна Каргина говорит о том, что, в целом, она достигла успеха. «Людям удалось собраться в Интернете в действительно значимом количестве и начать использовать группы в соцсетях для оперативного, нецензурируемого (что важно в условиях цензуры региональных СМИ) обмена информацией и координации действий. Большое число видео в сети – это тоже важная новая возможность эффективно распространять информацию».

После инцидента 13 мая 2013 года, когда охранники УГМК избили активистов эколагеря на Хопре, за неделю было собрано 15 тысяч подписей за наказание виновных, благодаря чему очень много людей узнали о никелевой проблеме в регионе. 12 тысяч человек поставили онлайн-подписи против добычи никеля. Но бумажных подписей было собрано в разы больше – 30 тысяч только в Воронеже, и недавно они были переданы губернатору Воронежской области.

Не все, правда, получилось: провалилась, по мнению Татьяны Каргиной, попытка собрать 100 тысяч подписей для рассмотрения в Думе из-за слишком сложной для большинства процедуры, связанной с получением персонального id и регистрацией на портале Госуслуг. Даже если 100 тысяч подписей собраны, инициатива может быть отклонена неким экспертным советом и не дойти до рассмотрения в Думе, рассказывает Каргина. По ее словам, подобные примеры уже были, что довольно сильно снижает мотивацию активистов.

Лия Вандышева