МНЕНИЕ: Владимир Путин в МИФИ распространял мифы о ядерной энергетике

ingressimage_Putin_MIFI.jpeg Photo: Photo: Kremlin.ru

Согласно стенограмме на официальном сайте президента, беседа со студентами НИЯУ (Национального исследовательского ядерного университета), или МИФИ – стипендиатами и победителями научных конкурсов состоялась 22 января.

Миф первый: все остальные страны мира считают необходимым развивать атомную энергетику

«Вы знаете, «синдром Фукусимы» отразился на всех странах так или иначе, но только две страны приняли решение прекратить развитие атомной энергетики: это Германия, о которой Вы упомянули, и сама Япония. Все остальные страны мира считают необходимым развивать атомную энергетику, и я думаю, что это неизбежно».

Уверенность президента в том, что «все остальные страны мира», кроме двух, «считают необходимым развивать атомную энергетику» не основана на фактах. Владимир Путин или не осведомлён в реальном положении дел, или он знает о реальной ситуации, но сознательно сводит проблему к «синдрому Фукусимы» и сознательно дезинформирует общественность о ситуации с атомной энергетикой в мире.

По данным МАГАТЭ (IAEA Reference Data Series №1 2013 Edition, Таблица 2) из 225 стран мира лишь 31 страна имеет на своей территории ядерные энергетические реакторы или строит таковые. Доля стран, использующих или желающих использовать атомную энергию, составляет 13,8%. Ничто не даёт оснований делать предположения, что «все остальные страны мира», кроме двух, «считают необходимым развивать атомную энергетику».

В числе стран, отказавшихся от атомной энергетики, Владимир Путин не назвал Австрию и Италию, возможно из-за того, что в этих странах решение об отказе от атомной энергетики было принято задолго до фукусимской катастрофы. В Австрии на общенародном референдуме в 1978 году решили не вводить в строй уже построенную АЭС Цвентендорф. С тех пор страна последовательно занимает антиядерную позицию на международной арене, в том числе и в рамках Евросоюза.

В Италии первый референдум по вопросам атомной энергетики прошёл в 1987 году, когда около 80% проголосовавших высказались за закрытие всех трёх действовавших на тот момент АЭС страны. На референдуме в 2011 году решение об отказе от атомной энергетики было подтверждено 94% голосов. Это было после Фукусимы, и одной из причин политического провала Сильвио Берлускони была его  поддержка атомной промышленности.

Кроме ФРГ, Австрии и Италии после Фукусимы правительства Бельгии и Швейцарии приняли решения об отказе от строительства новых реакторов и постепенном закрытии всех АЭС. В Швеции развитие атомной энергетики ограничено по результатам референдума 1980 года.

Также следует вспомнить, что на референдуме в Литве в 2012 году большинство также высказалось против идеи строительства новой АЭС. Хотя японская корпорация Хитачи продолжает лоббирование, и в Литве вокруг проекта ещё идут политические игры, вопрос, вообще-то, решен.

Ещё интересный момент. Хотя в настоящий момент в Японии не действует ни один из оставшихся 50-и атомных реакторов, но формально решения о полном отказе от атомной энергетики нет. Правительство пытается лоббировать возобновление работы некоторых АЭС, но население выступает против. Но всё же это не корректно говорить о Японии, как о стране уже принявшей решение о сворачивании атомной энергетики.

Итак, Владимира Путина следует поправить, в мире вовсе не «две страны» приняли решение прекратить развитие атомной энергетики. Их, по крайней мере, семь: Австрия, Швеция, Италия, Германия, Бельгия, Швейцария, Литва. И это только те страны, где АЭС существовали, но от них отказались.

Есть ещё много стран, не имевших АЭС и остающихся безъядерными по принципиальным соображениям. Например, Норвегия, где первый в стране исследовательский ядерный реактор был запущен ещё в 1951 году, – там проводятся ядерные исследования, развивается ядерная физика, но от ядерной энергетики, как отрасли хозяйства, там отказались.

Таким образом, утверждение Владимира Путина: «Все остальные страны мира считают необходимым развивать атомную энергетику» не основано на фактах, не соответствует действительности и может ввести в заблуждение излишне доверяющих ему граждан и должностных лиц.

Миф о значительности атомной энергетики

«Я уверен, что значительная часть энергетики, мировой энергетики будет развиваться именно на основе использования атомной энергии».

Это утверждение также не основано на фактах.

Статистика показывает рекордное 11%-е падение производства электроэнергии на АЭС в 2012 году, в 2013 году падение производства на АЭС продолжилось. МАГАТЭ предсказывает сокращение доли АЭС в установленной мощности мировой энергетики к 2050 году в 3,2 раза: с нынешних 7% до до 2,2%.

Прогноз возможных темпов сокращения таков: в 2013 (факт) – 7%, в 2020 – 6%, в 2030 – 4,5%, в 2050 – 2,2%.  Эта информация содержится в ежегодно публикуемых Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ) сборнике статистики и прогнозов «Оценки энергетики, электроэнергетики и ядерной энергетики» (IAEA Reference Data Series №1 2013 Edition, Таблица 3).

В России мировые тенденции предпочитают не замечать и не афишировать. Действительно, ни 7%, ни, тем более 2,2% никак нельзя назвать «значительной частью» энергетики, а прогноз ведущего ядерного агентства о падении доли АЭС никак не подтверждает уверенность Владимира Путина о том, что когда-нибудь атомная энергетика будет занимать «значительную часть» мировой энергетики.

Проблема не в «синдроме Фукусимы», а в экономической несостоятельности АЭС

На самом деле, причины тенденции к сокращению доли атомной энергетики в мировом энергобалансе лишь частично связаны с нерешённой проблемой аварий и катастроф, или с тем, что называют «синдромом Фукусимы».

Одним из основных факторов, предопределивших прогнозируемый МАГАТЭ закат атомной энергетики, является экономическая несостоятельность этой отрасли. Без явной или не явной государственной поддержки – в форме прямых или скрытых субсидий, предоставления гарантий, льгот и прочих преференций, – атомная энергетика убыточна.

Анализ ситуации содержится в Докладе Объединения Беллона «Об экономике российской ядерной электроэнергетики»: «Электричество ядерных электростанций уже сейчас стоит дороже потребителю, чем то, что вырабатывают газовые станции. … Государство предоставляет отрасли практически бесплатный капитал, несет непокрытые страховыми премиями атомные риски, в значительной степени участвует в прямом финансировании ядерного топливного цикла».

Выходит, при отказе от использования атомной энергии, скажем, по примеру Германии, электроэнергия в России подешевеет, ведь тогда не надо будет финансировать добычу урана, его обогащение, производство топлива – все те стадии ядерной топливной цепочки, которые  в той или иной мере субсидируются государством.

Опора на мифы приводит к сомнительным управленческим решениям

«У нас в стране пока, несмотря на то, что мы во многом являемся лидерами, но в структуре энергобаланса доля атомной энергетики небольшая – всего 16 процентов. Во Франции, например, за 80 уже – представляете, за 80, а у нас всего 16. У нас цель – выйти на 25 хотя бы. Это говорит о чём?»

Попробую ответить на этот вопрос президента Путина.

Говорит это, по моему мнению, во-первых, о том, что Владимир Путин не в курсе происходящего во Франции. По данным МАГАТЭ в 2012 году АЭС Франции произвели 407,4 ТВтч электроэнергии, что составляет 74,8% от общего производства электроэнергии в стране. Проблема чрезмерной зависимости страны от атомной энергетики широко обсуждается во Франции, где принято решение о снижении доли АЭС с 75% до 50%.

Наверное, это также говорит о том, что России не стоит равняться на Францию и повторять чужие ошибки. Может надо рассмотреть вопрос о том, что по этому показателю надо догнать Австрию, Италию, Норвегию – и другие страны, где доля АЭС составляет 0%? При этом и электроэнергия для конечного потребителя подешевеет, и прекратится наработка радиоактивных отходов, и вероятность радиационных аварий и катастроф снизится…

А ещё это говорит о том, что, возможно, у защитников атомной энергетики нет других аргументов, кроме дезинформации, нет другой тактики, кроме введения в заблуждение общественности для оправдания политики поддержки Росатома.

Итак, на встрече со студентами МИФИ президент, в своей короткой речи в защиту атомной энергетики, опирался, по крайней мере, на два недостоверных довода: о том, что чуть ли не все страны мира хотят развивать атомную энергетику, и о том, что атомная энергетика может занять значительную долю в мировой энергетике. Единственная цифра, приведённая президентом, и та оказалась не достоверной.

Формальная логика гласит, что из ложной информации может следовать, в общем случае, всё, что угодно. И ситуация с неоправданной политической поддержкой, которой из года в год пользуется атомная энергетика в России тому хорошая иллюстрация. Провальное для экономики страны решение властей продолжать поддержку атомной энергетики приведёт не только к чрезмерным неэффективным тратам бюджетных средств, но и к продолжению наработки огромного количества ядерных и радиоактивных отходов, и к росту риска радиационных аварий и катастроф.

В чём Путин прав, так это в том, что «Синдром Фукусимы, «Синдром Чернобыля» никто не отменял и следующая крупная авария вполне может произойти на одной из АЭС России.

Зачем мы «должны» строить 28 реакторов?

«Мы до 2030 года должны будем построить ещё 28 крупных блоков. Это столько же почти, сколько было произведено и пущено в строй за весь советский период: там было 30 примерно. И плюс к этому у нас заказов «Росатом» набрал на 22 блока практически во всех регионах мира».

К сожалению, тут комментировать нечего. Решение о масштабном строительстве новых реакторов в очередной раз подвержено Распоряжением Правительства от 11 ноября 2013 года №2084-р. Этим распоряжением утверждена Схема территориального планирования Российской Федерации в области энергетики на период до 2030 года.

Составной частью схемы является перечень атомных электростанций, строительство (расширение) которых планируется осуществить до 2030 года.

Всего запланирован ввод 22-х новых реакторов на девяти площадках. Реакторы ВВЭР-1200 электрической мощностью 1150 МВт планируется соорудить как близ существующих АЭС: на Второй Кольской АЭС (два реактора – к 2025 и 2030 году), на Второй Курской АЭС (четыре реактора – один к 2020 г, два к 2025 г. и один к 2030 г.), на Второй Смоленской АЭС (четыре реактора, два к 2025 г., два к 2030 г.), так и на новых площадках: на Костромской АЭС (два реактора к 2030г.), на Нижегородской АЭС (два реактора к 2025г.), на Татарской АЭС (два реактора к 2030 г.), на Северской АЭС близ Томска (два реактора к 2030 г.).

Также, к 2015 году планируется завершить долгострой: закончить сооружение реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем БН-800 на Белоярской АЭС в Свердловской области. Там же к 2025 году планируется построить более мощный БН-1200, два таких же реактора планируется построить к 2030 году на новой Южноуральской АЭС в г. Озёрск Челябинской области. Всего это 18 ВВЭР-1200, один БН-800 и три БН-1200.

В ближайшее время должны быть достроены два реактора ВВЭР-1000 на Ростовской АЭС, по два реактора ВВЭР-1200 на Второй Нововоронежской и Второй Ленинградской АЭС, которые почему-то не упоминаются в Схеме. Всё это даёт те 28 крупных энергоблоков, о которых говорил президент Путин.

В примечании к этой Схеме говорится: «Сроки ввода в эксплуатацию, тип оборудования и установленная мощность могут измениться». Остаётся надеяться, что опасные планы не будут реализованы в полном объёме. Свежим примером возможности, реальности и целесообразности отказа от сооружения новых реакторов является ситуация с Балтийской АЭС, сооружение которой в Калининградской области приостановлено.

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com