РЕПОРТАЖ: Экологические активисты продолжают бороться с проектом полигона твердых бытовых отходов в Марий Эл

Авторы статьи: Нина Поправко, адвокат санкт-петербургского Экологического правозащитного центра «Беллона»; Валентина Марченко, руководитель общественного движения, выступающего против строительства полигона ТБО в Красноволжском сельском поселении, экологический активист, корреспондент газеты «Край Горномарийский».

Проект строительства полигона твердых бытовых отходов (ТБО) и промышленных отходов, планируемый на расстоянии чуть более километра от деревни Кадышево Красноволжского сельского поселения, появился еще в 1996 году и уже прошел общественные слушания и получил два заключения государственной экологической экспертизы.

Местные экологические активисты оспаривают как итоги общественных слушаний, так и результаты государственной экспертизы, настаивая на том, что процедуры обсуждения проекта и размещения полигона в их районе были проведены с нарушениями экологических прав жителей.

Свои права жители отстаивают пикетами, протестами, митингами и обращениями – и в суде.

30 октября в приволжском городе Козьмодемьянск состоялось судебное заседание по жалобе инициативной группы о признании недействительным заключения государственной экологической экспертизы проектной документации «Полигон захоронения отходов г. Козьмодемьянска». Правовую помощь активистам оказывала адвокат Экологического правозащитного центра (ЭПЦ) «Беллона» Нина Поправко. Судебная инстанция отказала в удовлетворении жалобы, но сопротивление местной общественности будущей свалке продолжается.

Семнадцать лет судебной тяжбы

Первые попытки разместить около города Козьмодемьянск – на сельскохозяйственных землях – новую свалку твердых бытовых отходов состоялись еще в середине в 1990-х годов и тогда же, в 1996 году, получили первое положительное заключение экспертной комиссии государственной экологической экспертизы (ГЭЭ). Примерно в то же время на выбранном земельном участке проводились первые гидрогеологические изыскательные работы.

Вопрос о строительстве полигона оставался открытым до 2006 года, когда экстренным собранием актива было решено не дать разрешение на отвод земельного участка под мусорный объект. Однако в октябре 2010 года участок был все же переведен в категорию земель промышленности в целях строительства полигона.

В январе 2013 года состоялись общественные слушания по проекту полигона ТБО. Экологические активисты, сочтя, что слушания были проведены с нарушениями, и не согласившись с одобрением проекта по итогам слушаний, обжаловали их в судебном порядке.

Январские слушания

Общественные слушания по вопросу размещения в районе полигона захоронения ТБО и промышленных отходов II-V класса опасности прошли в Козьмодемьянске 14 января 2013 года. Однако жители Красноволжского сельского поселения, где собираются строить полигон, смогли узнать о предстоящих слушаниях случайно, а большинство из них – уже после того, как мероприятие состоялось.

Объявлений о слушаниях не появлялось ни на информационных стендах, ни на местном радио, ни в местной газете «Жера», выходящей на горномарийском языке. Информация о строительстве полигона ТБО была опубликована только в федеральных СМИ и в русскоязычной районной газете «Край Горномарийский», которую выписывают не все жители.

Процедура общественных слушаний, по российскому законодательству, предполагает, что среди ключевых вопросов на слушаниях должно быть не только размещение опасного объекта – в данном случае, полигона ТБО – но и его оценка воздействия на окружающую среду (ОВОС). Таковы требования Положения об оценке воздействия намечаемой хозяйственной и иной деятельности на окружающую среду в Российской Федерации, утвержденного приказом Госкомэкологии № 372, от 16 мая 2000 года.

Пункт 1.6 Положения гласит, что результаты оценки воздействия на окружающую среду включают «информацию о характере и масштабах воздействия на окружающую среду намечаемой деятельности, альтернативах ее реализации; выявление и учет общественных предпочтений при принятии заказчиком решений, касающихся намечаемой деятельности; решения заказчика по определению альтернативных вариантов реализации намечаемой деятельности или отказа от нее с учетом результатов проведенной оценки воздействия на окружающую среду».

По словам местных жителей, общественные слушания проводились таким образом, что оценке воздействия на окружающую среду проекта внимания практически не уделялось, что не позволило выявить общественные предпочтения или учесть их в материалах ОВОС.

[picture1 {Митинг местных жителей против строительства и размещения полигона твердых бытовых и промышленных отходов возле деревни Кадышево Красноволжского сельского поселения Республики Марий Эл, 9 июня 2013 года.}]

Общественные слушания были официально объявлены состоявшимися, а проект строительства полигона – одобренным. Оспаривая это заключение, экологические активисты обратились с жалобой в суд. Однако ни Горномарийский районный суд г. Козьмодемьянска, ни апелляционная инстанция Верховного Суда Республики Марий Эл в Йошкар-Оле не удовлетворили жалобу активистов.

Повторная госэкспертиза

В июле 2013 года по проекту строительства полигона твердых отходов в Красноволжском сельском поселении была инициирована повторная госэкпертиза, также получившая положительное заключение.

В 2007 в российское градостроительное законодательство были внесены изменения, фактически отменившие институт государственной экологической экспертизы. Но хозяйственная деятельность, связанная с размещением полигонов ТБО I-IV классов опасности, в силу ст. 11 Федерального закона № 174-ФЗ «Об экологической экспертизе», от 23 ноября 1995 года, тем не менее подлежит экологической экспертизе федерального уровня. А значит, результаты общественных обсуждений полигона ТБО с материалами ОВОС передаются на государственную экологическую экспертизу в Управление Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (Росприроднадзор).

[picture2 {Разрешение на строительство свалки бытовых и промышленных отходов в Горномарийском районе было выдано еще до вступления в законную силу решения суда по процедуре общественных слушаний, а работы по строительству начались уже на следующий день после последнего заседания Горномарийского районного суда. На снимке: строительная техника на площадке будущего полигона, 2 ноября 2013 года.} right]

22 августа 2013 года Росприроднадзор по Республике Марий Эл выпустил приказ, утвердивший положительное заключение ГЭЭ. А 24 сентября администрация муниципального образования «Горномарийский муниципальный район» выдала разрешение на строительство «Полигона захоронения отходов г. Козьмодемьянска».

Однако сам июльский приказ о проведении повторной экспертизы был вынесен еще до того, как закончилось рассмотрение во всех инстанциях жалобы активистов по процедуре общественных слушаний: решение суда о законности проведенных в январе слушаний должно было вступить в силу лишь через два месяца, 26 сентября 2013 года.

Это стало одним из оснований для того, чтобы инициативная группа в очередной раз обратилась в суд, с заявлением о признании приказов Росприроднадзора о повторной ГЭЭ и ее положительном заключении недействительными. Очередная встреча экологических активистов с представителями местной судебной власти состоялась в сентябре 2013 года.

Октябрьское заседание

Заявление о признании результатов повторной ГЭЭ и соответствующего приказа Росприроднадзора недействительными было подано 3 сентября в Горномарийский районный суд Республики Марий Эл. Но Горномарийский районный суд вынес определение об отказе в принятии заявления, обосновав отказ тем, что подобным правом обжалования наделен только заказчик, т.е. ООО «Полигон».

Инициативная группа обжаловала это решение частной жалобой в Верховный Суд Республики Марий Эл. Апелляционная инстанция удовлетворила жалобу активистов, и заявление о признании недействительными приказов Росприроднадзора о ГЭЭ было рассмотрено 30 октября 2013 года все тем же Горномарийским районным судом Республики Марий Эл.

[picture3 {Руководитель общественного движения Валентина Марченко (первая слева) и инициативная группа граждан, протестующих против строительства полигона ТБО в Красноволжском сельском поселении Горномарийского района Республики Марий Эл, у здания Горномарийского районного суда в Козьмодемьянске, 30 октября 2013 года. Четвертая слева – адвокат «Беллоны» Нина Поправко.}]

Несмотря на то, что заседание длилось почти пяти часов – и активисты чувствовали, что близки к победе, – благоприятного для истцов исхода дела добиться не удалось.

По мнению истцов, в ходе процесса органами власти были представлены и приобщены к делу ненадлежащим образом заверенные копии документов, на основании которых была проведена госэкспертиза. На заседании выяснилось, что часть материалов, которые использовались экспертами в ходе проведения ГЭЭ, не включены в перечень документов, на основании которых заключение как раз и готовилось.

Выяснилось также, что в протокол общественных обсуждений не были подшиты замечания и предложения заинтересованной общественности, присутствовавшей на слушаниях, а в материалах ОВОС не оказалось варианта, который предусматривает альтернативное размещение полигона ТБО.

Одним из свидетелей, чьи показания заслушал суд на заседании 30 октября, стал местный житель, профессиональный биолог, Федор Романько, подвергший сомнению выводы, содержащиеся в заключении госэкпертизы.

«У меня в руке заключение экспертной комиссии», – приводит слова Романько протокол судебного заседания, который находится в распоряжении «Беллоны». – «Только беглый осмотр данного документа говорит о том, что люди[,] которые его писали[,] были слабо знакомы с местностью, о которой идет речь».

Согласно протоколу заседания, свидетель Романько пояснил, в частности, что выбранный участок находится не за пределами жилой зоны, но посреди «абсолютно сельскохозяйственного района, посреди колхоза». По словам Романько, это «самый продуктивный участок[,] урожайность которого выше других, он и сейчас засеян».

[picture4 {23 ноября в Горномарийском районе Республики Марий Эл состоялась серия одиночных пикетов против строительства полигона бытовых и промышленных отходов. Жители возмущены размещением объекта посреди сельскохозяйственных земель в густонаселенном районе, где 80% производства сосредоточено на выпуске фермерской продукции. Строительные работы на площадке ведутся прямо по всходам озимых.} right]

 «Что меня, как биолога[,] настораживает в этом заключении? Все местные жители близлежащих деревень […], все деревни имеют природный родниковый источник, который является верховодкой», – продолжил Романько, говоря о безнапорных грунтовых водах, временно или сезонно скапливающихся в близких к поверхности земли слоях. – «Когда бывают перебои с водой, люди идут за водой в овраг и пьют эту воду, которая никак не идет из глубины 200 или 100 м. […] Родники тут круглый год[,] и они не одни. Речь идет о том, что когда будет запущен в действие полигон, то сообщени[я] между отходами, которые будут захоронены до водоносных слоев, которые мощные и находятся на глубине 40-50 м[,] действительно не будет. С другой стороны, вся эта верховодка, которая питает наши сад[ы], участки и из которой мы пьем воду, все это будет заражено деятельность[ю] полигона».

Но, как следует из мотивировочной части решения Горномарийского районного суда, суд не дал оценку доводам Романько о том, что инфраструктура и гидрологический режим местности не позволяют размещать полигон в этом месте.

Жалоба экологических активистов была отклонена.

Чем опасно строительство на участке?

Протесты у местного населения вызывает не только то, что общественные слушания и повторная ГЭЭ были проведены, по их мнению, с нарушениями законодательства, но и потенциальный вред, который будущий полигон может нанести окружающей среде. Особые опасения вызывают те гидрогеологические риски, которые могут оказаться неучтенными при строительстве полигона в выбранном месте.

В заключении ГЭЭ, – составленном, в том числе, на основе гидрогеологического заключения, выданного 4 марта 2011 года – содержится утверждение, что «в существующих геоморфологических условиях и геологическом строении верхней части разреза развитие грунтовых вод не выявлено и не прогнозируется».

Но, как рассказывают местные жители, высказывающие недоверие и заключению гидрогеологов, и выводам экспертизы, утвержденной этим летом, никто из них той зимой, в 2011 году, не видел буровиков на поле. Заявители просили представить акт выполненных работ, но суд не истребовал доказательства проведенных гидрогеологических изысканий на участке.

Не выезжали эксперты для подробного осмотра местности и в ходе подготовки экспертизы ГЭЭ в 2013 году. Это признали на заседании суда 30 октября и сами представители ответчика, Управления Росприроднадзора по Республике Марий Эл. Как зафиксировано в протоколе судебного заседания, представитель республиканского Росприроднадзора Сергей Попов сказал: «Эксперт мог выехать на место, но они не пожелали этого сделать. Они действительно не выезжали».

Гидрогеологические изыскания путем проведения буровых работ призваны выявить, среди прочего, насколько близко к поверхности находятся грунтовые воды.

[picture5 {Каждую весну, во время ледохода на Волге, жители прибрежных Красноволжского и Троицко-Посадского сельских поселений вынуждены откачивать наполняющую погреба и подвалы воду. Население опасается, что вредные вещества со строящегося по соседству полигона будут проникать в грунтовые воды. На снимке: затопленный погреб в одном из хозяйств в деревне Нижние Шелаболки, май 2013 года.}]

В районе строительства полигона, омываемом водами Волги – точнее, Чебоксарского водохранилища – идет непрерывный процесс фильтрации и подпора грунтовых вод зеркалом водохранилища: стоячая вода с большой силой давит на водоносные слои берегов, напирает, ищет себе выход, и, как в системе сообщающихся сосудов, просачивается, проникает в грунт. В Горномарийском районе – особенно в прибрежных Красноволжском и Троицко-Посадском поселениях, на границе которых разворачивается строительство полигона, – этот процесс ярче всего проявляется поздней весной, в период ледохода на Волге. Освобождаясь ото льда и трогаясь с места, река давит на берега, из-за колоссального давления на ложе водохранилища вода начинает искать себе дорогу, подпирает грунтовые воды, находит слабые места… и вырывается наружу – в подвалах и цокольных этажах домов резко начинают бить ключи. В течение двух, трех недель прибывающую в погреба и подвалы воду жителям приходится откачивать насосами.

В отсутствие серьезного, подробного исследования гидрогеологической обстановки, если на границе Красноволжского и Троицко-Посадского поселений все же будет построена свалка бытовых и, – что немаловажно, – промышленных отходов, нельзя будет исключить риск того, что при колебании уровня грунтовых вод вредные вещества окажутся вынесены в низлежащие водоносные слои, служащие источником питьевой воды для очень многих населенных пунктов.

Но опасностью для грунтовых вод риски полигона не исчерпываются. Район не зря называется Горномарийским: вблизи побережья Волги ровной местности нет, и эти земли – самый край Приволжской возвышенности – «изрезаны» глубокими, крутыми склонами и увалами. По нормативам, участки для полигонов ТБО должны быть ровными, чтобы избежать вероятности попадания грязных стоков в естественные водоемы. Но место для полигона было выбрано как раз в ложбинке, на краю оврага, по которому вся грязь от накапливаемых в будущем отходов может начать стекать в правый приток Волги, реку Юнга, а там – и в саму Волгу, до которой всего лишь два километра.

[picture6 {С будущим полигоном бытовых и промышленных отходов местное население связывает не только экологические риски: дорога, ведущая от автобусной остановки к деревне Коптяково, в Троицко-Посадском поселении, может вскоре оказаться перекрытой строящейся свалкой. Горномарийский район, Республика Марий Эл, 23 ноября 2013 года.} right]

Об этом также говорил и биолог Романько на заседании суда 30 октября: «У нас на территории Красноволжского сельского совета нет ни одной территории[,] которая бы имела ровную поверхность. Все покатое. Место[,] о котором идет речь[,] является самой высшей точкой района. Все это направлено в сторону р[еки] Волга […]».

Впрочем, письменные замечания, в которых участники еще январских слушаний высказывали опасения по поводу рисков выбранного для полигона участка, в итоговый протокол общественных слушаний внесены не были, и не были представлены впоследствии экспертной комиссии. А 30 октября суд не удовлетворил жалобу активистов о признании результатов экспертизы недействительными.

И уже на следующий день после судебного заседания заказчики оспариваемой экспертизы пустили технику по полю: местный муниципалитет еще 24 сентября, до вступления в законную силу решения по жалобе о процедуре общественных слушаний, выдал ООО «Полигон» разрешение на строительство.

Одиночные пикеты

Работы на участке были начаты прежде чем вступило в силу решение Горномарийского районного суда, отказавшего активистам в удовлетворении просьбы об отмене приказов Росприроднадзора, и вопреки тому, что изменения, предусматривающие размещение полигона, пока что еще не внесены в основные градостроительные документы Красноволжского сельского поселения – генеральный план и Правила застройки и землепользования.

[picture7 {Местная жительница выступает против строительства полигона ТБО и промышленных отходов в Горномарийском районе Республики Марий Эл, 23 ноября 2013 года.}]

Но борьба местных жителей с будущим полигоном не закончена. Экологические активисты, при правовой поддержке ЭПЦ «Беллона», готовят апелляционную жалобу на октябрьское решение Горномарийского районного суда, которую намерены направить в течение ближайших дней в Верховный Суд Республики Марий Эл.

Инициативная группа граждан также планирует вскоре провести очередной митинг протеста.

А 23 ноября граждане вышли с одиночными пикетами протеста против разворачивающейся стройки. Этот вечер им придется провести в отделении полиции, составляя объяснительные о том, что целью акции не было проведение несанкционированного митинга и что никаких действий, препятствующих проведению строительных работ на полигоне, не проводилось.

Несколько жителей местных деревень, с плакатами в руках, стояли на равноудаленном расстоянии – метрах в 50-60 друг от друга – на поле неподалеку от дороги в деревню Коптяково, Троицко-Посадского поселения, которой, так же, как и Кадышево, придется соседствовать с будущим полигоном. Часть этой дороги, – по которой люди ежедневно возвращаются с автобусной остановки домой с работы, из школы, из садика с детьми, – оказалась внутри строительной площадки. Наикратчайший путь до автобусной остановки теперь будет перекрыт свалкой.

На плакатах было написано: «Оставим нашим детям чистую землю», «Верните земли труженику села», «Не просто свалка – захоронение промышленных отходов! Мы против!».

Тут же рядом, на дороге, по которой только что прошла мать с ребенком, рабочие специальным инструментом прорыли свежую яму для столба. Возле активистов, недалеко от которых находились видеооператор и его шофер, задержались несколько возвращавшихся домой местных жителей. Увидев, что рабочие отошли и стали звонить по телефону, протестующие начали поочередно покидать свои посты…

Материал подготовлен при участии Марии Каминской.

Нина Поправко