Чернобыль в тени Фукушимы

ingressimage_04-06-Chernobyl_IK-12-1..JPG Photo: Igor Kudrik

Сегодня во всем мире наблюдается масштабное недоверие к безопасности атомных станций. Сначала Чернобыль, а затем Фукушима вынудила целый ряд стран пересмотреть свое отношения к ядерной энергетике. США более чем за двадцать лет не построила ни одного реактора. На выход из атомной энергетики направились такие страны как Германия, Швейцария, Бельгия. Испания принимает решение о запрете строительства новых реакторов. Окончательно отказалась от атомной энергетики Италия. Япония после Фукушимы, остановила в работе только один реактор из  пятидесяти четырех. Дальнейшие перспективы атомной энергетики в этой стране весьма туманны, поскольку аварийные реакторы станции находятся в таком состояния, что в них может «временно или частично» возникать критичность, т.е. авария еще не закончилась. По оценкам экспертов понадобиться более 30 лет на  демонтаж аварийных АЭС Фукушимы. В марте 2012 года Болгария приняла решение о том, что бы строительство остановить АЭС Белене, несмотря на понесенные убытки. Это первый случай, когда расторгается международный действующий контракт на строительство АЭС. Мексика откладывает строительство десяти реакторов в пользу развития электростанций на природном газе. Литовский сейм принимает решение о запуске процедуры проведения национального референдума по строительству Висагинской АЭС, который может состоятся уже в октябре 2012 года. Индия испытывает  трудности с вводом в эксплуатацию АЭС Куданкулам, где уже несколько месяцев идут многотысячные протесты  местных жителей, требующие закрыть станцию в этом сейсмоопасном регионе.

По всей видимости, огромные расходы на ликвидацию последствий и компенсации населению после катастрофы на Фукушиме, которые в настоящий момент составляют около 245 млрд. долларов, повлияли на настроения и в «проядерных» странах. Во Франции, где доля атомной энергетики составляет 78%, оппонент Николя Саркози от социалистов  Франсуа Олланд (François Hollande), который опережает действующего президента по популярности, предложил к 2025 году сократить долю АЭС в производстве энергии более, чем на треть, т.е. до 50%. Т.е. судьба атомной энергетики самой атомной страны мира будет решена после ближайших выборов. Китай, который хочет уйти от большой зависимости от угольных станций и больше всех сегодня строит атомных энергоблоков, начал вкладывать огромные ресурсы в возобновляемую энергетику, видя в ней будущее.

На ситуацию в атомном мире отреагировали финансовые институты и рынки. Банк Австрии (входящий в структуру итальянской UniCredit) принял решение прекратить финансирование словацкой компании, строящей третий и четвертый блоки АЭС в Моховце. Европейские энергетические гиганты RWE и E.On объявляют об отказе от планов строительства нескольких АЭС в Великобритании. Из атомного рынка уходят частные компании. Значительным событием стал выход из атомного пула «Сименса». После Фукушимы просели рынки урана. По этой причине «Росатом» не смог завершить сделку по приобретению 100% акций австралийской компании Mantra Resources Limited, ведущую добычу урана в Танзании. В конкурентной рыночной экономике атомная энергетика не выживает. По этой причине в странах с рыночной экономикой после Чернобыля не было построено ни одной атомной станции, принадлежащей частной компании. Атомная энергетика требует масштабной государственной поддержки. В Китае и России все АЭС принадлежат правительству. До 2004 года французское правительство полностью владело Electricité de France, управляющей всеми АЭС во Франции, и на сегодняшний день более 80% компании все еще принадлежит государству.

Экономика и технологии атомной энергетики не прозрачны, а значит, не привлекательна для частных инвесторов. Если решение строить или не строить АЭС – зависит от поддержки государства, то это значит, что риски переносятся на кошельки потребителей и налогоплательщик. Сегодня атомные станции интересны в основном двум группам государств – это государств с очень большой и динамично развивающейся экономикой (Китай, Индия) и государства, которые по разным причинам стремятся к ядерным технологиям (в основном это южное полушарие, ближний и дальний восток). Росатом признает, что многие решения на строительство новых АЭС за рубежом и на границе своих территорий (Балтийская, Кольская-2) приняты не по причине экономической целесообразности, а исключительно из-за геополитических целей.

По статистике сегодня в мире атомных станций больше выводят из эксплуатации, чем строят новых. Строительство новых АЭС идет в основном в южных странах, где в основном Россия продвигает проекты по строительству АЭС в Бангладеш, Индии, Вьетнаме, Иране и Турции. США, Франция, Япония и Южная Корея – все работают над тем, чтобы закрепить аналогичные сделки в Иордании, Вьетнаме, Турции и Саудовской Аравии. Китай продолжает расширять группировку атомных реакторов Пакистана.

В северном полушарии атомная энергетика выживает только за счет России. На начало 2012 года в России находились в эксплуатации 33 атомных энергоблока, 18 из которых работают с превышением установленного ресурса (более 30 лет). На одиннадцати атомных блоках используются реакторы Чернобыльского типа (РБМК-1000). Россия проводит политику наращивания доли атомного электричества путем продления ресурса старых станций, к которым относятся в первую очередь Ленинградская и Кольская АЭС. Это не безопасно, однако стратегия российских атомщиков направлена в основном на увеличения количества атомных блоков. Согласно планам правительства, в России до 2030 года планируется построить еще около 26 новых реакторов. Несмотря на то, что атомное ведомство заверяет всех о полной безопасности своих АЭС, полных гарантий безопасности реально никто дать не может. Авария на Фукушиме еще раз показала, что реактор АЭС в условиях полного обесточения сразу или позже становится аварийным и уровень аварийности реактора зависит лишь от продолжительности отсутствия охлаждения его активной зоны. На Фукушиме была продемонстрирована важность контейментов и других защитных оболочек атомной станции. На  российских АЭС только треть атомных блоков имеют защитные контейменты, а это означает остальные реакторы  не защищен как от внешних так и от внутренних воздействий. На всех АЭС (в том числе и в России) отработавшее топливо хранится в пристанционных бассейнах выдержки. И Фукушима показала, что эти бассейны с отработавшим топливом не менее (а даже более) опасны, чем сами реакторы.

Сегодняшние проблемы безопасности российских АЭС лежат не только в технических и технологических плоскостях. Российская проблема коррупции, воровства и пренебрежения нормативными правилами и стандартами коснулась вопросов безопасности АЭС. По причине коррупции в Росатоме в 2011 году было уволено около 15, а в 2010 году около 35 руководителей различного уровня. Коррупция и пренебрежение стандартами привели в 2011 году к обрушению строящегося реакторного цеха на Ленинградской АЭС-2. Ранее сообщалось о грубых нарушений и коррупции при строительстве Нововоронежской АЭС­2. Четвертый блок Калининской АЭС был остановлен для доработок и ремонта через несколько дней после пуска. Российские СМИ сообщали о применением контрафактных материалов при реконструкции и строительстве энергоблоков Ростовской АЭС. При этом бывший генеральный директор АЭС вместе с руководителями ФСБ пытался скрыть этот факт. Все это свидетельствует о том, что коррупция может стать причиной гуманитарной и экологической катастрофы.

Чернобыль и Фукушима показали, что практически не возможно заранее спрогнозировать и предусмотреть по какой причине произойдет авария, а значит невозможно  выстроить алгоритм действий по предотвращению и локализации аварии. Поэтому не  важно, что будет причиной, вызвавшей аварию на АЭС – важно какие последствия будут  в результате. Мы должны думать о том, что последствия аварии на АЭС могут сказаться на следующих поколениях. Сегодня у нас еще не достаточно знаний и не достаточно опыта, что бы отрицать это.

Чернобыль и Фукушима еще раз показали, что атомная энергетика уязвима по многим, иногда совершенно не предсказуемым,  причинам. Правительства и обычные люди хотят гарантий безопасности и экономической целесообразности, которых, надо сказать честно, атомная энергетика сегодня реально предоставить не может. Поэтому будущее атомной энергетики остается неопределенным.

Александр Никитин

aleksandr@bellona.no