Падение самолёта на АЭС – один из сценариев нового Чернобыля

ingressimage_samolet1-1..jpg

В преддверье двадцать пятой годовщины Чернобыльской катастрофы необходимо понять, насколько реально её повторение в современных условиях. Один из возможных сценариев, которые могут привести к сравнимой по последствиям катастрофе – разрушение реактора в результате внешнего воздействия, например, при падении на здание АЭС пассажирского магистрального самолёта. Ни у действующих, ни у строящихся АЭС нет серьёзной защиты от этого.

bodytextimage_AN148-2.jpg Photo: kp.ru

Недавняя катастрофа воронежского АН-148 заставила вспомнить, что кроме пассажирских рейсов есть ещё и испытательные полёты, полёты военной и транспортной авиации… Разбившийся борт взлетел с аэродрома ВАСО – Воронежского акционерного самолётостроительного общества, всего в 45 километрах от которого находится Нововоронежская АЭС.

АЭС под крылом самолёта…

Автор, как и многие авиапассажиры, неоднократно имел возможность наблюдать атомные электростанции и другие радиационно опасные объекты через иллюминатор самолёта.

Если на рейсе Москва-Мурманск минут за 30 до посадки в аэропорту Мурмаши внимательно смотреть в левый иллюминатор, то можно увидеть не только Кандалакшу и город атомщиков Полярные зори, но и Кольскую АЭС – на берегу озера Имандра. АЭС видна не каждый раз, часто мешает облачность, но самолёты всегда пролетают рядом со станцией. Маршрут ряда рейсов из питерского Пулково в Европу проложен берега Финского залива, как раз над Ленинградской АЭС. Список можно продолжить…

А если повезёт кому прилетать в иркутский аэропорт, слева, в начале глиссады перед посадкой хорошо видна река Ангара, город Ангарск и Ангарский электролизный химический комбинат – уранообогатительное предприятие с открытым хранилищем контейнеров с опасными отходами, урановыми хвостами…

Жителям атомных городков не надо ничего объяснять – в ясную погоду самолёты в небе над АЭС хорошо видны, множество фотографий выложено в интернете.

Так что пассажирские самолёты над АЭС летают, это факт.

Почему сценарий падения самолёта надо рассматривать?

Представители атомной индустрии нередко заявляют, что рассмотрение аварии на АЭС, вызванной падением самолёта вовсе необязательно из-за малой вероятности такого события. Проблема в том, что если вероятность случайного падения самолёта, хотя не равна нулю, но действительно мала, то остаётся опасность того, что по тем или иным причинам самолёт может быть направлен на АЭС специально.

Я уверен, что все пилоты – психически устойчивые и хорошо оплачиваемые люди, но и от них иногда уходят любимые или их самих «уходят» на пенсию. Вряд ли лётчика в состоянии психического расстройства или стресса допустят к полётам, но ведь помутнение рассудка бывает внезапным…

Кроме того, известно, что 11 сентября американские АЭС были в списках возможных мишеней террористов, но от атаки на них тогда отказались. Оказывается, и до 11 сентября были попытки угрожать разрушением реактора при помощи захваченного самолёта. 12 ноября 1972 года трое террористов–смертников захватили управление на борту самолета DC-9 авиакомпании Southern Airlines и угрожали врезаться в Окриджский военный исследовательский реактор. После получения 2 млн. долларов они улетели на Кубу.

Даже если вероятность намеренного направления самолёта на АЭС мала, последствия этого катастрофичны. Авария на АЭС по своим последствиям, в первую очередь по долговременности негативного воздействия и по площади территории, где это воздействие может проявиться, несравнима с аварией, вызванной падением самолёта на газовую или угольную электростанцию. Именно поэтому для них нет требований иметь защиту от падения самолёта, а для АЭС такое требование быть должно.

Это признают и на самом высоком уровне. К примеру, как сообщала ранее Беллона.ру, во время визита в Индию в марте прошлого года премьер-министр Владимир Путин заявил: «В отличие от всех других реакторов, которые изготавливаются в мире, наши реакторы выдерживают прямое попадание среднемагистрального самолета в несколько тонн».

Власти врут…

Однако, к сожалению, заявление Путина действительности не соответствует.

Действующие российские АЭС падения пассажирского магистрального самолёта выдержать не могут – на АЭС с реакторами РБМК защитного колпака нет вовсе. Падение самолёта на реакторное здание Ленинградской, Смоленской или Курской АЭС приведёт к разрушению ректора, попаданию атмосферного воздуха на раскалённый графит и длительному графитовому пожару, точно такому же, что произошел на четвёртом энергоблоке Чернобыльской АЭС почти четверть века назад.

Понятно, почему атомщики не включают падение самолёта в качестве возможной исходной причины тяжёлой запроектной аварии. Без риска для репутации они не могут, ни при каких условиях признать, что авария с разрушением реактора и многодневным графитовым пожаром всё ещё реальна. Значит, надо просто игнорировать, замалчивать такую возможность…

Некоторые, но не все, российские АЭС с реакторами ВВЭР защитную оболочку («контайнмент») имеют, но она не способна противостоять многотонному самолёту, а двигатели самолёта при падении могут гарантированно разрушить оболочку, повредить реактор и приреакторное хранилище отработавшего ядерного топлива (ОЯТ), которое есть на каждой АЭС.

Это может привести или к прямому разрушению корпуса реактора ВВЭР, или к расплавлению активной зоны реактора из-за разрушения систем охлаждения и защиты, как штатных, так и аварийных. В любом случае выброс радиации в окружающую среду будет огромен. При разрушении бассейна с ОЯТ последствия могут быть даже более существенными, чем при повреждении реактора ВВЭР.

15 тысяч смертей, 6 триллионов евро ущерба

Для иллюстрации того, насколько серьёзными могут быть последствия катастрофы, вызванной падением самолёта на АЭС, приведём оценку из работы Энтони Фроггатта «Ядерный реактор как источник опасности», опубликованной Фондом имени Генриха Бёлля в 2006 году:

«Расплавление активной зоны реактора приведет к колоссальным радиационным выбросам в течение нескольких часов. Количество выбросов в атмосферу может составлять от 50 до 90 процентов таких подвижных радионуклидов, как йод и цезий, плюс небольшой процент стронция-90. В случае с АЭС мощностью 1000 МВт это составит несколько сотен тысяч ТБк по цезию-137. Для сравнения в Чернобыле было выброшено примерно 85 000 ТБк цезия.

Последствием катастрофы станет эвакуация на территории до 10 000 км2 в кратчайшие сроки. Количество смертей в результате облучения может достигнуть 15 000 человек, и до одного миллиона смертей в результате раковых заболеваний и бесчисленных случаев генетических мутаций. На территории до 100 тысяч кв. км в течение длительного времени будет такой уровень радиации вследствие загрязнения, что потребуется переселение жителей. Экономический ущерб составит приблизительно 6 000 миллиардов евро.

Для многих типов реакторов высока вероятность разрушения или тяжелых повреждений бассейнов выдержки для ОЯТ. В этом случае выбросы будут гораздо масштабнее вышеупомянутых, и, соответственно, с более тяжелыми последствиями».

Строящиеся АЭС тоже не защищены

В настоящее время в России идёт достройка четырёх реакторов по старым проектам. Если они будут введены в строй, их защита не выстоит перед падением современных магистральных пассажирских лайнеров. Это четвёртый энергоблок Калининской АЭС, третий и четвёртый энергоблоки Ростовской (Волгодонской) АЭС и уральский долгострой, начатый ещё до Чернобыля ректор БН-800 на Белоярской АЭС.

Но что же с новыми станциями, проекта «АЭС-2006», по которому идёт строительство Второй Ленинградской и Второй Нововоронежской АЭС, а также готовятся к началу работ на Балтийской АЭС в Калининградской области и белорусской АЭС на Островецкой площадке близ Вильнюса?

На общественных слушаниях по этим АЭС атомщики постоянно утверждали, что защитная оболочка выдержит падение самолета. Правда, не всегда говорилось, какой именно самолёт имеется ввиду, но часто, как Путин в Индии, говорили о современных пассажирских лайнерах.

Ситуацию прояснила ставшая достоянием гласности переписка Литвы и Беларуси, относительно белорусской АЭС, для которой выбран как раз проект «АЭС-2006». В ответ на вопросы Министерства охраны окружающей среды Литвы представители Беларуси сообщили, что защитная оболочка может выдержать падение самолета массой не более 6 тонн. Приведем вопрос и ответ полностью (цитата по ОВОС Белорусской АЭС, Книга 11, часть 11, лист 37):

«Вопрос 10. Рисунок 6 показывает, что герметичность реактора может выдержать крушение самолета. Но количественные (вес, скорость падения) или качественные (тип самолета) характеристики такого влияния не представлены. Отчет ОВОС должен быть дополнен индикаторными характеристиками.

Ответ: В проекте АЭС – 2006 (ОАО «СбП АЭП») указывается: падение самолета весом 5,7 тонны со скоростью 100 м/с».

bodytextimage_samolet2.jpg Защитная оболочка «АЭС-2006» не может выдержать падения тяжёлого лайнера, красивая картинка в ОВОС – просто обман. Credit: ОВОС Белорусской АЭС

Удивительно, но на рисунке, предоставленном в обоснование «безопасности» АЭС и надежности защитного колпака изображен самолет «Боинг-747», марка лайнера четно читается на хвосте. Масса пустого лайнера в различных модификациях – от 162 до 214 тонн, взлетная масса – 330-440 тонн, крейсерская скорость – около 900 км/ч.

То есть, новые «АЭС-2006» защищены только небольших тихоходных самолётиков. Масса «Боинга-747» более чем в 30 раз больше, а скорость в 2,5 раза больше чем у гипотетического самолёта, падение которого мог бы выдержать защитный колпак новых российских АЭС. Разбившийся 5 марта недалеко от Нововоронежской АЭС новый среднемагистральный пассажирский АН-148 имел максимальный взлётный вес в 41,5 тонны и крейсерскую скорость 850 км/ч. Не Боинг, но масса более чем в 7 раз, а скорость – более чем в 2 раза больше того, что выдержал бы колпак АЭС…

Цена самоуспокоенности

Таким образом, падение современного пассажирского самолета на как на старую атомную станцию, так на пока не построенную «АЭС-2006», может вызвать разрушение защитной оболочки (если она есть) и повреждение всего того, что в ней находится – реактора, хранилища свежего и отработавшего топлива. Это приведет к массивному выходу опасных радионуклидов в окружающую среду и к катастрофе, сравнимой по последствиям с Чернобылем.

Атомщики предпочитают проблему замалчивать и не рассматривать подобные сценарии аварий, власти им верят. Вот в такой ситуации Россия готовится встретить двадцать пятую годовщину Чернобыля.

 

Андрей Ожаровский

idc.moscow@gmail.com