COP-16: Россия должна взять на себя обязательства по сокращению выбросов СО2

ingressimage_deforestation2.jpg Photo: La Via Campesina

В минувшую пятницу BELLONA организовала семинар на саммите в Канкуне «Роль и позиция России в климатических переговорах». Елена Кобец из Экологического правозащитного центра «Беллона» (Санкт-Петербург), была одним из спикеров и сказала, что Россия является непредсказуемой в переговорах.

К ней присоединился Владимир Сливяк из организации «Экозащита!», и Алексей Кокорин, руководитель климатической и энергетической программы Всемирного фонда дикой природы (WWF) в России.

«Даже официальная делегация не может ясно сформулировать, чего хочет Россия на этом климатическом саммите», – сказала Елена Кобец.

Ничего конкретного

В прошлом году Россия подписала Копенгагенское соглашение, которое возникло вследствие климатического саммита ООН, прошедшего в Дании, но это соглашение довольно расплывчато и юридически не обязывающее. Теперь российские экологические организации надеются, что Россия внесёт некоторую ясность в вопрос о том, насколько страна собирается сократить свои выбросы.

Ранее было сказано, что к 2020 году Россия сократит около 15-25 процентов выбросов от уровня 1990 года, но основным камнем преткновения является вопрос о включении или не включении в расчёт объёмов СО2, поглощаемых обширными российскими лесами.

25 или 35 процентов?

На семинаре BELLONA Алексей Кокорин из WWF, сказал, что Россия должна уточнить свои обязательства. Он считает, что Россия может сделать целью сокращение выбросов к 2020 году как минимум на 25 процентов по сравнению с уровнем 1990 года, и что при этом не должно учитываться поглощение СО2 лесами.

«Россия должна выйти с инициативой и ясно заявить, что поглощённый лесом СО2 не должен засчитываться», – сказал Кокорин.

 

Елена Кобец в свою очередь считает, что Россия имеет потенциал для сокращения выбросов СО2 на 35 процентов, а не на 25: «Во-первых, у нас есть огромный потенциал в области энергоэффективности. Во-вторых, Россия также имеет огромный потенциал для использования чистых возобновляемых источников энергии – ветра, геотермальных источников, энергии малых гидроэлектростанций и солнечной энергии», – говорит Елена Кобец.

Не продавайте «горячий воздух»

Россия сегодня имеет довольно много квот на выбросы, в которых она не нуждается, но которые возникли после закрытия крупных загрязняющих предприятий. Администрация стремится продать эти квоты, но пока это не произошло.

«Если Россия продаст свои квоты, то это негативно скажется на усилиях по борьбе с глобальным потеплением. Россия не должна так делать, мы не должны продавать «горячий воздух», – сказал Владимир Сливяк.

В настоящее время уже есть уверенность в том, что Россия выйдет из Киотского протокола. Как ожидается, премьер-министр Владимир Путин будет отстаивать это решение, и уже практически нет надежды на то, что Россия пересмотрит свою позицию.

Кокорин надеется, что выход России не уничтожит Киотский протокол в целом: «Будьте осторожны с Киотским протоколом», – сказал Кокорин. – «Он охватывает только 27 процентов глобальных выбросов, но у нас нет на руках никаких новых проектов соглашений. Киотский протокол, по сути, единственный юридический документ, который у нас есть. Даже если Россия сейчас выйдет, то, по крайней мере, другие страны смогут продолжить выполнение Киотского соглашения».

 

Отсутствие конкретных мер

Соединенные Штаты, Индия и Россия следуют сразу за Китаем по объёму выбросов СО2 в атмосферу. В прошлом году политическое руководство России признало угрозу изменения климата, а также огромное влияние, которое окажет глобальное потепление на Россию.

До приезда в Копенгаген в прошлом году президент России Дмитрий Медведев объявил, что он подпишет давно забытую доктрину по климату. Это, однако, не привело к каким бы то ни было реальным действиям.

«Климатическая доктрина была, на самом деле, неплохая, но сейчас должно быть что-то конкретное. Единственное, что у нас сейчас есть – это закон об энергоэффективности, но он говорит только то, что мы должны заменить лампочки, но этого не достаточно», – сказала Елена Кобец.

Anne Karin Sæther

Ксения Вахрушева