Голландская компания Dockwise вывезла из Гремихи последнюю АПЛ

ingressimage_03-1..JPG Photo: Severnaya Subbotnaya Gazeta

Представители властей Норвегии, США, Великобритании и России назвали осуществленную перевозку победой для процесса ядерного разоружения России постсоветского периода.

Вывоз АПЛ К-60 с базы Гремиха, расположенной на Кольском полуострове, был частью проекта, разработанного компанией Dockwise, по транспортировке в целом трех российских атомных подлодок вместе с остающимся на борту атомным топливом к различным пунктам разделки на Северо-Западе России.

Первые две подлодки, принадлежащие классу «Виктор» по западной классификации, были перевезены в августе этого года с судоремонтного завода в Полярном на северодвинский завод «Звездочка» недалеко от Архангельска. Вывезенная в понедельник АПЛ К-60, класса «Ноябрь», отправилась в противоположную сторону, на Судоремонтный завод № 10 в городе Полярный. Все три подлодки были транспортированы со все еще находившимся на борту отработанным ядерным топливом (ОЯТ) специальными судами для перевозки тяжеловесных грузов.

Две АПЛ класса «Виктор» были вывезены по условиям контракта, заключенного между компанией Dockwise и представителями Канады, а транспортировка подлодки класса «Ноябрь» была заказана компании властями Норвегии при финансовой поддержке Великобритании.

Хенк де Гроот, генеральный менеджер инженерного департамента компании Dockwise, сообщил в телефонной беседе с корреспондентом «Беллоны Веб», что погрузка АПЛ К-60 на борт одного из судов Dockwise состоялась в Гремихе ранним утром в понедельник. К вечеру вторника отслужившая свою службу подлодка прибыла на расположенный около Мурманска завод в Полярном, где ее ожидает выгрузка топлива и разделка.

Трудности норвежской политики

Контракт на перевозку К-60 стал, по мнению многих, результатом последних усилий, которые намерены вложить в ядерный демонтаж на Северо-Западе России норвежские партнеры программы «Экологическое сотрудничество в Арктике в военной сфере», или АМЕК (Arctic Military Environmental Cooperation, AMEC).

Представители АМЕК в Осло дали понять корреспонденту «Беллоны Веб» в начале года, что транспортировка и разделка подводной лодки К-60 будет для Норвегии, вероятно, «заключительным проектом в рамках АМЕК». Причиной такого решения стала борьба за сферы влияния между АМЕК и норвежским Министерством иностранных дел. Спор разгорелся вокруг того, в чьих, собственно, руках должна сосредоточиться работа по очистке Северо-Запада России от ядерного наследия советских времен.

Представительство Норвегии в АМЕК является частью структуры норвежского Министерства обороны. Однако именно норвежский МИД контролирует финансовые потоки АМЕК, что усложняло политические проблемы осуществления задачи АМЕК по вывозу АПЛ К-60. Впрочем, Министерство иностранных дел в итоге все же освободило необходимые для проекта 20 млн норвежских крон (3 млн долларов) в апреле этого года.По словам норвежского сопредседателя АМЕК Ингерд Крокен, в сентябре в Мурманске состоится встреча основных партнеров АМЕК – США, России, Норвегии и Великобритании, – которая должна четко определить роль Норвегии в будущей деятельности организации. В этом же месяце АМЕК отметит 10 лет своего существования.

«Теперь, когда закончен проект по АПЛ К-60, главы АМЕК приступят к обсуждению будущего организации», – сказала Крокен в телефонном интервью корреспонденту «Беллоны Веб». По ее словам, вопрос о том, продолжит ли Норвегия работу в проектах АМЕК или выйдет из сотрудничества, «является одним из основных пунктов на повестке дня» предстоящей встречи. Она добавила, что надеется на продолжение партнерства Норвегии в АМЕК.

Благодаря многолетнему присутствию на Северо-Западе России как в военной, так и экологической сфере, АМЕК сумела добиться существенного уровня открытости со стороны участвовавших в сотрудничестве российских официальных лиц, которые, как правило, не склонны выказывать доверие к западным коллегам. По словам некоторых источников, ведомства, претендующее теперь на полномочия Норвегии в АМЕК — в частности, Министерство иностранных дел — не смогут достичь такого беспрецедентного уровня доверия.

Крокен предпочла не обсуждать, смог бы, по ее мнению, норвежский МИД провести проект по вывозу К-60 более эффективно, чем это сделала АМЕК, но оценила уровень открытости к сотрудничеству представителей российского Северного флота в проекте как «очень хороший».

«Десять лет деятельности АМЕК в экологической и военной сфере позволили выработать доверие к организации, поэтому проект по К-60 был выполнен без затруднений», сказала она.

Хорошая погода — хорошие результаты

Согласно де Грооту, проект транспортировки подлодки был завершен с пятидневным опережением графика. Он оценил проделанную операцию как «очень удачную» и сказал, что осуществленный проект, – особенно, в части выработки и применения информации по наиболее оптимальным погодным условиям для перевозки, – стал инновацией в области и должен служить эталоном для выполнения подобных работ в будущем.

«Июль и август – лучшие месяцы года для [реализации таких проектов]. Мы это доказали», — сказал де Гроот.

По словам де Гроота, Dockwise и норвежские партнеры АМЕК должны встретиться в Мурманске в четверг для согласования последних формальностей и завершения контракта, что ознаменует также и конец участия норвежского представительства АМЕК в проекте вывоза К-60.

Голландские технологии

Dockwise использовала для проекта одно из так называемых «судов для перевозки тяжеловесных грузов» – транспортное средство с уникальной технологией, позволившей подвести специально оборудованную палубу под водой под днище подводной лодки, а затем, после продувки балластных цистерн, поднять палубу вновь на поверхность воды вместе с АПЛ. Обветшалый корпус К-60 был закреплен для подъема и транспортировки в надводном режиме на специальных напалубных стапелях. Таким образом, подлодка была подготовлена к перевозке и защищена на случай воздействия тяжелых волновых условий и плохой погоды, которые являются бичом более традиционных, но менее надежных методов транспортировки, используемых российским военным флотом.

Полуразвалившаяся, выеденная коррозией атомная подлодка К-159 стала жертвой как раз бурной погоды и небезопасной транспортировки, которые привели к катастрофическим последствиям во время буксировки АПЛ из Гремихи в Полярный 28 августа 2003 года. На борту находились 10 человек экипажа и 800 килограммов ОЯТ.

Штормовые условия, в которых оказались АПЛ и буксировочное судно, стали причиной обрыва буксирного троса, после чего К-159, еле державшаяся на плаву благодаря проржавевшим и вскоре оторвавшимся понтонам, и уже полузатопленная попадавшей сквозь дыры в корпусе водой, затонула на глубине 240 метров. Выжил только один член экипажа.

Транспортировка К-159 была российским проектом, но трагический инцидент заставил международное сообщество пересмотреть принципы, по которым разрабатываются и согласовываются проекты финансового содействия программам ядерной безопасности в России. Под особо пристальное внимание попала Норвегия, поскольку, как выяснила тогда «Беллона Веб», именно при финансовой помощи Норвегии были ранее применены в буксировке к месту утилизации двух других атомных подлодок те же самые сомнительные методы, которые привели к гибели К-159.

В 2004 году российское конструкторское бюро «Малахит» и голландская компания «Маммут» предложили план по поднятию останков К-159, но стоимость проекта, оцениваемого в 50 млн евро, остается недосягаемой планкой для российского бюджета, — а подлодка остается лежать на дне Баренцева моря.

Чарльз Диггес

charles@bellona.no

Maria Kaminskaya