Второй удар по Балтике

frontpageingressimage_seg3.jpg Photo: www.negp.ru

Для реализации экспортных поставок газа на европейский рынок ООО «Газпром» выбирал между тремя проектами газопроводов: Северо-Европейский, в обход Украины «Кобрин — Велке Капушаны» и вторая ветка действующего газопровода «Ямал — Европа» через Польшу.

Эксперты полагают, что СЕГ обойдётся существенно дороже, чем другие проекты. По оценкам самого «Газпрома», он стоит около 10 млрд. долларов. Тем не менее, руководство «Газпрома» отдало предпочтение именно этому проекту, так как СЕГ — самый надёжный, а конкурирующие проекты связаны с риском транзита газа через Белоруссию и Украину. ООО «Газпром» выбрал свободу, несмотря на значительные финансовые затраты.

В декабре 2000 года решением Европейской комиссии проекту СЕГ присвоен статус трансъевропейской сети («TEN»). Данный факт очень выгоден, по своей сути проект приобрел «крышу» по всем аспектам — экономическим, политическим и экологическим.

Но только 16 января 2004 года правительство РФ выпустило распоряжение № 64-р, в котором приняло предложение Минэнерго России и ОАО «Газпром» о проектировании Северо-Европейского газопровода.

8 сентября 2005 года было подписано соглашения о строительстве между ОАО «Газпром» и германскими концернами BASF AG и E.ON AG. В декабре была создана компании North European Gas Pipeline (NEGP) во главе с экс-канцлером ФРГ Герхардом Шрёдером. Штаб-квартира компании находится в г. Цуг (Швейцария).

Есть возражения?
Проект строительства этого газопровода вызывает большие вопросы у стран Балтии, российских и зарубежных экологических организаций. Напомним, что в 2004 году проект оказался на грани срыва из-за опасений экологов.

В ноябре 2005 в Таллинне на Балтийской ассамблеи парламентарии прибалтийских стран приняли резолюцию о строительстве СЕГ, требующую от России и Германии учесть их интересы — как экономические, так и экологические.

Министерство природных ресурсов РФ (МПР) считает безосновательными опасения стран Балтии в связи с сооружением СЕГ. «Любое государство, конечно, вправе знать, не представляет ли какой-либо экономический проект экологической угрозы. Постановка этих вопросов закономерна, и ответы на них мы даем», — сказал в интервью РИА Новости замминистра МПР Валентин Степанков.

Представители финской стороны во время визита премьер-министра России Михаила Фрадкова в Финляндию в апреле 2006 года заявили о том, что Финляндия запретит прокладку СЕГ по своей территории, если проект будет нарушать экологические нормы.

«Германия пригласила представителей стран Балтийского моря провести совместную встречу, в ходе которой начнется оценка воздействия СЕГ на окружающую среду», — сказал финский премьер Матти Ванханен. «Что касается экологической экспертизы проекта прокладки газовой трубы по дну Балтийского моря, то этот вопрос сегодня действительно становится актуальным», — подчеркнул он.

«Проведение государственной экологической экспертизы по документам от подрядчиков СЕГ будет рассматриваться как приоритетная задача и будет выполняться в первую очередь», — сообщает пресс-служба МПР России.

При этом и сами компании-участники вполне реально оценивают ситуацию и понимают обеспокоенность экологов.

«Реализация проекта строительства Северо-Европейского газопровода может столкнуться с непредвиденными проблемами», — сказал журналистам в Эссене председатель правления германского концерна E.ON Ruhrgas, член совета директоров «Газпрома» Буркхард Бергманн. Такое честное публичное заявление многого стоит. Поясняя свою мысль, он назвал некие «экологические аспекты» проекта, подчеркнув, что строительство газопровода потребует «большой подготовки и получения многочисленных разрешений».

При этом глава E.ON Ruhrgas отверг естественно любые сомнения в экономической целесообразности этого проекта: «В экономической целесообразности проекта СЕГ нет никаких сомнений, а политические факторы при его реализации никакой роли не играют».

bodytextimage_seg1.jpg Photo: www.negp.ru

При этом глава «Газпрома» Алексей Миллер не устает заверять всех, что экологическая безопасность СЕГ будет соответствовать мировому уровню. «Этот газопровод будет реализовываться с еще большими требованиями и будет более экологически безопасен, чем те морские газопроводы, по которым газ в Германию поступает с шельфа Норвегии», — заявлял Миллер.

Решение о содействии предприятиям, задействованным в строительстве СЕГ, было принято 12 апреля 2006 года на проходящем в Санкт-Петербурге совещании главного управления Росприроднадзора по Северо-Западному федеральному округу с участием заместителя руководителя Росприроднадзора Олега Митволя.

Химические отголоски прошлого
Трасса СЕГ состоит из двух частей — сухопутной и морской. Газопровод начинается в районе Грязовецкого газотранспортного узла и пройдет по территориям Вологодской и Ленинградской областей до бухты Портовая в районе Выборга, затем по дну Балтийского моря до побережья Германии (г. Грайфсвальд) с возможным отводом в Швецию. Далее газопровод пройдет через Германию и Нидерланды до пункта Бэктон в Великобритании.

Наибольшую опасность для экологии представляет морская часть газопровода. Балтийское море является хрупкой и закрытой экосистемой в силу своей географии, гидрографии и этнографии. В конце 2005 года на сессии Ассамблеи Международной морской организации Балтийскому морю был присвоен статус «особо чувствительной морской зоной». Это требует особого внимания и осторожности от пользователей акваторией Балтики. В Балтийском море в день находится в движении в среднем около двух тысяч судов, из которых около 200 — танкеры.

Основную угрозу представляют собой химические боеприпасы, затопленные в Балтийском море после окончания Второй мировой войны. Советский Союз в 1947 году в двух районах Балтийского моря затопил около 35 тыс. тонн трофейного германского химоружия. Это примерно 600 тыс. единиц химических боеприпасов и емкостей с отравляющими веществами.

Для перевозки к месту затопления использовались транспорты торгового флота Германии, арендованные в английской зоне оккупации. Поскольку транспорты предстояло возвращать англичанам, затапливали лишь само химоружие, попросту выбрасывая его за борт (англичане и американцы затапливали вместе с судами).

«Эти точки обозначены на навигационных картах, — говорит руководитель союза «За химическую безопасность», доктор химических наук Лев Федоров. — Туда ежегодно ездят экспедиции, есть доклад, который сделало Минобороны несколько лет назад. Так что если в «Газпроме» сидят нормальные люди, они туда не полезут со своей трубой. Обойти это поле рядом с Литвой можно без проблем».

Заместитель начальника отдела энергосбережения и экологии «Газпрома» Станислав Маркин утверждает, что экологические проблемы при строительстве СЕГ, а также проблемы захоронения химического оружия на дне Балтийского моря, безусловно, существуют, однако их можно решить созданием карты захоронений химоружия и ведения работ с большой осторожностью. Он же сказал, что картографическая информация о расположении захоронений химического оружия у стран, которые произвели эти захоронения, «в принципе имеется».

Но важно не только не потревожить зоны затопления будущим проектом. Экологическая проблема существует в этом районе и без СЕГ. Происходит разрушение в морской воде корпусов химбоеприпасов и емкостей. По оценкам специалистов, разгерметизация авиахимбомб началась через 23 года и завершиться через 80 лет после затопления, артхимснарядов различного калибра начнется через 70-100 лет, закончится через 240-400 лет после затопления.

Конечно, раньше всего должны разгерметизироваться барабаны, бочки, банки и другие емкости. По мере высвобождения отравляющих веществ из боеприпасов и емкостей они частично растворяются в морской воде, а не растворившаяся часть поглощается донными отложениями. При этом фитопланктон, особо чувствительный к иприту, может подвергаться и острому отравлению.

Согласно докладу Хельсинкской комиссии по защите среды Балтийского моря (HELCOM), опубликованному в октябре 2004 года, только в 2003 рыбаки вытащили со дна моря сетями 25 химических снарядов и бомб с ипритом, адамситом и другими отравляющими веществами. Большинство из них проржавели. Рыбаки такой «улов» чаще выбрасывают снова в море, либо доставляют на берег для обезвреживания. Большинство опасных находок, говорится в докладе, встречается к востоку от датского острова Борнхольм. По утверждению комиссии, это самая серьезная статистика за последнее десятилетие.

Первые комплексные обследования зон затопления химоружия были проведены в 1996 году. Тогда впервые были полученные сведения о наличии геохимических аномалий в зонах захоронения. С 1997 года начался мониторинг этих зон, в результате которого были обнаружены повышенные концентрации мышьяка, что указывает на загрязнение донных отложений химическими отравляющими веществами и продуктами их распада. В 1998 году морские работы были распространены и на пролив Скагеррак, где химоружие затапливали уже западные страны. В 2000 году в проливе Скагеррак были обследованы затопленные суда с химическим оружием в трюмах. А в 2001 году около о.Борнхольм случилось «подтверждение прежних аномалий по мышьяку и выявление новых»( научные данные ВСЕГЕИ им.А.П.Карпинского.)

К сожалению, серьезных результатов у всех этих работ пока нет — ни в отношении корректного формулирования опасности затопленного химоружия, ни насчет спасения от нее.

Слово проектировщикам
Проектирование и строительство морского участка СЕГ имеет ряд особенностей, которые требуют специальных процедур и подходов в этой работе. В частности проект должен отвечать конвенции ООН по морскому праву, директиве Евросоюза по газу от 1998 года, договору по энергетической хартии 1998 года и директиве совета Евросоюза об оценке влияния проектов на экологию.

По данным генерального проектировщика «Гипроспецгаз» в рамках концептуального проекта первой очереди морского участка газопровода разработана Программа создания комплексной системы обеспечения безопасности (КСБ). Ее цель — снизить риски потенциального ущерба, как самому объекту, так и экологической среде Балтийского моря на всём этапе жизненного цикла подводного трубопровода.

Планы работ по поиску, обнаружению и очистке трассы от взрывчатых веществ и химического оружия, методики расчетов остаточных рисков, критериев и норм этих планов и Программы будут представлены на рассмотрение в службу ООН по разминированию. При проектировании будет применена международная процедура оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС) в трансграничном контексте, учитывающая требования стран Европейского союза и международных конвенций.

Программа проведения морских изыскательских работ разработана проектными организациями («Гипроспецгаз», «Питер газ») с целью получения требуемого объема данных для проекта прокладки двухниточного трубопровода по дну моря. На базе материалов этих исследований до конца 2006 года будет разработан базовый проект строительства первой очереди магистрального газопровода. Между генеральным проектировщиком «Гипроспецгаз» и сертификационным обществом «DNV» (Норвегия) существует договорённость о верификации проекта строительства морского участка СЕГ на предмет его соответствия международным стандартам.

Разработан план мероприятий по проведению в 2006-2007 годах общественных слушаний по проекту СЕГ в странах затрагиваемых проектом (Германии, Швеции, Дании, Финляндии), а также план получения необходимых согласований и экспертных заключений и проведения международной экологической экспертизы проекта.

Однако при обращении эксперта ЭПЦ «Беллона» в проектную организацию «Питер газ» для получения информации об этих программах и результатах на настоящее время ответа не последовало.

Старт дан
Итак, срабатывает в очередной раз наполеоновский принцип: сначала ввязаться, а потом уже посмотрим, что получится. Сваренные плети уже потянулись из Вологды в Ленинградскую область. В декабре 2005 городе в Бабаево Вологодской области началось строительство российского сухопутного участка СЕГ «Грязовец — Выборг», который соединит морской участок с действующей сетью газопроводов России. На 2006 году намечен ввод в эксплуатацию участков сухопутной части трубопровода общей протяжённостью 144 км.

Комментарий юриста:
Одной из важнейших частей выполнения проекта является учет требований национальных законодательств России, Финляндии, Швеции, Дании, Германии, ряда международных конвенций, в том числе, Международной конвенции по защите морской среды района Балтийского моря (Хельсинская Конвенция), вступившей в силу для России 17 января 2000 года. По вопросу обеспечения экологической безопасности проект должен быть согласован с резолюцией Балтийской ассамблеи (ноябрь 2005г., Таллинн) — прокладка газопровода не должна навредить морской экосистеме, повредить животному миру Балтики.

А в нашей стране до сих пор не приняты законы «Об экологической безопасности», «Об экологическом контроле», «Об экологической сертификации». В ФЗ-№7 от 10 января 2002 года «Об охране окружающей среды» говорится, что экологическая сертификация проводится в целях обеспечения экологически безопасного осуществления хозяйственной и иной деятельности на территории Российской Федерации и может быть обязательной или добровольной.

До сих пор нет в нашей стране закона и «Об обязательном экологическом страховании», «Об ответственности юридических лиц, должностных лиц и граждан за ущерб, нанесенный окружающей среде», «Об экологическом аудите». Вопросы экологии пока не решаются на уровне национальных проектов. Видимо считается, что они не оказывают серьезного влияния не демографическую ситуацию в нашей стране.

 

Bellona

info@bellona.no