Зеленая партия

41288ba5f4c9025fccb16cd9f5db95d7.jpeg

Dura lex…

В федеральном законе «О политических партиях» записано: «Политическая партия – это общественное объединение, созданное в целях участия граждан Российской Федерации в политической жизни общества посредством формирования и выражения их политической воли, участия в общественных и политических акциях, выборах и референдумах, а также в целях представления интересов в органах государственной власти и органах местного самоуправления».


Основными целями политической партии закон определяет формирование общественного мнения и политическое образование, воспитание граждан, выражение мнений граждан и выдвижение кандидатов на выборах.


После съезда должна состояться государственная регистрация партии и ее региональных отделений. За регистрацию необходимо уплатить государственную пошлину. Для государственной регистрации должны быть представлены: заявление уполномоченных лиц; устав партии в двух экземплярах; программа политической партии; заверенные уполномоченными лицами копии решений учредительного съезда партии о создании политической партии и ее региональных отделений, о формировании ее руководящих и контрольно-ревизионных органов, документ об уплате государственной пошлины.


…Наши читатели, конечно же, понимают, что эти правовые аспекты перечисляются не просто так: именно они в ближайшее время будут определять направленность в работе партии. Мало учредить партию – ее надо еще и зарегистрировать, что в нынешней ситуации в России непросто. Кстати, об этом говорили многие делегаты съезда – и с трибуны, и в кулуарах. Говорили и о том, что партии может быть отказано в регистрации. Причем говорили так часто, будто это решение – отказать – уже кем-то принято. Между тем не следует забывать, что в регистрации политической партии может быть отказано, если: устав партии противоречит Конституции РФ; наименование и символика не соответствуют закону; не представлены необходимые документы; нарушены сроки представления документов; документация не соответствует требованиям закона. Отказ в регистрации может быть обжалован в суде. (Басманном, к примеру, или в Мещанском).


В законе в перечне видов государственной поддержки политических партий указано обеспечение равных условий и гарантий доступа к государственным и муниципальным средствам массовой информации. К слову: о предстоящем съезде сообщили лишь радиостанция «Эхо Москвы» и радио «Свобода» – СМИ явно не государственные.


Уже на съезде стало известно, что в Королев приехали посланники из 62 регионов страны (около 200 человек). «Зеленые» работали более восьми часов. При этом за создание партии они проголосовали менее чем через два часа после начала работы, а все остальное время обсуждали программу партии и выбирали руководящие и другие партийные органы.

22cc7b570e224b90113e1d3e81c06468.jpeg


Делегаты избрали политсовет партии, который вместе с председателем составил 15 человек. Как рассказал Яблоков, у него будет три заместителя: активист экологической организации «Беллона» Александр Никитин, руководитель Союза экологической организации Москвы Андрей Фролов и лидер «зеленого» движения из Саратова Ольга Пицунова. По его словам, «Зеленая Россия» рассчитывает на поддержку студентов и домохозяек, бизнеса и интеллигенции. «Приоритеты партии совпадают с интересами большинства граждан России, которые хотят безопасного и здорового будущего для своих детей», – подчеркнул Яблоков. Он также предположил, что партия примет участие в выборах в Государственную Думу, хотя оговорился, что «более конкретно пока говорить об этом рано».


Еще Алексей Владимирович произнес фразу, которую цитировали затем многие СМИ: «Мы создаем партию от отчаяния: происходящая деэкологизация государственного управления не отвечает национальным интересам».


Исторический экскурс

В книге Ю.Коргунюка «Современная российская многопартийность» (1999г.) экологические объединения расположены в главе «Нетрадиционные политические организации». Причем после главы о троцкистах. Автор поясняет, что причина, по которой экологические партии следует считать нетрадиционными, заключается в том, что проблемы, выдвигаемые ими на первый план, не могут рассматриваться как предмет политической борьбы. Далее перечисляются партии, которые, по мнению Коргунюка, «появились в результате политизации экологического движения» и которые затем примкнули к демократическому движению, растворившись в нем.


Среди «наиболее заметных» экологических партий и движений доавгустовского периода автор называет Социально-экологический союз (зарегистрирован Минюстом в 1991 г.), «Хранителей радуги» (указана дата основания -1988 г.) и Партию зеленых (март 1990 г.)


О последней сказано, что в ее создании активно участвовали представители различных анархистских организаций – В.Дамье, А.Шубин и другие. Партия зеленых определялась создателями как «экосоциалистическая, базисно-демократическая, антиавторитарная и принципиально альтернативная» существующим политическим партиям.


В 1991г. Партия зеленых раскололась на Лигу зеленых партий и Российскую партию зеленых.


Есть в российской многопартийной палитре еще, как минимум, одна партия зеленых, чьи корни растут из «Конструктивно-экологического движения «Кедр». На сайте Кедра сказано, что это «неполитическая общественная организация, объединяющая граждан России для решения экологических проблем страны. Движение создано и официально зарегистрировано в 1993 году и в настоящий момент насчитывает более 200 тысяч членов в 70 регионах России… Осенью 2002 года Движение «Кедр» отметило 10-летие общественно-политической деятельности». (Странно: неполитическая организация отметила годовщину политической деятельности – прим. авт.)


Далее из сайта Кедра становится известным, что в ноябре 1994 года в Екатеринбурге состоялся 1-й Учредительный съезд (а что, бывает и 2-й учредительный???) Экологической партии России. К 2002 году таких съездов прошло уже восемь штук.


Других, более заметных, «игроков» на рынке партийного экологического строительства в России не заметно.


Из проекта Декларации новой партии – Союза зеленых России: «Мы вынуждены констатировать, что углублению экологических проблем в стране способствовало отсутствие целенаправленного и продуманного законотворчества в сфере экологии и защиты экологических прав граждан. Все наши победы на этом поприще носили случайный характер, а законы, направленные на охрану природы и людей, либо рождались в страшных муках, либо появлялись на свет уродцами. И даже после их появления до сих пор не прекращаются попытки видоизменить их или попросту игнорировать.


В этих условиях мы считаем естественным заявить о намерении создать новую – экологическую – партию России, которая, по нашему мнению, должна объединить все те лучшие и здоровые экологические силы, которые существуют сегодня в нашей стране.


Цель нашей партии – в претворении в жизнь конституционных основ экологической политики России, обеспечение экологически безопасного развития общества и государства».

dc090b59c92ba3d90f2f600fb066f15f.jpeg


Внепартийная дискуссия

Едва образовавшись, новая партия подверглась критике. Причем, со стороны тех, кто, казалось бы, должен был поддержать, в общем-то, благое дело. Вот один лишь из последних диалогов в экорассылке между В. Борейко и С. Федорынчиком. (текст первого – курсивом).


«Уважаемые коллеги! Два острых выступления В.Борейко по поводу создания Союза зеленых России (СЗР), конечно, содержат элементы истины. Но чрезмерная категоричность вредит.


«На фоне легкомысленно-победных реляций о создании Партии зеленых России хотелось бы высказать большие сомнения. На мой взгляд, такая партия сейчас в России -это ходячий труп».


Абсолютное большинство партий в странах бывшего СССР можно так назвать с гораздо большими основаниями. Многие создатели новой партии известны не только российским экологистам. При этом известны они как люди образованные, высокоморальные, здравомыслящие и способные к энергичным действиям. Слова Яблокова, что партию создали «от отчаяния», можно понимать по-разному. Но в том числе – как свидетельство осознания необходимости в создании политической структуры для обслуживания нужд экологического движения России. Если партия политически поможет укрепиться экологическому движению, то экодвижение вернет «вложения» с лихвой и усилит партию.


«На нее никто не даст денег…»


Ну, так уж никто?! Наверное, это все-таки зависит от талантов сборщиков средств и качеств предлагаемой идейной продукции. Церкви разных конфессий (идеологические организации!) существуют главным образом на подаяния, хотя ни в одной из них Бога живьем не показывают.


«Зарубежные фонды не имеют права финансировать партии, а свои бизнесмены давать деньги на врагов-зеленых никогда не будут. Надежды на «экологически ориентированный бизнес» беспочвенны, так как такого бизнеса в природе не существует».


Неверно. Небольшой сегмент бизнеса таким является. Существуют, например, энергосервисные компании, которые зарабатывают на энергосбережении.


«Ведь цель любого бизнеса – сверхприбыль, бабки любой ценой ,в том числе ценой гибели и уничтожения природы…»


Это устаревшее (эпохи раннего капитализма) понимание бизнеса, к сожалению, доныне исповедуемое многими предпринимателями в странах бывшего СССР. Существует не так уж мало средних и мелких предпринимателей, которые готовы будут поддержать такую партию. Вопрос в том, сможет ли она сделать шаги навстречу им, и будут ли эти шаги совместимы с чистотой провозглашенных принципов.


«За эту партию никто голосовать не будет. Во-первых, у населения сейчас другие приоритеты, во- вторых, на рекламу партии нужны деньги, а их нет».


Не могу сказать о приоритетах населения России, но в приоритетах населения Украины, по данным социологических исследований, за годы независимости вопросы экологической безопасности ни разу не поднялись выше 2-го приоритета, но и ни разу не опустились ниже 7-го приоритета. Устойчивое пребывание в десятке приоритетов – достаточно важно для того, чтобы с этим считались все серьезные политики.


Если СЗР сможет прорваться через паутину прохождения регистрации (а это действительно очень непросто – 50 тысяч членов привлечь!), то даже без особой рекламы за нее проголосуют несколько процентов населения России.


«Создается очень странное впечатление, что созданная партия неким образом является плотью от плоти и даже продолжением Центра экологической политики России…»


Это неплохо. Другие партии годами не могут создать себе аналитические центры, а у этой один такой центр уже точно есть! Да и многие другие НПО не прочь будут поработать на партию в качестве мозговых центров. Однако добавлю, что, на мой субъективный взгляд, ЦЭПР до сих пор мало занимался инструментами политики. А без инструментов и экологическую политику осуществить невозможно.


«При создании партии зеленых России совершенно не изучен грустный опыт существования подобных партий в России и Грузии и не сделаны соответствующие выводы. А еще народная мудрость гласит – семь раз отмерь…»

Слова «совершенно не изучен» – пример преувеличения со стороны коллеги В.Борейко. Наверное, опыт ПЗУ российскими партстроителями изучен не вполне, не достаточно. Но какие-то общеизвестные вещи явно приняты во внимание.


Возможно, Борейко окажется прав в своих оценках. Но мне хочется, чтобы он ошибся и СЗР оказался жизнеспособною партией».




Вот такой диалог. Кто прав, кто ошибался – покажет время. Можно, наверное, только сожалеть о том, что подобные диалоги были относительно редки в процессе рождения новой партии. И, возможно, некоторые другие аргументы Владимира Борейко нашли бы свои контраргументы. Вот, к примеру, тезисы Борейко, оставшиеся пока без ответа: все было сделано впопыхах, без учета опыта хотя бы партии зеленых Украины; в руководство партии не удалось привлечь ни крупных ученых экологов (Яблоков не в счет), ни известных журналистов, ни известных писателей, вообще никаких общественных деятелей; партия эта отнюдь не демократическая, а создана непосредственно под А.В.Яблокова (и вина тут не Яблокова, а скорее тех, кто желает быть ближе к нему, быть первым среди лучших).

d201ca8508989f87f82f5835d4a34b49.jpeg


К этим рассуждениям я бы добавил мнение Алексея Козлова из объединения «Зеленая альтернатива».


По его мнению, ресурсы, которые необходимо будет потратить на функционирование партии, критически велики. «Их невозможно будет тратить без ущерба деятельности экологических организаций, члены которых потенциально могут стать членами партии. Мы должны будем заниматься формальностями, а не конкретной деятельностью», – считает Алексей.


Далее, по мнению Козлова, в современных условиях есть два пути создания политической партии: первый – договориться с администрацией президента России, второй – уйти в прямую оппозицию власти, и тогда действовать методами национал-большевиков – эпатировать публику, устраивать акции, выводить людей на улицы. Понятно, что ни первое, ни второе новой партии зеленых не подходит.


Покритиковал Алексей Козлов и политические цели партии: они, по его мнению, «беззубые»; устав партии – «загнан в жесткие рамки Минюста». (Здесь Алексей процитировал чьи-то слова: какую партию у нас ни строй, все равно получается КПСС).


Примечательно, что один из основателей первой партии зеленых Александр Шубин стал членом политического совета новой партии. В своем выступлении на учредительном съезде он отметил, что у партии никогда не будет достаточно денег. А если кто-то даст 15 млн. долларов, значит, «мы что-то делаем не так». «Мы должны быть образцом демократической партии», – подчеркнул Шубин.


Что дальше? Дальше надо вникать в закон и строго ему следовать. Мало создать партию, ее надо зарегистрировать и вдохнуть в нее жизнь. Обеспечить работу 50-ти региональных отделений. Найти необходимые финансы. (При заявленной оппозиционности это явно будет непросто). И, очевидно, начинать работу по подготовке к выборам в Государственную Думу в 2007 году. Мне представляется, что шансы пройти туда у новой партии, несмотря ни на что, все-таки есть.

Григорий Пасько