Белорусский профессор, изучавший последствия Чернобыля, остается в тюрьме

5d4f4bf451817b1dce5820d6acb1ddf4.jpeg

Сегодня, 22 мая 2003 года, когда главы дипломатических миссий стран Европейского Союза, аккредитованных в Белоруссии, совершают визит в наиболее пострадавшие от чернобыльской катастрофы районы Могилевской и Гомельской областей, судьба ученого не должна быть оставлена без внимания.


В 1999 году основатель и ректор Гомельского медицинского института Юрий Бандажевский опубликовал результаты своих исследований, в которых он описывал клинические последствия воздействия на человеческий организм цезия-137: болезни сердца, катаракты, преждевременное старение и другие.


Его исследования противоречили намерению руководителей Белоруссии вернуть в сельскохозяйственный оборот земли, загрязненные Чернобылем. Противоречили практике продажи и экспорта овощей, загрязненных радиацией. Перед своим арестом в 1999 г. Бандажевский опубликовал критику официальных исследований, проводимых белорусским правительством.


Он не побоялся заявить, что в 1998 году из 17 млрд рублей лишь 1,1 млрд рублей были затрачены на исследования, которые «могут быть полезными с научной и практической точек зрения».

–>
Радиоактивный дождь над Белоруссией

Выброс после аварии на Чернобыльской АЭС в 1986 году в 600 раз превзошел взрыв в Хиросиме по загрязнению окружающей среды цезием-137. Больше других стран от радиационного заражения пострадали Украина, Россия, Беларусь. Сразу после аварии облака с радиоактивным дождем, двигавшиеся в сторону Швеции и Норвегии, расстреливались над территорией Белоруссии, поскольку СССР опасался исков со стороны Скандинавских государств. В итоге заражение Скандинавии, которое всё же произошло, было не таким сильным. Почти весь радиоактивный дождь пролился на Белоруссию.


В десятимиллионной Белоруссии на загрязненных территориях проживают 2 млн человек, в том числе 500 тысяч детей. Чернобыль заразил радиацией 25% общей площади сельскохозяйственных угодий и лесов Белоруссии. По официальным данным, сейчас возделывается 1,2 млн гектаров земель, загрязненных цезием с плотностью более 37 кБк/м2.


По мнению Бандажевского, границы загрязненных территорий продолжают расширяться, цезий и другие изотопы разносятся с пылью и пожарами. По различным прогнозам, пик заболеваемости придется на 2005-2010 годы.

1ed1e79e7cdc084cf1ed41dcc0a8db03.jpeg


Арест

— Бандажевского арестовали вскоре после публикации отчета на основании президентского указа № 21 «О борьбе с терроризмом». В течение месяца никто не знал где он, пока мы не обнаружили его в приемнике-распределителе в Могилеве, в 140 километрах от Гомеля, — рассказывает корреспонденту Bellona Web адвокат профессора Гарри Погоняйло, сопредседатель Белорусского хельсинского комитета.


В Могилеве на Бандажевского оказывалось психическое давление, его часто допрашивали в ночное время, в камере он спал на холодном полу, укрываясь газетами. На 23 день издевательств, в отсутствие адвоката, профессору предъявили обвинение в получении взяток от студентов, поступающих в Гомельский мединститут.


— Вмененное преступление не относится к преступлениям, о которых идет речь в указе № 21, на основании которого Бандажевский был арестован, и это в очередной раз подтверждает необоснованность и незаконность действий властей, — считает Гарри Погоняйло.


Хотя Бандажевский не имеет отношения к армии, дело рассматривал военный суд только на том основании, что один из обвиняемых вместе с Бандажевским был военнослужащим запаса. Суд приговорил Бандажевского к восьми годам лишения свободы. Присутствовавшие на суде независимые эксперты отметили 8 нарушений уголовно-процессуального кодекса Белоруссии, а главный свидетель обвинения отказался от своих показаний против профессора Бандажевского. Несмотря на это, с июня 2001 года профессор Юрий Бандажевский находится в колонии строгого режима в Минске.


— Мы считаем, что осуждение Бандажевского организовано правительством Лукашенко с целью устранить исследователя, выводы которого резко расходятся с политикой властей, игнорирующих всю величину ущерба, нанесенного Чернобыльской ядерной катастрофой, — заявляют в Белорусском хельсинском комитете.

04f31c4a142c74183aa8072a831bd168.jpeg


Исследования

Вместе со своей женой Галиной профессор Бандажевский исследовал кардиограммы детей и препарированные органы в городе Гомеле после аварии в Чернобыле. На основании проведенных исследований супруги пришли к выводу, что после аварии на ЧАЭС заболеваемость сердечно–сосудистой системы возросла в четыре раза.


Профессором Юрием Бандажевским был экспериментально установлен факт, что незначительное, как считалось ранее, повышение в 10-30 раз концентрации цезия-137 в жизненно важных органах человека ведет к патологическим нарушениям. Патология проявляется уже при содержании цезия-137 в организме всего в 30-50 Бк/кг. Патологоанатомический анализ умерших детей до года жизни выявил высокие уровни накопления цезия-137 (до 4000-6000 Бк/кг) в жизненно важных органах, что указывает на радиационно-токсический синдром плода и новорожденного.

Институт «Белрад»

Но осуждение Бандажевского это не единственная попытка белорусских властей скрыть информацию о Чернобыле. В настоящее время продолжается давление с целью закрытия неправительственного института радиационной безопасности «Белрад», расположенного в Минске.


Сотрудники института под руководством физика-ядерщика Василия Нестеренко, как и профессор Бандажевский, доказывают значительное занижение официальными властями доз радиации, получаемых в настоящее время жителями Беларуси, и, особенно, детьми. Институт ведет мониторинг радиоактивных заражения территорий и разрабатывает препараты на основе яблочного пектина для выведения радиоактивного цезия из организма детей.


Тюрьма

«Мой муж не выдерживает условий заключения», – говорит супруга профессора Юрия Бандажевского Галина. По ее словам, профессор Бандажевский находится в глубочайшей депрессии. «Периоды эйфории сменяются глубокой апатией, он крайне бледен, у него дрожат руки. Я не имею уже никаких надежд на пересмотр приговора, но можно же смягчить наказание, изменить меру пресечения. А если его оставить в таких условиях, он не протянет больше полугода. Он сойдет с ума. А ведь то, чего он достиг в области радиопатологии, – уникально, его опыт бесценен, его надо использовать».


Об этом говорит и адвокат Бандажевского Гарри Погоняйло: «Он угнетен, подавлен: он хочет заниматься наукой. Даже находясь в следственном изоляторе, Бандажевский написал ряд научных статей, опубликованных с помощью его жены. Сейчас, в тюрьме, писать у него нет возможности. Власти просто не понимают, какую спасительную роль могут сыграть исследования Бандажевского».

Международный протест

Доктор медицинских наук, член-корреспондент Белорусской Академии медицинских наук, Бандажевский был награжден тремя престижными медицинскими медалями (в том числе — Золотой медалью Швейцера), а в феврале 2003 года был объявлен почетным гражданином Парижа. Недавно Европейский парламент выдал ученому «паспорт свободы», дающий право на свободный въезд в любую страну Европейского Союза.


Недавно «Международная Амнистия» выступила с очередным заявлением по делу ученого. По мнению организации, случай Бандажевского – вызов не только правосудию: «Под угрозой право людей знать правду, в том числе и о воздействии радиации на нашу жизнь, право ученого проводить научные исследования и публиковать их результаты… Независимость всех научных исследований — не менее важный демократический принцип, чем беспристрастность Фемиды. Расправа с Бандажевским попирает оба эти принципа». «Международная Амнистия» выступает за безоговорочное и немедленное освобождение профессора Бандажевского, который объявлен «узником совести».


Экологи России и Белоруссии неоднократно обращались к президенту Белоруссии Лукашенко, в Верховный суд и Генпрокуратуру республики. Президент Франции Жак Ширак на встрече с президентом России Путиным просил ходатайствовать за Бандажевского перед Белорусским президентом, он же сам писал Александру Лукашенко и приглашал профессора в качестве личного гостя во Францию.


Но, как сообщил Bellona Web профессор Алексей Яблоков, работавший советником по экологии при президенте Ельцине: «Все это не действует, точнее, действует обратным образом. Лукашенко радуется, что чем-то может разозлить окружающий мир и заставить всех просить его о помощи».


По мнению Яблокова, повлиять на белорусские власти возможно через структуру Союзного государства России и Белоруссии, договор о создании которого был подписан президентами двух стран в 1999 году. «Но тамошние бюрократы не среагируют на неправительственные организации, нужно обращение Российской академии наук», — признается Яблоков.


«Режим Лукашенко, с которым объединилась Россия, не боится мирового общественного мнения, это диктаторский режим, грубо ущемляющий свободу информации», — считает известный российский эколог Александр Никитин.


Бывший офицер-подводник и инспектор ядерной безопасности Никитин, был арестован в 1996 году и обвинен в шпионаже за участие в написание доклада «Беллоны» о ядерной безопасности на Северном флоте. В 2000 году Никитин был полностью оправдан.


Сегодня он по-прежнему работает с вопросами экологии и прав человека и возглавляет экологический правозащитный центр «Беллона» в Санкт-Петербурге. Организация работает с проектами по ядерной безопасности и охране окружающей среды, а также участвует в нескольких правозащитных проектах, один из наиболее известных — дело Григория Пасько, российского журналиста, приговоренного к 4 годам лишения свободы по обвинениям, сходным с обвинениями против Никитина.


Пасько был освобожден условно-досрочно в январе 2003 года и в настоящее время работает редактором журнала «Экология и право», издаваемого ЭПЦ «Беллона».


И в деле Никитина, и в деле Пасько, и в деле профессора Бандажевского имели место нарушения прав обвиняемых со стороны суда. Дела Никитина и Пасько ожидают своего рассмотрения в Европейском Суде. Белорусь не входит в состав Совета Европы, и поведение суда в деле Бандажевского будет рассматривать Комитет ООН по правам человека. Остается добавить, что в результатах мы не сомневаемся. «Беллона» верит, что нарушения во всех этих делах будут квалифицированы должным образом.

–>
Особенность белорусского президента

Но тревогу вызывает то, что решения Комитета ООН Бандажевский дожидается в тюрьме. Вчера корреспондент «Беллоны» связался по телефону с пресс-секретарем президента Лукашенко Натальей Петкевич. На вопрос о том, читает ли президент приходящие к нему письма с требованием освободить ученого и собирается ли внять голосу международной общественности, Н.Петкевич ответила:


— Президент этим не занимается! По Бандажевскому обращайтесь в правоохранительные органы!

— Но ведь помилование находится в компетенции президента?

— В компетенции. Но наш президент этим не занимается!

Рашид Алимов

rashid@ecoperestroika.ru