News

Экоактивизм в России скорее жив, чем мертв: как прошла всероссийская конференция активистов

Опубликовано: 27/11/2022

Автор: Беллона

Репрессии против активистов достигли пика за всю историю современной РФ.

Глядя на ситуацию в России, не верится, что в стране возможна природоохранная и вообще какая-либо общественная активность. Репрессии против тех, кто выступает за мир, тех, чьё мнение по любым вопросам хоть сколько-то отличается от позиции власти, тех, кто этого не скрывает, достигли пика за всю историю современной РФ.

Но даже в таких условиях, когда понятие защиты родины извращено настолько, что этими словами называют вторжение в соседнее государство, Украину, некоторые россияне продолжают по-настоящему защищать свою страну, пытаясь сохранить природу родного края. Несмотря ни на что, экологический активизм в России жив: это наглядно показала онлайн-конференция «Региональные организации и активисты на страже природы», состоявшаяся в конце октября.

В конференции приняло участие 18 лидеров общественных движений и представителей экологических организаций со всей страны – от Мурманска до Сахалина. Одни больше рассказывали о конкретных проектах и особенностях работы в своём регионе, другие – в целом об условиях и тенденциях природоохранной работы в современной России. Выступления на разные темы объединяло одно: понимание сложности ситуации и одновременно с этим готовность продолжать несмотря ни на что охранять природу и делать жизнь в стране лучше. Но обо всём по порядку.

Известно, что экологический (как и любой другой) активизм в России преследуется. Подробную картину давления на экологических активистов описал Виталий Серветник из Эколого-кризисной группы. К примеру, за 2021 г. давлению подвергся 181 человек в 44 регионах. Один из активистов погиб, в 28 случаях были заведены уголовные дела, в 70 – административные протоколы и штрафы. Судя по всему, по итогам 2022 г. эта статистика увеличится. Другие участники встречи также отмечали опыт столкновения с «системой» в разных формах и с разными последствиями.

Так, нескольких спикеров конференции включили в реестр «иностранных агентов». Статус «иноагента» не только вредит репутации, но и накладывает на организацию и человека множество юридически-бюрократических и финансовых обязательств, парализующих работу, а зачастую просто мешающих нормальной жизни.

По действующему законодательству «иностранным агентом» может быть объявлена любая общественная организация, либо физическое лицо с большой аудиторией (приравниваемое к СМИ), хотя бы один раз получавшие средства из-за границы. Сюда же относится получение отчислений за монетизацию контента в Ютубе, Тик-Токе и других зарубежных сервисах.

Неудивительно, что такую поддержку хотя бы по одному разу получало множество российских общественных объединений, организаций, активистов и экспертов, включая благотворительные организации и научные учреждения. И без неё многие из них не смогли бы полноценно работать, потому что на помощь государства по различным причинам рассчитывать не приходится, а большинству россиян из-за финансовых трудностей тоже не до благотворительности.

В этих условиях многие российские общественные организации, эксперты и активисты могут продолжать полноценную работу именно благодаря хотя бы разовой поддержке иностранных благотворительных фондов, формируемых из частных пожертвований жителей развитых стран. Частные пожертвования – это благотворительность, не имеющая ничего общего с ложью про «иностранное влияние» и другими теориями заговора, которые транслирует госпропаганда, чтобы отвлечь россиян от настоящих причин сложившейся в стране ситуации.

Начиная с 2014 г., многие российские организации и общественные объединения были объявлены «иноагентами». По данным Российского социально-экологического союза, на 2022 г. статус «иноагента» получили 36 организаций и физических лиц. Кто-то из них закрыл организацию, кто-то сумел отстоять свою честь в суде, а кто-то, несмотря на это клеймо, вопреки всему гордо продолжил работу.

Учитывая такую сложную для экологических активистов ситуацию, многим приходится изобретать альтернативные формы работы. Об этом рассказал Кристиан Ринчинов, руководитель проекта по поддержке экоактивистов. Его проект начинался как сформированное активистское комьюнити, в планах были регистрация НКО и продвижение проекта в СМИ. Но с началом применения законодательства об «иноагентах» и усиления преследования общественных объединений он принял решение перестать презентовать ведущуюся работу как деятельность проекта (при этом сохраняя координацию между его участниками), чтобы она воспринималась как раздельная работа нескольких независимых активистов.

kushtau defend Защита шихана Куштау, Башкортостан, 2021 год

По мнению Кристиана, подобная форма работы юридически и практически безопаснее, потому что с одной стороны против отдельного человека применимо меньше репрессивных законов, чем против зарегистрированной организации или движения, с другой, если репрессии против кого-либо из активистов всё же начнутся, остальное комьюнити в любом случае подключится, защитит и поддержит пострадавшего. Также эта практика культивирует идею того, что для достижения перемен человеку, гражданину не обязательно быть членом какой-либо организации или обладать какими-то регалиями и удостоверениями: для большинства направлений природоохранного активизма гражданских возможностей достаточно – главное знать свои права и добиваться их реализации.

В похожем ключе высказались и представители других организаций. Описывая региональные проблемы, они рассказывали, как активистские сообщества, родившиеся для решения конкретных проблем, затем росли и помогали в целом развивать гражданское движение в регионе. Об этом говорили Татьяна Паутова из Нижнего Новгорода (проект «42 – я имею право!») и Ирина Уткина из Архангельской области (экологическое движение 42), Мария Малороссиянова из Красногорска (Зелёное движение «Эка») и несколько других спикеров.

Несмотря на давление и репрессии, общественное природоохранное движение очевидно достигло определённых успехов, и именно рост гражданского самосознания и объединение работы активистов, экспертов, бизнеса, госструктур и других секторов общества между собой стали основным залогом этих достижений.

Алексей Зименко, директор Центра охраны дикой природы, рассказал много интересного о результатах научной, экспертной и общественно-экспертной природоохранной работы организации: от мониторинга потенциально опасных для природы промышленных проектов до сохранения редких видов и разработки системы экологических каркасов (экологический каркас территории – совокупность ее экосистем с индивидуальным режимом природопользования для каждого участка, образующих пространственно организованную инфраструктуру, которая поддерживает экологическую стабильность территории, предотвращая потерю биоразнообразия и деградацию ландшафта).

О давнем и успешном опыте объединения работы общественников, чиновников и бизнеса рассказывал Асхат Каюмов, директор Нижегородского экоцентра «Дронт». По его мнению, кроме упомянутого объединения усилий, для достижения реальных перемен природоохранники должны заниматься долгосрочными проектами на 30-40 лет, использовать экспертный потенциал НКО и грамотно использовать соцсети как инструмент.

О важности информационной работы упоминала и Мария Малороссиянова из Архангельской области, занимающаяся платформой Ecowiki – интерактивным коммуникативно-образовательным интернет-ресурсом для экоактивистов, и Дмитрий Кочанов, медиа-координатор ОГЭД «Нам здесь жить».

О необходимости сотрудничества разных секторов общества также рассказывали члены оргкомитета Шапхаевских слушаний Варвара Сухомлина из Иркутска и Кристиан Ринчинов. В 2019 г. в Бурятии, в Улан-Удэ состоялась первая конференция памяти Сергея Герасимовича Шапхаева, одного из главных защитников Байкала, ушедшего в 2018 г. Своё название мероприятие берёт от общественных слушаний – одного из главных механизмов реализации прав граждан на благоприятную окружающую среду. Сергей Шапхаев сделал очень много для развития института общественных слушаний в России.

Мероприятие создавалось как площадка для диалога общества, науки, бизнеса и чиновников для коллективного понимания современного состояния Байкальской природной территории, для обсуждения вопросов её сохранения и развития, а также для знакомства, обмена опытом и взаимодействия природоохранных экспертов и активистов из разных регионов России и других стран.

Шапхаевские слушания стали первым в России мероприятием такого формата. В 2021 г. они прошли в новом экспериментальном формате: кроме традиционной работы в тематических группах, проводились масштабные игры по имитации межсекторного взаимодействия, отработки разных сценариев на разные промежутки времени. Кристиан Ринчинов подчеркнул, что опыт Шапхаевских слушаний по налаживанию взаимопонимания и взаимодействия между разными секторами общества, науки, бизнеса и госструктур, является уникальным, и в будущем этот опыт можно будет успешно применять и тиражировать.

О другом интересном механизме взаимодействия общества, бизнеса, экспертов и чиновников, рассказала сопредседатель РСоЭС Марина Рихванова из Иркутска, вот уже много лет развивающая институт экологической сертификации в Байкальском регионе как механизм для экологизации бизнеса и налаживания здорового взаимодействия между различными слоями общества.

О конкретных региональных проблемах и достижениях рассказывали Юрий Иванов из Мурманского «Кольского экоцентра», защищающего регион от произвола горнодобывающих кампаний; Карина Горбачёва из Башкортостанского движения «Стерлитамак, дыши!», борющегося за чистоту воздуха; Дмитрий Кочнев, медиа-координатор ОГЭД «Нам здесь жить», рассказавший об участии в защите Шиеса; Анна Ушакова, занимающаяся общественным мониторингом чистоты рек в Ленинградской области; Полина Митрохина из Москвы, рассказавшая о Молодёжной программе РСоЭС и многогранной добровольческой деятельности Дружины по охране природы МГУ, задействованной в самых разных направлениях природоохранной работы – от противодействия браконьерству и тушения лесных пожаров до проведения зимних маршрутных учётов животных и птиц.

Shies Police Полиция с собаками в лагере экоактивистов на станции Шиес, 2019 год Credit: vk.com/pnparh «Поморье – не помойка»

Дополнили мозаику экоактивизма в России профессиональные природоохранники и юристы Дмитрий и Наталья Лисицыны – руководители «Экологической вахты Сахалина» – одной из старейших и самых эффективных природоохранных организаций России, вот уже много лет сохраняющей Сахалин от вырубок леса, обезрыбливания, беспредела добывающих компаний и других напастей, и активно продвигающей зелёную повестку в регионе.

Некоторые участники встречи упоминали о разрыве активисткой и экспертной частей природоохранного движения, объясняя это тем, что некоторые эксперты в сложившейся политической ситуации избегают работы по острым направлениям и по экологическим проблемам, связанным с государственными проектами. Но, по словам спикеров, этот разрыв частично компенсируется постепенным ростом квалификации активистов.

Помимо этого, на конференции обсуждались такие вопросы, как состояние Российских природоохранных институтов и их будущее. Природоохранные ведомства в России целенаправленно разрушались с 2000 г., когда В. Путин одним из своих первых президентских указов расформировал Лесную охрану и упразднил Госкомэкологию, оставив леса без квалифицированного контроля и защиты, и намеренно передал обязанности по «охране» природы в руки природопользователей.

С тех пор природоохранные ведомства деградировали, редели и на сегодня во многом стали фактически номинальными структурами, создающими видимость работы, а в реальности – за редким исключением лишь согласовывающими нужды монополизированной коррупционной экономики российского правительства. Кристиан Ринчинов предложил коллегам подумать над различными сценариями развития событий и в соответствии с этими сценариями разработать на будущее несколько стратегий восстановления природоохранных институтов.

В прошедшие годы давление на гражданское общество и в особенности на активистов постепенно нарастало. Лицам, принимающим решения необходимо понять, что несмотря на занимаемую ими политическую позицию и несмотря на исход войны, им и всем остальным предстоит жить в России дальше, а чтобы жить дальше, необходимо сохранить главный залог благополучной и безопасной жизни – природу и природные ресурсы. В текущей ситуации, когда большинство людей по разным причинам вынужденно преследуют личные сиюминутные цели, природоохранные активисты одни из немногих продолжают действительно думать о будущем и продолжать своё дело, поэтому нужно сохранить эту часть гражданского движения и помочь им в их деле.

Еще News

Все news