«По-прежнему наш главный газоанализатор – это нос», – в Петербурге экологи обсудили загрязнение воздуха

air pollution sensor Такие датчики собирали участники семинара Фото: Донат Хлебников

По данным ВОЗ, девять из десяти человек на планете дышат воздухом с высокой концентрацией загрязняющих веществ. В России – это почти каждый второй. Ещё хуже – в 46 городах с общей численностью населения в 13,4 млн человек, где перед прогулкой лучше сразу надеть противогаз. Поэтому любые мероприятия, направленные на борьбу с загрязнением воздуха, сегодня жизненно необходимы. Публикуем основные тезисы, озвученные на мероприятии.

Исполнительный директор Экологического правового центра «Беллона» Артём Алексеев:

К нам в организацию постоянно обращаются люди, страдающие от промышленного загрязнения, несанкционированного сжигания отходов или пожаров на несанкционированных свалках. С годами ситуация ухудшилась, инструменты, предусмотренные законодательством, не дают нужного эффекта. Многие из наших заявителей получали от чиновников отписки на обращения по неприятным запахам.

В Санкт-Петербурге есть несколько официальных источников загрязнения: промышленность, ТЭЦ, но главная проблема – это транспорт. В позапрошлом году мы проводили исследование и выяснили, что 80% загрязнения воздуха в Санкт-Петербурге спровоцировано выхлопами двигателей внутреннего сгорания. С 2016 по 2020 год количество транспорта в Санкт-Петербурге увеличилось, что оказывает влияние на воздух.

Несмотря на то что двигатели на современных автомобилях соответствуют современным стандартам, и их выбросы не так токсичны, как у двигателей автопарка 1990-х годов, отечественные водители ради сиютминутной прибыли умудряются вырезать каталитические нейтрализаторы, уменьшающие токсичность выхлопных газов. Интернет пестрит подобными объявлениями, и подробнее о проблеме можно узнать на канале «Экологика».

air pollution sensor seminar Фото: Никита Петров

Ещё одна угроза, нависшая над Петербургом, – планы компании «РТ-Инвест» по строительству пяти мусоросжигательных заводов. «Беллона» уже участвовала в проведении общественной экологической экспертизы одного из таких проектов и выяснила, что такие заводы не соответствуют европейским стандартам. В перспективе это может существенно ухудшить качество воздуха в городе.

Существует распоряжение правительства РФ № 1316-р, в котором приведен перечень из 254 видов загрязняющих веществ. Наши станции по замеру качества воздуха замеряют только 12 из них, что свидетельствует о том, что нынешняя система мониторинга воздуха абсолютно неэффективна. Власти постоянно говорят о том, что показатели не превышают нормы, так что пока главный газоанализатор для нас – наш собственный нос.

Частные лаборатории не всегда помогут нам в этом деле. У них есть соответствующие лицензии и сертификаты, но этих документов их могут лишить, если, к примеру, замеры пройдут рядом с градообразующим или стратегическим предприятием и это вызовет скандал в СМИ. Поэтому несертифицированные приборы по измерению загрязнения воздуха, объединенные в единую сеть мониторинга, становятся актуальным инструментом борьбы за чистый воздух.

Эколог, директор Красноярской региональной общественной экологической организации «ПЛОТИНА» Александр Колотов:

Датчики могут сыграть роль в изменении ситуации. В Красноярске часто проходили многочисленные митинги против загрязнения воздуха. В городе во время наступления неблагоприятных метеорологических условий время от времени вводится режим «черного неба». Основные загрязнители: заводы (1/3), ТЭЦ и котельные (1/3) и автотранспорт (1/3). За последние годы в Красноярске резко увеличилось количество автомобилей.

Общественность часто наталкивалась на непонимание со стороны лиц, принимающих решения. Люди говорили: «У нас плохое качество воздуха, сделайте что-то!». Чиновники отвечали: «А у нас по данным приборов показатели терпимые, жить можно!». В 2017 году возникла инициатива «Красноярск небо». Благодаря продукции компании IQAir в городе возникла сеть датчиков. Сегодня на сайте nebo.live можно увидеть ситуацию с воздухом в Красноярске.

Когда вводился режим «черного неба», власти говорили, что все в порядке, но на карте было четко видно, что происходит что-то ужасное. Буквально за несколько месяцев карта стала основным источником информации для жителей и местных СМИ. Проект развивается, активисты стали собирать свои датчики, которые лучше приспособлены к суровому климату. В Улан-Удэ при поддержке WWF проект был «клонирован», создана независимая сеть датчиков, что позволило сдвинуть ситуацию с загрязнением воздуха с мертвой точки, была принята дорожная карта.

Если датчики соединены в единую сеть и показывают в реальном времени уровень загрязнения воздуха, то не так уж и важно, что они не сертифицированы. Вообще, сертификация устройств – невероятно сложная процедура. А потом все равно можно потерять лицензию, зачем тогда этим заниматься?

У нас в Красноярске пытались закрыть проект Nebo.live на основании того, что у инициативной группы не было лицензии на измерение качества воздуха. В итоге всё равно признали, что любой человек имеет право измерять, что он хочет, и делиться результатами, где он хочет. Такой опыт обнадеживает: чем больше в нашей стране будет таких сетей гражданского мониторинга, тем более объективную картину мы будем иметь.

air pollution sensor seminar Участники семинара собирают датчики из компонентов, которые легко можно заказать в популярном китайском интернет-магазине Фото: Никита Петров

Соавтор проекта Breathe.Moscow, сотрудник Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) Василий Хорошилов:

В школах и университетах не говорят о загрязнении воздуха, поэтому так мало людей в нашей стране интересуется этой темой. Наша задача – проблему обозначить и довести до граждан, что загрязнение воздуха есть и его можно измерить.

Меня спрашивали как физика, который работал с микрочастицами, про воздух. Я отправлял всех на сайт Мосэкомониторинга. Люди говорили, что мы видим на карте одно, а чувствуем носом совсем другое. Появился запрос на правдивую информацию в этой сфере. В 2017 году в Москве избралось больше 200 независимых муниципальных депутатов, и одной из тем повестки стало загрязнение воздуха. Был создан отдельный чат, и мы начали искать решение проблемы.

Мы стали изучать опыт Красноярска. Мы увидели, что там использовались дорогие устройства для мониторинга воздуха, а, к примеру, активисты в Челябинске – имели дешевые приборы стоимостью около 3000 рублей. Параллельно я начал пользоваться простым китайским самодельным приборчиком и выкладывал посты в социальных сетях об уровне загрязнения воздуха у себя на районе.

Далее мы наткнулись на проект общественного мониторинга, реализованного в Штутгарте. Это был университетский проект. В городе есть промзоны, и предприятия и государственная система мониторинга не справлялась с замерами вредных веществ. Граждане поняли, что технологии дошли до такого уровня, что датчики можно собрать на коленке, они сделали это и написали нужную программу, сервер, сайт. Сегодня данные можно смотреть на Sensor.community.

Исходный код был открытый, и другие немецкие города стали ставить датчики у себя. Вся Германия покрыта этой сетью, видимо люди живут там достаточно хорошо, чтобы думать о качестве воздуха. Когда же люди живут бедно, вроде бы им тоже надо думать о здоровье, но им некогда и по телевизору им об этом не рассказывают.

Мы связались с немцами, перевели инструкцию, прошивку, интерфейс пользователя, стали привлекать активистов, нам казалось, что мы быстро покроем всю Москву этими датчиками. Но что-то пошло не так. Оказалось, что это нужно очень маленькому проценту людей. А ведь если у граждан нет интереса, то и государство не будет решать проблему.

Сегодня в Москве есть государственная сеть станций, и москвичи и остальные жители нашей страны могут зайти на сайт Мосэкомониторинга и увидеть, какие загрязнители на какой станции измеряются, какая там концентрация вредных веществ в данный момент. Всё это соответствует закону, но, к сожалению, бесполезно для людей. Почему? Были проблемы с источниками данных, была осознанная манипуляция.

Отображались измеренные концентрации в отношении к максимально разовым предельно допустимым концентрациям (ПДК)! А ведь таким максимумом можно дышать только на протяжении 20 минут. А однажды сайт Мосэкомониторинга и вовсе завис на пять месяцев. Отчеты публиковались в другом месте, постфактум. Но нам же нужно знать, что происходит именно сейчас, чтобы принимать решение о выходе на улицу! Гринпис показал реальное положение вещей с помощью проекта SOS.Воздух, куда показания наших датчиков тоже попали.

Наш проект оказал определенное давление на государственные органы. Раньше бывало зайдешь на сайт Мосэкомониторинга, видно, что график загрязнения растет, ситуация становится все хуже и хуже и в определенный момент информация блокируется. Кто-то из активистов посмотрел код сайта, там было прописано, что при определенном достижении показателей ПДК автоматически должна включиться плашка «Станция на техническом обслуживании». Когда мы про это написали, строчку кода тут же убрали. Сейчас они хотя бы завели социальные сети, стали информировать граждан, стали понимать, что за ними наблюдают.

air pollution sensor seminar Соавтор идеи проекта Breathe.Moscow, сотрудник Института теоретической и экспериментальной физики (ИТЭФ) Василий Хорошилов

Почему мы измеряем взвешенные частицы PM10 и PM2.5? Долгие годы про загрязнение воздуха говорили, упоминая лишь газы. Диоксид серы идёт от заводов, от них же и автомобилей – диоксид азота. А вот проблема мелкодисперсных частиц – в том, что они в десятки раз тоньше человеческого волоса. Это пыль, которую не видим человеческим глазом, поэтому её приходится измерять лазером, который есть в наших датчиках. Проблему усугубляет то, что часть частиц является природным адсорбентом, способным удержать на себе различные токсины. При попадании таких частиц в кровь через легкие, наш организм отравляется.

Все мы знаем, что такое дождь или жара, а вот, к сожалению, до сих пор мало людей задумывается о том, что такое неблагоприятные метеоусловия. Это когда на определенной высоте появляется подушка более теплого воздуха, что приводит к тому, что автомобильные выбросы, дым от печей, бани, шашлыков зависают и начинают спускаться вниз, накрывая территорию, и мы этим дышим. Конечно, надо учитывать определенные соотношения скорости ветра и прочего, но такие условия иногда возникают. Государство должно уведомлять людей о том, что такие условия наступили, чтобы граждане более ответственно относились к тому, что происходит.

Breathe.Moscow – это проект взаимной помощи. Кто-то относит деньги в фонд, кто-то защищает животных, а кто-то вешает датчик, подключается к сети и раздаёт данные о загрязнении воздуха своим соседям. Нам хотелось бы, чтобы таких людей становилось как можно больше.

Публикация подготовлена при поддержке Европейского Союза. Содержание данной публикации является предметом ответственности ЭПЦ “Беллона” и не отражает точку зрения Европейского Союза.