News

Энергопереход невозможен без возобновляемой энергетики

Aaron Crowe

Опубликовано: 04/12/2020

Автор: Анна Киреева

Возобновляемая энергетика играет важную роль в «зеленой» генерации, без которой невозможно безуглеродное будущее, признают российские и европейские эксперты. Однако отношение к такой энергетике в России и ЕС еще разное.

За последние десятилетия страны мира инвестировали в возобновляемые источники энергии (ВИЭ) триллионы долларов, и этот процесс будет продолжаться, поскольку Евросоюз ставит перед собой амбициозные цели: к 2030 году доля ВИЭ в энергобалансе входящих в него государств должна достигать 32%, а в отдельных странах эти показатели даже выше.

Сейчас ВИЭ в России стали одним из государственных приоритетов: к 2024 году будет построено более 5 ГВт мощностей, что для России уже серьезный показатель, но не сравнимый с европейскими странами.

Однако Европа уже прошла длинный путь. Так, по словам начальника отдела по ВИЭ и политики CCS (Carbon Capture and Storage – улавливание и хранение углерода – прим. ред.) генерального директората по вопросам энергетики ЕС Паулы Абреу, в 2010 в Европе было всего 110 ГВт установленной мощности по солнцу и ветру. Сейчас эта цифра превышает 200 ГВт по каждому из этих двух ВИЭ. Около трети всего электричества, вырабатываемого в ЕС, приходится на ВИЭ. Годовой оборот отрасли составляет 160 млрд евро, и она создала 1,5 млн рабочих мест.

Тем не менее, по мнению Абреу, на сегодняшний день таких темпов недостаточно и необходимо ускориться.

«Если мы стремимся к уменьшению выбросов парниковых газов на 55% к 2030 году, то нам необходимо увеличить долю ВИЭ до 40%, а также совершенно на другом уровне начать решать задачи хранения энергии», – рассказал он на глобальной российско-европейской конференции по климату, прошедшей в Сколково.

Говоря о разработке технологий, связанных с хранением энергии, над которыми сейчас работают ведущие мировые страны, генеральный директор ООО «РЭНЕРА» Эмин Аскеров рассказал, что в России ВИЭ в этой сфере не станут драйвером развития.

«Для этого необходимо, чтобы в стране был четкий тренд на декарбонизацию энергосистемы в целом, а также была поставлена задача по обеспечению доли ВИЭ более 30% в энергоблансе страны. В России этого нет», – отметил он.

Однако, по словам Аскерова, в России драйверами развития этого направления могут быть общественный электротранспорт, а также промышленные потребители энергии, принимающие экономические решения по сокращению расходов на электроэнергию. Накопители энергии позволяют им уйти от лишних затрат.

ЕС давно не сомневается в растущей конкурентоспособности ВИЭ – на чистую энергию уже снижаются цены, что связано с правильными стимулами для работы рынка. Себестоимость ВИЭ упала, барьеров для инвестиций стало меньше, и теперь ЕС рассматривает возможность перехода к конкурентному ценообразованию.

В России ситуация совсем иная, что в какой-то мере связано с консервативным подходом. И дело даже не в том, что многие мировые потребители энергии хотят знать происхождение закупаемого ими электричества, а в России дискуссия еще не вышла на такой уровень, хотя система сертификации происхождения энергии могла бы поддержать рыночный характер развития ВИЭ.

Многие скептики до сих используют аргумент, что ВИЭ в России неконкурентоспособны по сравнению с другими источниками энергии, но умалчивают, что многие объекты «традиционной» генерации были введены в строй ранее, в период СССР. Если же сравнивать конкуренцию по цене с новыми углеводородными источниками энергии, то вопрос уже не столь однозначный.

По словам первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Валерия Селезнева, энергопереход – не излишество, а современная повестка. Он невозможен без ВИЭ.

«О свободном конкурентном развитии ВИЭ в России можно говорить только когда мы достигнем сетевого паритета, а до этого нам еще далеко. Мы еще не определились, продолжать ли поддерживать развитие возобновляемых источников энергии, но если наша страна не будет развиваться в этом направлении, не будет претендовать на долю в мировом ВВП, то останемся вне повестки развития мировой экономики», – уверен он.

По словам Руководителя Инвестиционного дивизиона ВИЭ «РОСНАНО» Алишера Каланова, российский рынок ВИЭ зародился в 2013 году, когда больше напоминал не отдельную отрасль, а набор энтузиастов. За несколько лет отрасль прошла огромный путь.

Сейчас в ней есть три полноценные системы генерации (солнце, ветер, малые ГЭС) с системными игроками с бизнес-моделями с локализацией. В ней есть полный набор технологий, также по стране создано более 20 кафедр, которые готовят специалистов для ВИЭ.

Каланов выразил опасение касательно новой программы поддержки отрасли (ДПМ ВИЭ 2.0), которая должна быть запущена после 2024 года. Ранее участники рынка ВИЭ договорились с Правительством о поддержке сектора, которая должна составить 400 млрд рублей – это минимально необходимая сумма, для того, чтобы отрасль держалась на плаву. Однако сейчас Минэкономразвития предлагает уменьшить эту сумму в два раза. Если объем поддержки в новой программе сократится, то страна рискует потерять всю выстроенную систему, несмотря на ее потенциал.

«До конца 2024 будет построено 5,9 ГВт новой генерации. А совокупная цифра по обеим программам поддержки составляет около 15 ГВт. Кроме того, до 2035 года мы должны экспортировать около 2 млн тонн водорода, что потребует инфраструктуры с 25 ГВт новых мощностей. Я уверен, что к 2027 году в России будет совершенно другое отношение к ВИЭ. Это будет отрасль-лидер в нашей стране», – уверен он.