Ликвидаторы: кто займется отходами Байкальского ЦБК?

Baikalsk_pulp_and_paper_mill Байкальский ЦБК, 2008 год Фото: Sergey Saurskiy / Wikipedia

По оценке Минприроды, объем отходов БЦБК составляет 8 млн тонн. Они находятся на площади 450 гектаров вблизи озера Байкал в картах-накопителях и отстойниках. В марте 2020 года Правительство России выбрало очередного подрядчика по устранению последствий работы комбината – «ГазЭнергоСтрой – Экологические технологии».

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат начал работать в 1966 году, он был основным загрязнителем Байкала, по крайней мере до 2008 года, когда на нем в обязательном порядке ввели замкнутый цикл водооборота. С этого же года у комбината начались проблемы – циклическая схема водооборота не позволяла выпускать беленую целлюлозу, которая являлась его ключевым товаром. В частности она использовалась в производстве стратегических ракет «Тополь» и «Булава». Предприятие перестало быть рентабельным.

Ко всему этому добавились проблемы с разрешительной документацией и финансовый кризис. В ноябре 2008 года производство приостановилось, а в 2009 долги комбината достигли 1,2 млрд рублей. Впрочем, Владимир Путин, в то время премьер-министр России, сказал, что Байкальский ЦБК должен возобновить свою работу. Он побывал на предприятии и заявил, что «Байкал в хорошем состоянии и никакого загрязнения практически нет». В 2010 году БЦБК начал вновь выпускать беленую целлюлозу.

Через три года БЦБК все же прекратил свою работу уже навсегда. Встал вопрос о ликвидации последствий его работы. Задача по утилизации опасных промышленных отходов легла на ВЭБ, который в 2012 году выкупил более 50% долгов предприятия и стал контролирующим кредитором. ВЭБ через свою дочернюю компанию «ВЭБ Инжиниринг» начал прорабатывать схемы ликвидации загрязнения.

Впрочем, эта работа не увенчалась успехом. По словам Антона Григорова, старшего вице-президента ВЭБ по работе с активами, не была проведена экспертная работа с местным научным сообществом: «Это была ошибка, которая привела к тому, что к проекту возникла масса вопросов, и впоследствии решения, заложенные в его основу, стали нереализуемыми». В 2017 году новым подрядчиком стала Росгеология.

Однако и в этот раз возникли сложности, так как Росгеология напрямую никогда не занималась рекультивацией. «ВЭБ Инжиниринг» стал субподрядчиком в части организации проведения изысканий и проектирования. Компания открыла сайт, на котором собирала предложения по технологиям рекультивации карт-накопителей. Поступило более 60 предложений, но в конечном итоге ни одно из них не было принято, в данный момент сайт не работает.

В прошлом году Счетная палата подсчитала, что с 2013 года на ликвидацию последствий работы БЦБК было выделено более 4 млрд рублей из федерального бюджета. Правительство Иркутской области осталось недовольным работой Росгеологии, которой оно направило три претензии из-за затягивания процесса разработки технологии по ликвидации отходов. Власти Иркутской области попросили Минприроды сменить подрядчика. 19 марта 2020 году Правительство России назначило «ГазЭнергоСтрой» единственным исполнителем по ликвидации последствий работы Байкальского ЦБК.

Baykalsk pulp and paper mill google earth Территория БЦБК. Спутниковая съемка, 2020 год

Что мы знаем о новом подрядчике?

«ГазЭнергоСтрой» специализируется на ликвидации накопленного ущерба окружающей среде. Компания подписала соглашение с Сибирским отделением РАН об экспертизе различных технологических решений и выбора лучшего из них. Впрочем, компании уже предлагает и активно продвигает технологию термолиза – обработки отходов высокими температурами без прямого сжигания, ссылаясь на свой опыт работ по ликвидации шламонакопителя «Белое море», одного из крупнейших в Европе полигонов бытовых отходов «Игумново» (работы по обоим объектам закончились в июле 2020 года) и свалки промышленных отходов «Черная дыра» (объект входит в Книгу рекордов Гиннесса как самый загрязненный малый водоем в мире, работы по рекультивации были продлены до осени 2021 года), расположенных вблизи Дзержинска Нижегородской области, и других подобных объектов.

Контракт предполагает ликвидацию 12 карт-накопителей и центральных очистных сооружений БЦБК. Основные отходы комбината – это шлам-лигнин, надшламовая вода и щелокосодержащая жидкость. Жидкие отходы будут проходить очистку и обеззараживание, а твердые отходы попадать в термолизные деструкторы, где происходит обезвреживание и уменьшение в объеме. По словам представителей компании, при термолизе отходов практически исключено образование вредных выбросов в окружающую среду, так как нагрев происходит с помощью электроэнергии и без доступа кислорода. Кроме того, в компании обещают, что выбросы будут проходить многоступенчатую очистку с доведением до нормативов предельно допустимого воздействия на экосистему Байкала.

Проект ликвидации отходов должен быть подготовлен до начала 2022 года. «ГазЭнергоСтрой» еще не заключил госконтракт на проектирование. По словам Александра Колотова, координатора международной экологической коалиции «Реки без границ», компания пока не предоставила подробное техническое предложение, также нет оценки воздействия на окружающую среду, поэтому понять в полной мере негативный эффект от уничтожения отходов таким способом экологи не могут.

Ранее «ГазЭнергоСтрой» не принимал участие в проекте ВЭБ РФ по сбору технологий по ликвидации последствий работы БЦБК. Правительство РФ волевым решением назначило компанию единоличным исполнителем работ. «Байкал у нас такой единственный. Тот риск, на который неожиданно пошло Правительство России, назначив одну частную, даже не государственную, компанию для утилизации отходов, вызывает серьезную озабоченность», – говорит Александр Колотов.

Деятельность «ГазЭнергоСтроя» вызвала вопросы у заместителя председателя комитета Госдумы по природным ресурсам, депутата Госдумы от Бурятии Николая Будуева. После того как компания выиграла тендер на подготовку проекта по ликвидации отходов Байкальского ЦБК, депутат направил обращения в ФСБ, МВД и Контрольно-счетную палату с требованием проверить ее деятельность. Будуев считает, что «ГазЭнергоСтрой» недобросовестно выполняет работы по ликвидации свалки промышленных отходов «Черная дыра» в Нижегорожской области.

Сомнения по поводу успешности работы по рекультивации свалки «Черная дыра» высказал и аудитор Счетной палаты Данил Шилков. Вскоре другой аудитор Михаил Мень направил главе Счетной палаты Алексею Кудрину возражения, в которых не согласился с выводами Шилкова. Росприроднадзор начал внеплановую проверку компании в части работ по ликвидации объектов накопленного ущерба «Белое море», «Черная дыра» и полигона «Игумново».

1200px-Baykalsk_pulp_and_paper_mill_2011 БЦБК до закрытия. 2011 год. Фото: Perfilov

Сжигание или не сжигание?

Предполагается, что ликвидация отходов БЦБК путем термического обезвреживания будет происходить непосредственно на Байкальской природной территории. Так совпало, что постановление Правительства РФ №643 «Об утверждении перечня видов деятельности, запрещенных в центральной экологической зоне Байкальской природной территории» с января 2021 года подпадает под регуляторную гильотину, то есть оно просто упраздняется. Минприроды подготовило новый перечень видов деятельности, запрещенных вблизи Байкала.

В действующем варианте постановления на территории Байкала запрещается «обезвреживание отходов производства и потребления путем сжигания». В 2010 году сделали приписку «без очистки выбросов до нормативного качества». В новом перечне от Минприроды и вовсе исчезло слово сжигание. Запрет касается только «обработки, обезвреживания или утилизации отходов за пределами земельных участков, на которых расположены объекты обработки». Таким образов происходит узаконивание тех установок, которые построят на Байкальской природной территории для ликвидации отходов.

Николай Будуев совместно с председателем комитета по экологии Госдумы Владимиром Бурматовым выступили против использования технологий термической обработки отходов на Байкальской природной территории. Они предложили внести изменения в проект постановления о перечне запрещенных видов деятельности, который подготовило Минприроды.

«Я просил бы еще раз сделать акцент на итоговых документах по поводу недопустимости на территории Байкальской природной территории применения технологии сжигания и термолиза. Все равно мы отравим диоксинами всю акваторию», – заявил Будуев.