На восстановление окружающей среды после разлива в Норильске уйдет минимум 10 лет

norilsk-spill ambarnaya Фото: ilya_torgonskyi

Утечка произошла 29 мая из резервуара хранения дизтоплива ТЭЦ-3 в Кайеркане (район Норильска), принадлежащей ПАО ГМК «Норильский никель». Пять дней спустя, 3 июня, Президент РФ Владимир Путин ввел в Норильске режим ЧС федерального уровня. Возбуждены уголовные дела о загрязнении почвы и воды, нарушении правил охраны окружающей среды, а также о халатности.

Дежавю

Четыре года назад, в 2016 году в Норильске произошло похожее экологическое бедствие. Местная река Далдыкан тоже окрасилась в красный цвет, местные власти и Роприроднадзор тоже несколько дней хранили молчание, компания «Норильский Никель» отрицала сам факт аварии, признав его только спустя неделю.

В этом году, объявляя режим ЧС, Президент России отчитал местные власти за их запоздалую и вялую реакцию. Тем не менее, глава Росприроднадзора Радионова на своей личной странице в Фейсбуке пожаловалась: «Наши инспекторы продолжают обследование, хотя охрана непосредственно на место ЧП нас не пускает. Будет возбуждено административное расследование».

«Разлив 20 тысяч тонн дизельного топлива под Норильском – самый масштабный, но далеко не единственный подобный инцидент подобного рода на севере Красноярского края. Совсем недавно, три месяца назад, в Мотыгинском районе из-за прорыва трубопровода на лед Ангары вытекло примерно 100 тонн дизельного топлива. Последствия разлива тогда устраняли почти две недели, и режим ЧС тоже был объявлен через несколько суток после случившегося», – рассказал «Беллоне» директор красноярской общественной экологической организации «ПЛОТИНА», член Общественного совета Федерального агентства водных ресурсов Александр Колотов.

По его словам, подобные разливы нефтепродуктов на севере – далеко не редкость, но в новостные сводки такие происшествия почти не попадают: слишком удаленные и малонаселенные места. Однако тенденция настораживает: советские мощности постепенно подходят к пределу своей надежности, и необходимо серьезно задуматься, каким образом будет обеспечиваться их эксплуатационная и экологическая безопасность.

«Вместо пафосных речей о том, какими стремительными темпами мы будем осваивать Арктику, я бы предложил сначала спокойно и реалистично обсудить гораздо более актуальный вопрос: как уберечь и сохранить природу уже на освоенных северных территориях? Крупномасштабный разлив дизтоплива под Норильском показывает нам всем в режиме реального времени, что сложность локализации и ликвидации экологических происшествий в условиях Крайнего Севера нельзя недооценивать», – уверен Колотов.

norilsk-spill ambarnaya Ликвидаторы разлива Фото: ilya_torgonskyi

Причины аварии

Сейчас в причинах разбирается Следственный комитет, Росприроднадзор, Ростехнадзор и другие службы. Экологическая организация Гринпис уверена, что к трагедии привел комплекс факторов.

Во-первых, это неустойчивость грунта из-за таяния вечной мерзлоты. Возможно, резервуар хранения дизельного топлива был поврежден из-за проседания опор, и в результате повреждений произошла утечка топлива. Во-вторых, аварии можно было избежать, если бы соблюдались все правила промышленной безопасности при эксплуатации таких опасных объектов.

В-третьих, к комплексу причин можно отнести отсутствие эффективного экологического и технологического надзора со стороны государства. Сейчас сложно провести внеплановую проверку предприятий – для этого необходимо получить разрешение прокуратуры.

С этим аргументом согласен и руководитель АНО «Беллона» Андрей Золотков, который руководит этой общественной организацией в Мурманской области, еще одном регионе присутствия ПАО «Норильский Никель».

«Сейчас в Норильск слетелось много руководства – «Норникель», Росприроднадзор, Ростехнадзор, МЧС и др. Будут рапорты, оценки ситуации и победные реляции. Сильно будут грозить кулаками в сторону «Норникеля» как полновластного владельца этой территории. Не хочу заниматься предсказаниями, достаточно просто посмотреть на поведение компании и контролирующих органов. Для примера возьмём залповые, почти аварийные, выбросы двуокиси серы в Никеле или в Мончегорске (Мурманская область). Кто-нибудь из контролирующих органов – областное минприроды или Росприроднадзор – хоть пальцем пошевелил? Или страшно сказать – провёл расследование и наказал виновных? Ничего этого не было и, скорее всего, не будет. На четвереньках стоят природоохранные и контролирующие органы перед такими монстрами промышленности. Они у нас градообразующие и системообразующие! Их нельзя трогать и, тем более, наказывать».

Последствия

По словам руководителя программы по экологической ответственности бизнеса WWF Алексея Книжникова, благодаря слаженным и оперативным усилиям всех вовлечённых в ликвидацию разлива нефтепродуктов под Норильском уже в понедельник специалистам Морспасслужбы удалось успеть выставить боновые заграждения в устье реки Амбарная до того, как значительное загрязнение попало в озеро Пясино. Таким образом удалось избежать самых печальных последствий: массовой гибели рыб и птиц. Рубеж обороны на двух рукавах находятся примерно в 5-6 км от озера, что видно на космических снимках от первого июня.

«Успешная локализациия пятна не означает, что в озеро не попали загрязняющие вещества. Увы, наиболее токсичные компоненты дизтоплива – легкая ароматика (бензол, толуол, этилбензол и ксилол) – в значительных объемах все же растворятся в воде и никоим образом не могут быть собраны бонами», – рассказал он «Беллоне».

Геннадий Щукин, активист, депутат Долгано-Ненецкого райсовета, глава общины долган – коренного малочисленного народа Севера, считает, что коренные народы и местные жители еще не поняли масштаб случившейся аварии и не осознали ее последствия.

norilsk-spill ambarnaya 20 000 тонн топлива вылилось в реку рядом с Норильском. Фото: krskstate.ru

«Мы не поняли, какой кошмар произошел, пока не увидели видео в интернете и в СМИ. Нас, как представителей коренных малочисленных народов, пригласили посетить место утечки, чтобы посмотреть все самим. Я не верю информации СМИ, думаю, что «дизеля» [дизельного топлива] утекло намного больше», – рассказал он «Беллоне».

По его словам, никто самостоятельно к месту утечки попасть не сможет – для этого надо преодолеть много километров по тундре и бездорожью. Теперь для этих целей заказан вертолёт. Активиста, как и многих, сейчас беспокоят последствия трагедии.

«Олени не выживут, когда будут пересекать речку с нефтяной пленкой – она покроет тело животного. Он не выживет зимой – животное не сможет избавиться от этой пленки, а она не позволит ему согреться. Мясо оленя мы продать тоже не сможем – оно будет пахнуть «дизелем». Олени полягут и будут разлагаться и гнить в этой солярке в тундре. То же самое ждет арктических птиц и рыб», – опасается Щукин.