News

Развиваться без выбросов

Опубликовано: 26/03/2020

Автор: Елена Ростовская

Совокупный объем ресурсов возобновляемой энергетики в России в пять раз превышает текущее потребление электроэнергии в стране, говорится в Стратегии низкоуглеродного развития до 2050 года, которую представило к обсуждению Минэкономразвития. Однако остается вопрос – насколько эти ресурсы будут задействованы в обозримом будущем.

Стратегия долгосрочного развития РФ до 2050 года с низким уровнем выбросом парниковых газов должна стать одним из главных элементов реализации Россией Парижского климатического соглашения. Как следует из документа, «игнорирование климатической повестки создает риски для устойчивого развития национальной экономики после 2040».

Авторы стратегии подчеркивают, что «потепление на территории РФ происходит примерно в 2,5 раза интенсивнее, чем в среднем по земному шару, среднегодовые температуры растут во всех физико-географических регионах и федеральных округах, а на территории Российской Федерации ежегодно отмечается около тысячи опасных гидрометеорологических явлений. При этом от 35 до 45% таких явлений наносят значительный ущерб отраслям экономики и жизнедеятельности населения».

В Стратегии дается подробный анализ тенденций экономического развития в мире, энергетических трендов. Делается вывод, что следование низкоуглеродному пути – необходимость для России.

«В этих условиях обеспечение устойчивого социально-экономического развития Российской Федерации связано с необходимостью постепенного изменения структуры экономики путем ее диверсификации пропорционально растущим климатическим вызовам, что также будет способствовать достижению глобальных целей, закрепленных международными соглашениями по климату», – приходят к выводу авторы документа.

В России возможны четыре варианта низкоуглеродного развития – считают разработчики Стратегии. Базовый сценарий позволит снизить углеродоемкость российского валового внутреннего продукта (ВВП) относительно текущего уровня на 9% к 2030 году и на 48% к 2050 году. В рамках сценария предусмотрено создание правовой основы и методологической базы, необходимой для технологической трансформации экономики, введение национального регулирования выбросов парниковых газов, создание системы климатического мониторинга. «Достигнутые к 2030 году темпы роста энергоэффективности увеличиваются за счет принятия новых мер по масштабному внедрению энерго- и ресурсосберегающих технологий во всех отраслях экономики, снижению потерь энергии. Существенно сокращаются сплошные рубки, расширяется охрана лесов на зону космического мониторинга II уровня», – говорится в Стратегии.

Самый амбициозный интенсивный сценарий предусматривает увеличение генерации на основе возобновляемых источников энергии, масштабную электрификацию и цифровизацию транспорта и технологических процессов, ценовое регулирование выбросов парниковых газов (налоги и сборы), создание национальной системы маркировки углеродоемких товаров и раскрытие потребителю информации о происхождения электроэнергии, создание стимулов для оснащения зданий солнечными коллекторами, фотопанелями, а также расширение ответственности производителей, введение утилизационных сборов, переквалификация части отходов во вторичные ресурсы, отказ от сплошных рубок лесов и практически полный охват лесов средствами защиты от пожаров.

В интенсивном сценарии предполагается реализация всех доступных технологических и экономических возможностей РФ, что позволяет выйти на траекторию устойчивого снижения выбросов парниковых газов уже с 2035 года, а к 2050 году предполагается снизить выбросы парниковых газов на 40-50% относительно уровня 1990 года. В этом варианте Россия снизит выбросы на 36% уже к 2030 г., а к 2050 г. сократит их на 48%, до 1,6 млрд т СО2-эквивалента. Достичь углеродной нейтральности в этом варианте России удастся к 2100 г.

Авторы Стратегии не отвергают и два других варианта развития событий. Один из них – «инерционный», при котором темпы роста энергоэффективности и обновления технологической базы сохраняются на уровне, достигнутом при реализации действующих национальных проектов. Другой сценарий – «без мер государственной поддержки» – предполагает сохранение энергоемкости экономики и ее технологической базы на текущем уровне, отказ от внедрения наилучших доступных технологий, модернизации энергетики, экстенсивный характер лесопользования.

Разработчики Стратегии не берутся оценивать, какой из сценариев наиболее вероятен, однако указывают, что «технологический переход мировой энергетики от генерации на основе ископаемых видов топлива к низкоуглеродным и возобновляемым энергоресурсам (глобальный энергопереход) обуславливает угрозу для Российской Федерации, связанную со снижением объемов экспорта ископаемого топлива и углеводородов». Этот тезис, кстати, подтверждают нынешние реалии, когда цена на нефть «обесценивает» российскую национальную валюту.

Наиболее уязвимыми при нынешних темпах низкоуглеродного развития в мире, как ожидается, станут товары с высоким уровнем углеродного следа и энергоемкости (включая продукцию химической промышленности, нефтехимии, металлургии, сельского хозяйства, промышленности строительных материалов и других углеродоемких отраслей).

В то же время, по мнению авторов Стратегии, кардинальное изменение рынка энергии создает новые возможности для занятия российскими инновационными компаниями образующихся на этом рынке новых ниш, среди которых водородная и атомная энергетика, технологии и комплектующие для ВИЭ и микроэнергетики, экспорт «зеленой» энергии, накопление энергии, интернет энергии и вещей.

«А усилия государства, направленные на создание необходимой институциональной и правовой среды, будут стимулировать технологическое развитие, обеспечивающее конкурентоспособность российских товаров в складывающейся мировой конъюнктуре», – следует из документа.

В Стратегии отмечено, что в РФ имеются значительные ресурсы для развития безуглеродной энергетики. В энергетическом эквиваленте совокупные возобновляемые ресурсы энергии разработчики документа оценивают в 1,5*108 млрд кВт-ч/год, что в пять раз превышает текущее потребление электроэнергии в стране. Совокупный теоретический потенциал сокращения выбросов парниковых газов и увеличения их поглощения природными экосистемами оценивается в 2 млрд т СО2-экв. в год, что на 28% превышает текущие выбросы парниковых газов.

Как следует из документа, чтобы обеспечить такие показатели России необходим переход на траекторию диверсифицированного экономического развития с низким уровнем выбросов парниковых газов, формирование рынков «зеленой» продукции, создание условий для конкурентоспособности российских товаров и производимой энергии по уровню их энерго- и углеродоемкости.

В числе элементов глобального перехода – международная стандартизация деятельности в области климата (расчет объема выбросов парниковых газов и их поглощения), технологическое развитие генерирующих мощностей, трансформация углеродоемких производств, повышение энергоэффективности, переориентация инвестиционных и финансовых потоков в направлении развития с низким уровнем выбросов парниковых газов.

Среди предлагаемых Минэкономразвития РФ мер – массовое внедрение энергосберегающих технологий, рост объемов переработки отходов, рекультивация крупнейших полигонов, утилизация метана, стимулирование производства и использование продукции с высоким классом энергоэффективности, усиление мер по охране лесов от пожаров и вредителей, сокращение сплошных рубок леса.

Не обошли вниманием разработчики Стратегии и общественное мнение по поводу изменения климата. В документе приводятся данные социологических опросов: 34% опрошенных россиян отмечают глобальное потепление в числе наиболее значимых угроз, с которыми человечество сталкивается в XXI веке, а 74% жителей страны считают, что РФ необходимо принимать меры по снижению выбросов парниковых газов.

Представители общественных организаций считают появление в России низкоуглеродной Стратегии позитивным сигналом. Однако большинство из них оценивают предлагаемые в документе меры недостаточными – как следует из Стратегии, в рамках Киотского протокола Российская Федерация уже перевыполнила взятые на себя обязательства по непревышению совокупных антропогенных выбросов парниковых газов от уровня 1990 года. Но выполнила только за счет экономического спада, не прилагая усилия, утверждают эксперты.

«В текущем варианте стратегии правительство предлагает новую цель по сокращению выбросов парниковых газов на 33% к 2030 году по сравнению с уровнем 1990 года. Это означает, ещё десятилетие выбросы будут расти, в то время как климатологи говорят, что в ближайшие годы критично важно начать их активное снижение. Ранее Россия ставила себе цель снизить выбросы на 25-30% к 2030 году, то есть в новой стратегии целевой показатель увеличился всего на три процентных пункта, что крайне несущественно для нашей страны», – пишут представители Гринпис России. Также они отмечают, что из документа необходимо исключить «ложные решения» – такие, как АЭС, крупные ГЭС и технологии захвата и захоронения углерода.

«Получается, есть четыре разных сценария, согласно которым государство практически ничего не собирается предпринимать вплоть до 2050 года, – говорит Аршак Макичян, активист Fridays for Future. – Мы считаем, что у России есть всё для сокращения выбросов до уровня 0% к 2050 году, если бы только была надлежащая мотивация это сделать. Правительства других стран ставят куда более амбициозные планы. Мир меняется. Наше государство должно это учитывать и ставит себе цели гораздо выше, принимать активное участие в решении столь глобальной проблемы, а не быть одной из её причин. Мы категорически не согласны с предложенными стратегиями снижения выбросов парниковых газов».

Проект Стратегии низкоуглеродного развития размещен на официальном сайте Минэкономразвития, и до 10 апреля ведомство принимает предложения и комментарии к тексту документа.