News

Как управлять потоками туристов в Кургальском заказнике и не нанести ущерб его уникальной природе?

Весна в Кургальском заказнике.
Весна в Кургальском заказнике.
Виктор Терешкин

Опубликовано: 28/02/2020

Автор: Виктор Терёшкин

Взгляд из Российской Академии Наук. Из села Большое Кузёмкино на Кургальском полуострове и близлежащего посёлка Усть-Луга.

Пятого февраля в стенах Санкт-Петербургского научного центра РАН рассматривался проект «Управление туристическими потоками и сохранение биоразнообразия в заказнике «Кургальский». Спустя три дня этот проект авторы обсуждали с жителями Кургальского полуострова в селе Большое Кузёмкино и поселке Усть-Луга.

В Ленинградской области экологические тропы есть на семи особо охраняемых природных территориях. Но вокруг них никаких бурных обсуждений не возникало. А вокруг экологических троп в Кургальском заказнике вспыхнули настоящие баталии. Потому что горький опыт того, как вбивали в уникальный, многострадальный заказник газопровод «Нордстрим – 2» сидит ожогом в памяти у многих.

После того, что жители сел Кургальского полуострова услышали на встречах в Большом Кузёмкино и Усть-Луге, они написали письма с резкой критикой проекта в Комитет по природным ресурсам Ленобласти и в компанию «Северный поток – 2». Письма подписали и петербуржские ученые, которые много лет проработали в заказнике.

Анамнез

Еще в начале октября прошлого года стало известно, что «Северный поток – 2» в ближайшие 30 лет намерен серьезно вкладываться в Кургальский заказник. Это компенсация за тот ущерб, который газопровод нанес заказнику.

А 18 декабря грянул гром: США пригрозили фатальными санкциями подрядчику «Северного потока – 2». Укладка труб газопровода на дно Балтики была остановлена, когда до состыковки осталось всего 160 километров. И будущее газопровода заволокло тучами неопределенности.

В начале февраля этого года Комитет по природным ресурсам Ленинградской области решил провести в РАН совещание «Управление туристическими потоками и сохранение биоразнообразия в заказнике «Кургальский». Чтобы обсудить план управления заказником. Приоритетным направлением в нем обозначили повышение экологической просвещённости и сознательности населения. Затем следовало усиление мер соблюдения режима особой охраны. Потом – регулирование туристических потоков за счет создания рекреационной инфраструктуры.

И прошло бы совещание чинно и мирно, если бы в середине января в заказнике не появились люди с GPS навигаторами и рюкзаками вешек. «Беллона» выпустила материал «Кургальский заказник» опять под ударом: не газовой трубой, так потоком туристов».

IMG_6751 Федор Стулов, начальник отдела особо охраняемых природных территорий департамента природных ресурсов: «Видеосъемка на совещании запрещена!» Credit: Виктор Терешкин

«Что мы тут обсуждаем – строительство Диснейленда или сохранение заказника?»

В совещании принимали участие сотрудники Санкт-Петербургского государственного университета, Ленинградского областного университета, компании ЗАО «Экопроект», КБ «Стрелка» и «Норд Стрим 2 АГ», представители некоммерческих объединений и заинтересованные граждане.

Я надеялся, что на большом экране конференц-зала РАН покажут все девять намечаемых экологических маршрутов, и авторы этого проекта расскажут подробно о каждом. Как именно они помогут сохранить биоразнообразие. Отвести поток туристов от самых уязвимых, ценных зон заказника. Напрасно.

Ожидал, – раз совещание в таком прославленном научном центре, то смогу услышать совершенно новые идеи, узнать о новых подходах, которые спасут гибнущий заказник. Напрасно. А то, что он гибнет, я понял еще в октябре 2014 года, когда неделю жил в заказнике на берегу Нарвского залива, ездил по его лесным дорогам с инспектором заказника Евгением Беликом. Написал большой очерк: «Кургальский заказник – исчезающая красота» (I часть, II часть, III часть).

Писал о помойках, которые оставляют после себя отдыхающие на берегах озер Липовское, Белое и Финского залива. О том, что единственный инспектор не имеет никаких прав. Даже составить протокол. Писал о стадах машин в водоохранных зонах озер и залива. Квадроциклистах, проникающих в самые заповедные уголки заказника с бензопилами. О пожарах, начинающихся от непогашенных костров. Разрастающемся Усть-Лужском порте. И давлении на заказник жителей поселка Усть-Луга. Сделал вывод: «И если мы – экологические журналисты, активисты, правозащитники этот момент упустим – от заказника не останется и следа. И всегда найдутся эксперты из псевдоэкологов, которые это обоснуют».

С портретов на стенах Большого конференц-зала на собравшихся строго взирали прославленные ученые мужи Российской Академии Наук. Приветственное слово от комитета по природным ресурсам Ленобласти произнёс Федор Стулов, начальник отдела особо охраняемых природных территорий департамента природных ресурсов. Стулова я запомнил с сентября 2014 года. Как же он поразил меня тогда огнем в глазах при описании огромной ценности Кургальского заказника. Как рассказывал! «БЕЛЛОНА» опубликовала интервью «Кургальский заказник – орнитологический Клондайк».

IMG_6771 Антонио Сантаньелло, консультант по экологическим вопросам «Норд Стрим 2 АГ»: «Мы готовы вложиться в восстановление поголовья раков и даже балтийского осетра». Credit: Виктор Терешкин

А в конце декабря 2018 года на просеке для газопровода «Нордстрим – 2» Федор Стулов с таким же огнем в глазах объяснял мне, что строительство это ну никак массовым стоянкам птиц навредить не может. Да и краснокнижным растениям, мхам, лишайникам – тоже. Просто песню пел, как бережно были перенесены из коридора строительства газопровода два вида краснокнижных лишайников, растущих на крупных деревьях. По супер специальной методике. «БЕЛЛОНА» опубликовала материал: «Северный поток – 2»: рубки на трассе завершены. Инспекторы пишут победные рапорты».

Свое приветственное слово на совещании пятого февраля Федор Стулов окончил неожиданно, предупреждением – видеосъемка запрещена. По спине у меня побежал холодок – а не начнет ли он зачитывать сведения о гнездовьях гидросамолетов на озерах в заказнике? Хорошо, что обошлось.

Дирк фон Амелн, старший советник исполнительного директора «Норд Стрим 2 АГ» был краток. И очень расстроен. Мне показалось, что ему информационный шторм вокруг заказника уже надоел как горькая редька. А тут еще и недостроенный газопровод лег утопленником на дно Балтики.

Антонио Сантаньелло, консультант по экологическим вопросам «Норд Стрим 2 АГ» рассказал о проблемах заказника. Опять я услышал о помойках, машинах в водоохранных зонах, пожарах, квадроциклах. Но Антонио рассказал и о новациях – в заказнике будут созданы информационная и образовательная структуры. Как внутри него, так и вне. При этом подчеркнул, – очень важно, чтобы эта инфраструктура не стала точкой притяжения для туризма. Чтобы не увеличивала его объем. Порадовал Антонио сообщением о том, что «Норд Стрим 2 АГ» готов вложиться в восстановление поголовья раков и даже балтийского осетра.

С докладом «План сохранения биоразнообразия в заказнике «Кургальский» выступила Оксана Климанова, научный куратор проекта в КБ «Стрелка». Это консалтинговое бюро принадлежит миллиардеру и медиамагнату Александру Мамуту. Викепедия сообщает, что при участии компании разработан индекс качества городской среды для 1112 городов. От себя добавлю – опыта работы в особо охраняемых природных территориях (ООПТ) у КБ не было. Кургальский заказник – это проба пера «Стрелки».

IMG_6782 Оксана Климанова, научный куратор проекта в КБ «Стрелка»: «Маршрут проходит за пределами ограниченных к посещению мест». Credit: Виктор Терешкин

Но зато в багаже «Стрелки» разработка функциональной модели парка «Зарядье» в Москве. Расходы на его строительство составили 14 млрд руб. Это почти в три раза больше, чем было предусмотрено в начале реализации проекта. Московский размах. С таким же размахом, как только парк «Зарядье» открылся, москвичи и гости столицы стали красть растения, в том числе краснокнижные, вытаптывать газоны. Вандалы даже разбивали напольные фонари, не пощадили световое окно на крыше павильона «Медиацентр», «стеклянную кору» над филармонией. Все это происходило рядом с Кремлем. Под прицелом видеокамер.

К работе над планом сохранения биоразнообразия заказника «Кургальский» КБ «Стрелка» приступило в конце сентября 2018 года. Страшными для заказника были лето и осень того года. С будущей трассы газопровода пересадили краснокнижные растения, мхи, лишайники. И они гибли. Ученые Ботанического института РАН били во все колокола, посылали заявления во все природоохранные инстанции и прокуратуру – все они пересадке не подлежат. «БЕЛЛОНА» опубликовала материал: «Северный поток – 2»: последнее препятствие – краснокнижные лишайники».

А специалисты «Стрелки» в это время разрабатывали бизнес-модель, чтобы открыть глаза туристам на привлекательность заказника. Планировалось, что заказник выйдет на самоокупаемость. По примеру ведущих мировых заповедников. Планировалось обустроить экотропы, велодорожки, смотровые площадки. В «Деловом Петербурге» вышел материал: «Зарядье» для Балтики. Разработчики «Северного потока – 2» привлекли к проекту московское КБ «Стрелка».

Поэтому слушал я Оксану Климанову очень внимательно. И вот что понял. На первом этапе, запланированном на 2020 и 2021 год, будут созданы информационный центр заказника в окрестностях деревни Выбье. И построят его специально рядом с дорогой, по которой чаще всего и въезжают в заказник. Вот в этом-то центре посетителей и будут образовывать, как именно вести себя на такой ценной территории. Рядом с центром будут парковочные места. От центра и пойдет эколого-просветительский маршрут по территории заказника вдоль речки Выбье через прибрежные дюны. По уже существующим тропам и дорогам. И будет он обустроен информационными щитами и местами отдыха. Второй информационный центр будет в деревне Большое Кузёмкино. Рядом с ним построят многофункциональный общественный центр. И от него уже пойдет просветительский маршрут исторической и экологической тематики.

IMG_6891 Александр Силуянов, и.о. директора дирекции ООПТ Ленинградской области: «Решается вопрос о расширении штатных единиц». Credit: Виктор Терешкин

Оксана Климанова даже дала пояснение по экотропе, намеченной вдоль протоки, ведущей из Липовского озера в залив. Тут я сделал стойку. Потому что именно по ней прошел в конце января. Вдоль вешек. По берегу протоки. А Климанова заверила, – маршрут проходит за пределами ограниченных к посещению мест. И мне стало очевидно, что обследование маршрутов было сделано не то, что криво, а косо. В этих местах, в районе тростников по положению о заказнике весь туристический сезон быть запрещено.

Сергей Иванов, заведующий лабораторией изучения социально-экономических и политических процессов современного общества Санкт-Петербургского государственного университета прочел доклад «Исследование туристической нагрузки в 2018-2019 годах в заказнике «Кургальский». Ученые изучали мнения местных жителей, туристов, активистов. В период с 29 июня по 29 сентября прошлого лета территорию заказника посетили приблизительно 35 000 человек. Заказник как ООПТ деградирует. Шлагбаумы, искусственные барьеры не срабатывают. Идет бесконтрольное складирование мусора. Гонки на квадроциклах. Но даже культурному, образованному туристу, отдыхающему – мусор выбросить некуда. Из исследования можно было сделать вывод – при нарастающем потоке туристов заказника хватит еще лет на пять-шесть. Максимум – десять.

IMG_6941 Анна Доронина, специалист по флоре Ленинградской области: «Не скрывайте данные от общественности, от специалистов, которые разбираются в этой проблеме». Credit: Виктор Терешкин

Доклад Александра Силуянова, и.о. директора дирекции ООПТ Ленинградской области назывался сурово: «Мероприятия по обеспечению функционирования заказника «Кургальский». Слов в нем было много, цифр тоже. Я ждал главного – когда же будет принято решение – увеличить штат инспекторов заказника, и не просто увеличить, а дать им права составления протоколов о нарушениях режима заказника? И услышал давно набившую оскомину фразу – решается вопрос о расширении штатных единиц. А ведь единственный инспектор заказника Евгений Белик еще должен охранять заказник «Котельский», удаленный на 25 км от Кургальского полуострова.

Когда настало время высказывать свое мнение о проекте, совещание перестало быть пафосным. Анна Доронина, специалист по флоре Ленинградской области, напомнила о том, что проектанты компании ЗАО «Экопроект» уже на стадии работ по обоснованию прокладки газопровода не отличались компетентностью. Не вызывает доверия и план управления туристическими потоками, сохранения биоразнообразия. Иначе чем объяснить, что ряд планируемых экологических маршрутов проходит прямо по зарослям охраняемых видов растений? Очень похоже, что исполнители проекта пытаются получить деньги ни за что, – считает Анна Доронина. И призвала специалистов комитета по природопользованию:

– Не скрывайте данные от общественности, от специалистов, которые разбираются в этой проблеме.

IMG_6961 Анна Лосева, зоолог позвоночных: «Большинство отдыхающих не имеет предметного интереса к Кургальскому заказнику». Credit: Виктор Терешкин

Анна Лосева, зоолог позвоночных стала выпытывать – как можно было прокладывать маршруты в самые уязвимые места заказника? Анна рассказала, что в 2016 году проводила социологические исследования, которые показали: большинство отдыхающих не имеет предметного интереса к Кургальскому – они либо случайно находят место на карте, либо им просто любопытно забраться подальше. Две трети едут издалека. Треть приезжает первый и последний раз. Если бы у них была возможность остановиться вне границ ООПТ, хоть в 50 км оттуда, в красивом месте, они бы точно так же отдыхали там и не расстроились.

Орнитолог Сергей Коузов подчеркнул, что рыбаки ловят рыбу в местах, где есть залежки тюленей, и проблему эту нужно решать как можно быстрее.

– Весь экотуризм должен быть под очень жестким контролем, – заявил Коузов, – потому что те же самые фотоохотники проникают на острова Кургальского рифа. Ведут съемку в местах массовых гнездований.

Он отметил, что у него большое несогласие с составленным специалистами КБ «Стрелка» картированием. Там не обозначены места массовых миграционных стоянок птиц.

Дискуссия так накалилась, что переводчики не успевали переводить. И Дирк фон Амелн, старший советник исполнительного директора «Норд Стрим 2 АГ», который, слушая, все больше мрачнел, не выдержал и попросил говорить по очереди.

В самом конце заседания прозвучало выступление жителя Курголово Александра Клименко. Это тот самый дотошный Клименко, который все выпытал о будущих экологических тропах у геодезистов и Федора Стулова. И говорил он жестко:

IMG_6991 Александр Клименко, житель Курголово: «Что мы обсуждаем – строительство Диснейленда или сохранение заказника?» Credit: Виктор Терешкин

– Прослушал я доклады и не понял – что мы обсуждаем – строительство «Диснейленда» или сохранение заказника? Очень хотелось услышать в докладе о рыбной ловле в Липовском озере и заливе. Но услышал про осетров и раков. А в заливе не стало уже даже корюшки! Протока в озеро из залива заилилась, заросла. Никто ее не чистит. А озеро все затянуто браконьерскими сетями. Я думаю, что начинать надо со строительства инфраструктуры. Не надо пробивать новые маршруты. Направлять по ним поток туристов. Надо наладить те места, которые уже обжиты туристами, чтобы у них туалеты были. Вы приезжайте на туристические стоянки летом, пройдите рядом, понюхайте. Ведь это же ужас, что там творится! Горы мусора. И никто не озабочен его сбором и вывозом. Вот с чем нужно определяться по-взрослому!

Федор Стулов постарался сгладить эффект этих выступлений, перед учеными рассыпался в любезностях и обещаниях всенепременно учесть их мнения. Александра Клименко пригласил на встречи в Усть-Луге и Большом Куземкино.

Уже когда совещание закончилось, я обнаружил три больших планшета, на которых и были изображены все задумки КБ «Стрелка». Но размещены они были почему-то в коридорчике, ведущем в место для распития чая и кофе. Брать разъяснения у создателей проекта было поздно. Бросилось в глаза, что одна из девяти экологических троп пересекает трассу газопровода «Северный поток – 2». Вот тебе раз! Да там же с двух сторон четыре километра забора на бетонном основании, с сеткой. И лишь в одном месте сделан проезд для жителей села Саркюля. Решил, что расспрошу об этой тропе на встрече в Усть-Луге.

IMG_7132 Дом Культуры в Усть-Луге. День открытых дверей. Как в Европе. Credit: Виктор Терешкин

Новгородское вече. «Кто будет хоронить туриста?»

Восьмого февраля в Усть-Лугу мы отправились втроем – Елизавета Михайлова, координатор проектов Общественного Совета Южного берега Финского залива и Геннадий Шабарин, бессменный фотограф и видеоператор Южного берега. На утреннюю встречу в Большое Кузёмкино нам было никак не успеть.

Организация встречи в Усть-Луге нас ошарашила. Никаких тебе докладов с объяснением местным жителям, что же за проект собираются в заказнике воплощать в жизнь и почему. А потом ответы на вопросы. Как нам объяснили представители «Северного потока – 2» – так в Европе сейчас принято, это такой «день открытых дверей».

Как в Европе не получилось. Получилось а ля новгородское вече. В длинном зале Дома Культуры были расставлены столы, на некоторых красовались мониторы с красивыми картинками, лежали буклетики. У некоторых столов стояли планшеты с картами. У некоторых стояли по несколько человек представителей Комитета по природным ресурсам, социологи от Санкт-Петербургского госуниверситета, КБ «Стрелка, компании ЗАО «Экопроект», «Северного потока – 2». В зал Усть-Лужского Дома Культуры пришло человек пятьдесят местных жителей.

Федор Стулов объявил:

– Мы эту встречу делали не как публичные слушания, а как круглые столы, на которых готовы ответить на все ваши вопросы.

IMG_7079 Федора Стулова местные жители забросали вопросами. Credit: Виктор Терешкин

Его тут же взяли в плотное кольцо человек двадцать. Вопросы и заявления посыпались как град камней. Весь зал загудел.

– Либо это заказник – либо это туристическая зона, – говорила Наталья Дроздецкая. – Если тут будет туристическая зона, то не будет заказника.

Из общего возмущенного хора жителей выделялся голос стойкого Стулова:

– Мы не хотим увеличить поток туристов! Не хотим! Мы собираемся упорядочить их потоки. Сейчас они бродят по заказнику, где хотят, без всяких экологических маршрутов, жгут костры, оставляют мусор.

Ольга Кожевникова, жительница Курголово парировала:

– Федор Николаевич, мы за этими туристами собираем мусор. Мы! Брошенные бутылки выгребаем из гнезд лебедей! Потом за собственные средства жителей заказываем мусоровоз, чтобы его вывезти.

А Стулов возражал – нет, это мы организуем волонтеров, они мусор убирают! А мы потом вывозим.

Северин Дроздецкий, житель Курголово наседал на Стулова:

– Я лично видел не раз медведей. Кто будет хоронить туриста, который на тропе с медведем нос к носу столкнется?

IMG_7001 Карта раздора с нанесенными на ней экологическими тропами. Credit: Виктор Терешкин

Какая-то женщина спрашивала:

– Есть места, куда ни местные жители не ходят, ни туристы. Там болота. Вы им сделаете настил, чтобы было удобнее туда добраться. И это сделано для сохранения биоразнообразия?

Стулов отбивался:

– У нас только в одном болоте планируется провести маршрут, а как туристам узнать – какие виды растений там растут? Настил будет минимальным образом затрагивать эту болотную систему.

В другом углу зала Дома Культуры жители взяли в обработку Александра Силуянова, и.о. директора дирекции ООПТ Ленинградской области. А он восклицал:

– Поймите же вы, у нас 47 ООПТ в области! 47!

Елизавета Михайлова допытывалась у инспектора заказника Евгения Белика:

– Почему за весь сезон прошлого года в заказнике составлено всего пять протоколов?

А Белик объяснял:

– Сам я протокол на нарушителей составлять права не имею. Только сотрудники комитета государственного экологического контроля. А их всего два на область! Они выезд планируют за два месяца, а могут приехать и увидеть – нет ни одного нарушения.

Возле стенда с картой «Предлагаемые решения стратегии устойчивого развития» стояли два сотрудника КБ «Стрелка». Я спросил у одного из них, Юрия Мананникова:

– Вот схема, на ней обозначен газопровод «Северный поток – 2», поперек его идет экологическая тропа. А в каком именно месте она его пересекает? Там же четыре километра основательного забора с двух сторон.

Юрий вгляделся в схему и объяснил не очень уверенно:

– Вот тут идут песчаные дюны, где-то тут тропа и проходит.

Мне удалось задать этот же вопрос Федору Стулову. И он тут же ответил:

– Да, пересекает. Но там технологический коридор газопровода пересекает дорога, по которой ездят на машинах. Ничего удивительного!

Хотел я спросить – а лоси, кабаны, косули, которым через четырехкилометровый забор не перебраться – тоже будут по этой дороге газопровод пересекать? Вместе с туристами и машинами? Но не успел. Оттерли в сторону рассерженные граждане.

Многим из собравшихся жителей деревень Кургальского полуострова формат встречи явно не нравился. Я захотел узнать мнения. И вот что услышал. Александр Алехин, житель деревни Конново:

– Это потеря времени! Такой неудобный формат сделан специально. Кто-то ведь должен рассказывать о проекте, мы слушать, а потом уже, обдумав, задавать вопросы.

IMG_7013 Юрий Мананников, КБ «Стрелка»: «Где-то тут тропа и проходит». Credit: Виктор Терешкин

Мария Макарова из деревни Конново:

– Организация встречи отвратительна, ничего не слышно, люди, которые задают вопросы, не слышат ответов. Непонятно, для чего нас сюда собрали!

Эдуард Тихонов, житель деревни Выбье:

– Встреча организована ужасно! Двадцать человек задают вопросы одновременно, а чиновник Стулов на половину не может ответить.

Я спросил Олесю Тихонову, жительницу деревни Выбье:

– Вы знаете, что у вас в деревне построят большой информационный центр?

– Узнала только что, – ответила она. – Это уже решили, не спросив жителей полуострова, не поинтересовавшись, нужно ли это нам. Мы считаем, что создание туристических троп приведет к мусорному хаосу, потому что тропы наверняка будут организованы очень плохо. По нашим дорогам и так машины едут, а из окон летят пакеты с мусором на обочины. Ленятся люди довезти их до помойки.

Глава администрации Усть-Лужского сельского поселения Павел Казарян:

– Мое субъективное мнение – такую встречу нужно было проводить в ином формате. Поставить стол, посадить за него всех представителей, тех, кто инициирует все эти планы, чтобы они о них рассказали. И уж потом чтобы люди задавали вопросы. И слышали ответы. Одно дело – отвечать жителям на прямые вопросы, а другое – когда все ходят, галдят, картинки смотрят. Это уход от неудобных вопросов.

Я тут же перешел к кружку, где продолжали терзать вопросами Федора Стулова, и спросил его:

– А формат общения, на который сейчас все здесь жалуются, оправдал себя в Большом Кузёмкино?

И Стулов все на том же хорошо мне знакомом голубом глазу ответил:

– Там были очень отзывчивые люди! Жаль, что вас не было. Жители уже так устали от посетителей. Поэтому с отзывчивостью отнеслись к планам строительства большого комплекса, где будет и визит-центр заказника и социальные объекты.

Я заметил, что после сорока минут после начала «открытых дверей» разочарованные жители потянулись к выходу. Тут их просили заполнить пространные анкеты. Мы с Елизаветой Михайловой стали допытываться у Федора Стулова – а где можно будет ознакомиться с результатами исследовательских работ по предполагаемым тропам, по результатам обработанных анкет, пожеланиям, замечаниям? Ответ получили уклончивый – частично результаты будут выложены на сайте комитета по природным ресурсам. А остальное будет опубликовано, если это посчитают нужным. Ну не может этот комитет без секретности, в крови у них это что ли сидит?

Вместе с Елизаветой Михайловой и Геннадием Шабариным мы все пытались узнать у хозяев «дня открытых дверей» – кто же вбивал вешки, кто определял маршруты? Все кивали друг на друга. И гоняли нас по кругу. В этом информационном тумане мне запомнились слова представительницы «Северного потока – 2» Антонины Ивановой:

– Тут важно понять, что эти девять маршрутов, ничего не обозначают, они просто нарисованы.

IMG_7016 Детализация карты. Credit: Виктор Терешкин

Понимаю, что Антонина Иванова – не самый главный ньюсмейкер в компании, но как часто именно устами таких маленьких клерков глаголет истина.

Ко мне подошла Светлана Снопова, директор ресурсного центра социологических и интернет исследований Института социологических исследований Санкт-Петербургского государственного университета и стала убеждать:

– Поймите, очень важно отработать два маршрута, которые хочет проложить «Нордстрим» – у деревни Выбье и Большое Кузёмкино. Посмотреть, что получилось. Промониторить. И только когда население, экологическая, академическая общественность придет к выводу – да, это возможно, тогда и прокладывать другие экологические тропы. Не сделаем этого – через пять-шесть лет тут будет выжженная земля!

А чьи же квадроциклы?

Много раз за то время, что пишу о проблемах Кургальского заказника, пришлось услышать истории, о том, какой колоссальный урон наносят ему квадроциклисты. Недавно к этой беде прибавились любители гонок на кроссовых мотоциклах. И джиперы. Эти предпочитают гонять по пляжам. В местах, где квадроциклисты устраивают полигоны для гонок, колеса их машин размолотили почву так, что ее регрессия достигает 4-5 уровня.

А откуда же они приезжают в заказник? Стал писать письма знакомым экологическим активистам. Ольга Зайцева из деревни Тисколово ответила: окрестности нашей деревни просто гибнут от них! В деревне есть минимум 3 квадроцикла. Есть они и в других деревнях. Ирина Барановская из поселка Курголово, активист Гринпис России считает, что на квадроциклах гоняют исключительно местные жители. Ольга Фаттуш, у нее дача в деревне Новое Кузёмкино, уточнила – ни разу не видела машины с прицепами, на которых везут квадроциклы в заказник.

IMG_7101 Инспектор Кургальского заказника Евгений Белик: «Сам я протокол на нарушителей составлять права не имею!» Credit: Виктор Терешкин

Конечно же, гоняют местные. У молодежи и прав нет на мотоциклы, вот в лес и едут. Там ведь нет сотрудников ГИБДД. По словам Сергея Коузова, орнитолога, он участвовал в работах петербургских социологов, исследовавших потоки отдыхающих, подавляющее большинство квадро- и мотоциклистов – местные дачники. А вот джиперы, устраивающие ралли на песчаных холмах и побережье, – явно заезжие.

Игры в войну

Даже зимой нет покоя лесам и дорогам заказника «Кургальский». С девятого февраля по седьмое марта на территории бывшей пограничной заставы Гакково идет-гремит «Зима в спецназе», инициатором которого является РТУ МИРЭА (Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования «МИРЭА – Российский технологический университет»), высшее учебное заведение в Москве. Осенью прошлого года этот университет проводил на территории заказника военную игру курсантов «Осень в спецназе». Получили грант от Федерального агентства по делам молодёжи (Росмолодежь).

И решили проводить эти сборы ежегодно в два этапа. Сейчас проводят рейд выживания в зимнем лесу, преодоление преград, огневую подготовку. А в завершение сборов проведут игру «Фаертаг, имитирующую реальный бой с применением тактических огневых тренажеров, оснащенных выхолощенными патронами». Организаторы надеются, что с каждым годом в этих сборах будет участвовать все больше молодежи.

Строители ушли – забор остался

Вчера я позвонил Николаю Веретенникову, старосте деревни Саркюля. Деревушка эта в Кургальском заказнике стоит почти у границы с Эстонией. У него взгляд на все, что происходит в заказнике, едкий.

– А как лоси, кабаны, косули преодолевают забор у газопровода? – спросил я.

– А никак – ответил Николай Веретенников. – Строители ушли, а забор остался. Мало того, строители по верху забора повесили какие-то пестрые тряпочки. Остался только один проезд. Только звери об этом не знают. В этом году, когда выпадал снежок, не видел следов ни косуль, ни лосей, ни кабанов в нашей стороне. Не идет теперь сюда зверь.

«Все замечания будут опубликованы!»

На заседании экологического пресс-клуба «Последняя среда» 26 февраля я спросил Федора Стулова:

– А вы все критические замечания по проекту управления туристическими потоками в заказнике на сайте комитета по природопользованию опубликуете? В полном объеме.

– Все замечания будут опубликованы, – бойко ответил Федор Стулов.

Что же мы имеем в сухом остатке? Трубы лежат. Забор стоит. Инспектор остается один. Миллионы рублей уже потрачены. Квадроциклы ждут весны. Отдыхающие жаждут отдохнуть. Жители пишут жалобы во все инстанции. А заказник как был беспризорным, так и остался.

Еще News

Все news