Как работает закон

Сосновка_04 Парк Сосновка. Фото: Lena 812

Карты, таблица и 4 абзаца текста в двух статьях – так выглядит закон, который радикально изменил ситуацию с планированием заповедного дела в Петербурге. Карты – это форма утверждения перечня территорий, подлежащих обследованию, таблица содержит их площади, а текст закрепляет, что эти площади, хотя и являются ориентировочными, при выдаче задания на исследования не могут быть существенно уменьшены (но могут быть увеличены).

Эта простая конструкция решила дилемму курицы и яйца в планировании городских ООПТ. До появления закона перечень будущих ООПТ содержался в генплане. Но для включения новых будущих ООПТ в генплан необходимо обоснование их размещения – этого требует Градостроительный кодекс. Для обоснования требуются исследования, для исследований нужны деньги. А деньги можно выделить только на то, что уже запланировано – в генплане.

Но главный фактор, который мешает хорошо спланировать ООПТ в генплане, – время. Как показал опыт, за сезон специалисты успевают обследовать не больше трех-четырех территорий, а генплан и схемы территориального планирования разрабатываются обычно за год или даже меньше. Поэтому многие проекты ООПТ, заложенные в генплан, при детальном рассмотрении оказываются ненужными или невозможными.

Закон № 421-83 решает эти проблемы. Это не перечень создаваемых ООПТ, а именно план многолетней работы по сбору данных. Публичность процедуры принятия закона и внесения в него изменений обеспечивает общественную дискуссию. Как закон работает, всегда ли обследование заканчивается созданием ООПТ – читайте далее в житейских историях.

Северное побережье Финского залива

Самая большая – 256 квадратных километров – планируемая ООПТ в генеральном плане 2005 года называлась «Лечебно-оздоровительная местность Курортного района». Однако ее создание было заведомо невозможным. То, что было на суше, не подходило под критерии ЛОМ, а примерно 90 из этих километров находились за границами Петербурга – в акватории Финского залива. По той же причине невозможным было и создание полностью расположенного в заливе ихтиологического заказника «Питерская корюшка» (250 га).

Однако эти планы более 10 лет «числились на балансе» ради благоприятной статистики, и только после принятия закона «об обследованиях» и депутатских запросов о сроках создания «Лечебно-оздоровительной местности» и «Питерской корюшки» удалось от них избавиться в пользу более реалистичных кандидатов в ООПТ.

Мораль: требуйте исполнения невозможного, и тогда планы будут ближе к реальности.

Тарховский мыс и местность Гагарка

А вот Тарховский мыс и местность Гагарка в генплан 2005 года не попали – неизвестно почему. И даже в первый перечень участков территорий, подлежащих обследованию, в 2014 году они не вошли, но тут уж известно почему – рядом планировался так называемый «Сестрорецкий намыв», и мечты про 2 миллиона квадратных метров жилья, которое можно продать, были в самом разгаре. Понятно, что они несли угрозу природным ценностям, а следовательно, природные ценности вступали в конфликт с экономическими, и лучше их было не замечать.

Но в 2017 году миражи 370 гектаров новой земли за 250 миллиардов рублей подрассеялись, и обе территории были включены в перечень, а затем довольно оперативно обследованы – в 2018 году. И тут же возглавили рейтинг территорий по концентрации ценных видов – 70 краснокнижников на Тарховском мысе, почти 40 на Гагарке – при относительно небольших площадях – это больше, чем на любой из уже созданных ООПТ. В настоящее время Комитет по природопользованию готовит проекты постановления правительства Петербурга об образовании охраняемых территорий.

Мораль: природные ценности более постоянны, чем многомиллиардные проекты.

Южное побережье Невской губы

В генплане также была запланирована большая территория вдоль южного побережья Финского залива. Сразу было очевидно: сделать одно большое ООПТ невозможно – на этой территории находятся Петергофский парк, Стрельнинский дворец, жилые кварталы. Но при подготовке генплана перечень потенциальных ООПТ и их возможные границы не прорабатывались. В конце концов выход был найден – в создании кластерной ООПТ «Южное побережье Невской губы» из трех участков: «Кронштадтская колония», «Собственная дача» и «Знаменка».

Мораль: рисовать будущие ООПТ жирным фломастером на мелкой карте – плохая идея.

Финский залив

Тот факт, что граница Петербурга проходит прямо по береговой линии Финского залива, не включая акваторию, не позволяет создавать региональные ООПТ для охраны водной флоры и фауны. Между тем именно на мелководьях возле берегов Петродворцового, Кронштадтского, Курортного районов города располагаются плавни – особо ценные водно-болотные угодья, которые являются критически важными местами стоянок перелетных птиц, убежищами для гнездования и линьки многих краснокнижных видов.

Это особенность региона, а не универсальное правило. Более западная часть залива входит в границы Ленобласти, и там существуют региональные заказники, охватывающие прибрежные акватории. Акватория Белого моря входит в границы Карелии и Архангельской области, но не входит в границы Мурманской, – и так далее. От принципа проведения границ зависят возможности субъектов РФ в деле охраны природы.

Мораль: активист, знай берега своего региона!

Сосновка

Один из крупнейших парков Петербурга, из его заболоченной части вытекает Муринский ручей, ландшафтообразующая доминанта крупного жилого района города. Сосновка – сохранившаяся часть старого леса до разрастания города и застройки окраин. Возраст деревьев – более 200 лет, встречаются редкие виды. Сухая часть парка очень популярна у местных жителей. Было проведено комплексное экологическое обследование (КЭО), подтвердившее экологическую ценность территории. На КЭО было получено положительное заключение государственной экологической экспертизы. Однако когда Комитет по природопользованию подготовил проект постановления правительства Петербурга об организации памятника природы, его заблокировали Комитет по благоустройству, в чьем ведении находятся парки, и администрация Выборгского района. Основанием стало то, что режимы ООПТ и зеленых насаждений общего пользования (ЗНОП) противоречат друг другу. Если снять с Сосновки статус ЗНОП, упадет «подушевая» обеспеченность зелеными насаждениями в густонаселенном районе.

Кроме официальной причины существует предположение о других резонах: парк занимает 300 гектаров, на его содержание Комитет по благоустройству получает значительную сумму. В случае изменения статуса деньги уйдут в другой комитет.

Снижение обеспеченности населения зелеными насаждениями – популярный аргумент против создания ООПТ в Петербурге. Крупные парки улучшают статистику. «Не беспокойтесь, парк и так хорошо защищен», – говорят чиновники. Но если от застройки статус ЗНОП защищает, то от благоустройства, смертельного для природы, к сожалению, нет.

Мораль: хорошее – враг лучшего.

Пискаревский парк

Как и Сосновка, это остаток леса внутри города. Когда готовился проект закона «об обследованиях», внесение в него Пискаревского парка вызвало резкое сопротивление комитетов, и в перечень территорий, подлежащих обследованию, парк не попал.

Но закон «об обследованиях» хорош тем, что это – работающий механизм. В него, как и в любой другой, можно внести поправки. Когда было объявлено, что готовится проект благоустройства парка, жители испугались «полной зачистки» и обратились к депутату ЗакСа Надежде Тихоновой. Она добилась включения Пискаревского парка в пресловутый перечень (для этого нужно было подготовить и согласовать законопроект, уговорить большинство депутатов за него проголосовать). Бюджет города выделил деньги на обследование, которое выявило, что… старых лесов и редких видов на этой территории почти не сохранилось. Поэтому парк не стал ООПТ. Но между Комитетом по природопользованию и Комитетом по благоустройству была достигнута официальная договоренность, что благоустройство будет проводиться с учетом сохранения ценных видов и природных ландшафтов.

Мораль: в каждой государственной природоохранной процедуре должна быть точка входа для гражданской инициативы.

11_43

Речка Красненькая

При подготовке перечня территорий, обследуемых для создания ООПТ, эксперты ЗакСа использовали ландшафтный подход. Особенности территории позволяют предположить наличие на ней редких и краснокнижных видов до детального исследования.

В устье реки Красненькой после обследования намеченной по карте территории было выявлено 26 видов краснокнижных птиц. Однако Комитет по природопользованию отказался предпринимать действия по организации ООПТ. Главным аргументом стала невозможность обеспечения режима особой охраны этого участка: с одной стороны – порт и промзона, с другой – новые строящиеся городские кварталы. «Где люди гулять будут, если мы тут ООПТ сделаем?» – вопрошали чиновники.

При организации ООПТ обычно учитывается наличие ресурсов для обеспечения режима особой охраны, поэтому в условиях города часто отказываются от создания малых территорий, расположенных близко к застройке. Такие территории не имеют возможности защищать себя сами – ни удаленностью, ни площадью, ни малой проходимостью.

Мораль: исследования исследованиями, но создание ООПТ – вопрос политический.

Разлив реки Охты

А вот для Охтинского разлива, который также был включен в закон «об обследованиях», все складывается более-менее удачно. Там тоже обнаружено более 20 видов краснокнижных птиц при большом их скоплении – почти как на Финском заливе. Но берега разлива заняты старыми военными заводами, которые еще только ожидают редевелопмента. А территория выше по течению представляет собой изолированное заКАДье. То есть здесь пока нет ни агрессивных девелоперских планов, ни жителей, которые захотят пляжей и шашлыков. Самое время обустроить ООПТ и сформировать правила поведения для всех. Документы для организации ООПТ готовятся.

Мораль: городские ООПТ надо создавать там, куда город еще не наступил, и где жителей пока нет.

Колпинский район

Никто никогда не думал, что в Колпинском районе может быть что-нибудь, кроме промышленности и капустных полей, – какие там ООПТ? Однако, используя все тот же ландшафтный подход, эксперты предположили потенциальную ценность рек и единственного сохранившегося болота. Как правило, долина реки – это естественный природный коридор, и можно предположить наличие в нем ценных видов. К сожалению, обследование долины реки Славянки показало, что после интенсивного сельскохозяйственного использования природным коридором она вряд ли является, и оснований изымать или ограничивать использование бывших совхозных земель по берегам не нашлось. Так что из 147 обследованных гектаров в ООПТ попадет, скорее всего, только небольшой участок – парк дачи Самойловой (и тот – в Пушкинском районе).

Зато Усть-Тосненское болото – перспективный кандидат в ООПТ. Когда-нибудь этот чудом сохранившийся уголок природы станет экологическим якорем районов новой застройки и будет фигурировать в рекламных буклетах.

Мораль: нет такой территории, где нельзя было бы найти места для ООПТ.

Леса и парки Ораниенбаума

История со старым усадебным парком на Славянке не случайна. В пригородах Петербурга много дворцовых, усадебных и дачных парков, созданных более 100, а то и более 200 лет назад. За эти годы в них сложились своеобразные биоценозы, обусловленные внедрением широколиственных деревьев, наличием прудов и запруд, разнообразием мезоландшафта. Все это создает благоприятные условия для редких видов флоры и фауны и для повышения биоразнообразия в целом.

Не удивительно, что при обследовании лесных массивов вокруг Ораниенбаума локальный центр биоразнообразия – более 40 видов – нашелся в Верхнем парке Большого Меншиковского дворца и возле него. А вот ухоженные по всем нормативам городские леса вокруг такой концентрации краснокнижников не содержат, но, видимо, обеспечивают условия для их сохранения.

Эта территория была первой, исследованной по закону «об обследованиях» в 2015 году, однако ООПТ до сих пор не создана из-за вязкости бюрократической системы.

Мораль: создавая парк, думай о том, чтобы через 120 лет он стал достоин статуса ООПТ.

Александр Карпов

Karpov A.S. [Alexander.Karpov@ecom-info.spb.ru]