News

Гниль не в деревьях, а в процедурах

Дискуссия в в Управлении садово-паркового хозяйства между чиновниками и активистами.
Дискуссия в в Управлении садово-паркового хозяйства между чиновниками и активистами.

Опубликовано: 17/12/2019

Автор: Никита Петров

Вырубка высоковозрастных тополей на набережной Грибоедова, 119 в Санкт-Петербурге возмутила местных жителей и городских активистов. О ней узнали только в момент прибытия на место вырубки автомобилей садово-парковой службы. На переговоры с рабочими, расчехлившими инструменты для спила, уже не было времени, и несколько стволов остались лежать на земле. Рабочий день закончился обещаниями вернуться на следующий день и разделаться с оставшимися деревьями, приговоренными к спилу комиссией, состоящей из работников городских структур.

За один вечер фотографии спила облетели социальные сети, на призывы о помощи откликнулись общественники, среди них – депутат Законодательного собрания Борис Вишневский, пообещавший остановить вырубку и устроить переговоры с властями. В «БЕЛЛОНУ» же поступил звонок от местной жительницы с просьбой вмешаться и провести независимую экспертизу. Необходимые процедуры были выполнены, и с пакетами документов общественники отправились в Управление садово-паркового хозяйства Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга.

Дискуссия началась с замечания депутата Бориса Вишневского о том, что жители города узнают о рубке деревьев всего за несколько дней до предполагаемого спила благодаря специальным информационным щитам. У них не остаётся времени на активные действия, проведение независимой экспертизы, и это – в условиях, когда порубочный билет уже выписан. В некоторых случаях на месте будущей вырубки щиты не появляются вплоть до приезда бригады рабочих. Эту ситуацию необходимо исправлять, давая людям время, чтобы среагировать.

Депутат также упомянул, что с момента обследования деревьев и постановки диагноза в специальном акте до выдачи порубочного билета проходит несколько лет, что несколько странно, учитывая, что «аварийные деревья» представляют угрозу для граждан. Создательница инициативной группы «Деревья Петербурга» Мария Тиника, присутствовавшая на встрече, пыталась прояснить у начальника отдела содержания территорий зеленых насаждений Ольги Шумиловой этот термин, получив логичный ответ о том, что «аварийность» – это потенциальная угроза падения.

Начальник управления садово-паркового хозяйства Сергей Ляховненко согласился с тем, что у людей должно быть право вовремя отреагировать, отметив, что результаты работы его комитета всегда на виду у общественности, что прозрачность в процессе рубки деревьев в городе сегодня нужна его ведомству больше, чем самим активистам.

Участники дискуссии пришли к тому, что формирование межведомственной комиссии, состоящей из учёных-специалистов, поможет в разрешении конфликтов, когда государственная и независимая экспертизы по обследованию деревьев противоречат друг другу. Это гораздо эффективнее, нежели судебные разбирательства между властями и жителями города. При этом все согласились с тем, что в любой ситуации всегда будут недовольные, но, по замечанию Бориса Вишневского, если такие люди не предлагают ничего взамен, их мнение можно проигнорировать, главное, чтобы все подчинились решению консилиума учёных.

Мария Тиника рассказала о том, что писала обращение в социальных сетях к действующему губернатору, получив ответ о том, что экспертиза «БЕЛЛОНЫ» не имеет юридической силы. После изучения документов и препираний о том, какая экспертиза может иметь вес в подобных спорах, Сергей Ляховненко заявил, что садово-парковое хозяйство собирается закупить резистографы, приборы, позволяющие выявлять гниль и трещины внутри деревьев. Инструмент просверливает в дереве тонкое отверстие, фиксируя сопротивление движению сверла, всё это передаётся в виде графиков в специальное приложение на смартфоне. Использование резистографа позволит проводить более подробные и профессиональные осмотры.

Kanal Griboedova

Мария Тиника упомянула о том, что активистам не удалось заказать экспертизу в Лесотехническом институте – «не брали трубку», а Институт защиты леса и вовсе отказался им помочь. А работники ПК «Возрождение», согласившиеся провести экспертизу по заказу «БЕЛЛОНЫ», во время работы не хотели сверлить нижние части деревьев, чтобы определить, есть ли там прикорневая гниль, но после нескольких звонков начальству, согласились это сделать. «Уважают нас», – шутливо заметил Сергей Ляховненко.

Возраст деревьев также вызвал оживлённую дискуссию. Мария Тиникова настаивала на том, что в учебниках по дендрологии тополям отводят по 100-200 лет жизни, в зависимости от вида, начальник управления садово-паркового хозяйства предлагал делить этот возраст на два, потому что городские условия более агрессивны, нежели природные.

Разная статистика была и по падениям деревьев. Мария Тиникова, опираясь на мониторинг социальных сетей, говорила о том, что в городе чаще всего вместе с корнем падает на землю боярышник и клён ясенелистный, а ломаются – береза и ясень. По информации Сергея Ляховненко, опирающегося на статистку чиновников, больше всего в городе обрушаются тополя.

В заключении чиновники пообещали, что деревья на набережной Грибоедова, 119 в ближайшее время трогать не будут, признали, что сложившаяся ситуация вокруг вырубок в городе требует дополнительного вмешательства. Участники диалога договорились о том, что информирование граждан должно происходить заранее, желательно сразу же после составления акта о неудовлетворительном состоянии дерева. Для всех конфликтных ситуаций должна быть сформирована межведомственная комиссия, состоящая минимум из пяти специалистов, которая будет выносить решение в возникающих спорах.

Работа в этом направлении будет продолжена, открытый диалог между чиновниками, депутатом и активистами в управлении садово-паркового хозяйства Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга – хороший пример того, как совместными усилиями жители города могут решать конфликтные вопросы.