Только деньги и ничего личного?

oil well extraction Фото: aezoss

Решение Kommunal Landspensjonskasse (KLP) затрагивает пять компаний, бизнес которых базируется на разработке нефтяных (битуминозных) песков: Cenovus Energy, Suncor Energy, Husky Energy, Exxon Imperial Oil, а также российскую ПАО «Татнефть». Норвежский пенсионный фонд KLP имел 30-ти процентный доход от этих компаний. Но, по словам главы отдела ответственных инвестиций KLP Жанетт Берган, решение об изъятии активов из разработки нефтяных песков ­– логическое продолжение отказа от инвестиций в компании по добыче угля: «Я надеюсь, что это решение станет сигналом для рынков – нефтеносные пески не должны быть частью текущего и будущего энергоснабжения».

«Освободившись от угля и нефти, мы дадим сильный сигнал о необходимости перехода от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии», – говорит исполнительный директор KLP Сверре Торнс.

Стоит отметить, что KLP лишь следует глобальной мировой тенденции отказа от инвестиций с большой степенью рисков. В последнее время тема борьбы с глобальным изменением климата занимает одно из центральных мест в мировой повестке дня, многие инвесторы задаются вопросом: стоит ли им продолжать вкладывать средства в нефтегазовые и угольные компании.

Норвежский пенсионный фонд KLP – не первый фонд пенсионных накоплений, отказавшийся от активов в индустрии добычи ископаемого топлива. В начале сентября датский пенсионный фонд MP Pension сообщил, что намерен продать свои доли в десяти крупнейших мировых нефтяных компаниях – ExxonMobil, BP, Chevron, PetroChina, Royal Dutch Shell, Sinopec, Total, Petrobras и Equinor. В черный список датского пенсионного фонда попала и отечественная «Роснефть».

В целом стоимость выставленных на продажу активов датского пенсионного фонда составляла без малого $100 млн или 0,5% от его общего инвестиционного портфеля. Представители MP Pension заявили, что долгосрочные бизнес-модели этих компаний несовместимы с выполнением целей Парижского соглашения по климату, задача которого – не допустить глобального повышения температуры воздуха более чем на два градуса.

Чтобы выяснить, насколько серьезно нефтяные компании относятся к проблеме глобального потепления, фонд провел специальное исследование.

«Ни у одной из крупных нефтяных компаний нет бизнес-модели, которая соответствовала бы целям Парижского соглашения. Поэтому мы решили продать все акции и внести эти компании в черный список», – пояснил Deutsche Welle директор по инвестициям фонда Андерс Шельде.

Еще раньше, весной 2019 года норвежский Государственный суверенный фонд (Government Pension Fund Global, GPFG), которым управляет Центробанк страны, также объявил о сокращении инвестиций в углеводороды. Крупнейший пенсионный фонд мира потерял $10 млрд на вложениях в китайские компании по добыче ископаемого топлива и обвале рынков. С учетом же падения курса кроны и валютной интервенции фонд недосчитался почти $50 млрд.

Теперь норвежцы намерены подталкивать эти компании к инвестициям в возобновляемые источники энергии и ставить конкретные сроки получения прибыли. При этом в норвежском правительстве подчеркивают, что решение сократить инвестиции в нефтяные компании обусловлено сугубо финансовыми соображениями и с борьбой с глобальным изменением климата никак не связано.

В случае с датским MP Pension, его выход из числа совладельцев нефтедобывающих компаний объясняется как раз инвестиционной стратегией. Она предусматривает, что деятельность фонда должна соответствовать целям Парижского соглашения по климату. Хотя очевидно, что решение не в последнюю очередь обусловлено экономическими соображениями.

«В первую очередь нас интересует доходность инвестиций. Компании, чьи акции мы распродаем, последние 4-5 лет не приносили нам особого дохода, и мы не думаем, что в ближайшие 10-20 лет ситуация изменится», – рассказывает Андерс Шельде.

Датский пенсионный фонд планирует составить так называемый «белый список», в который войдут компании, которые не смотря на то, что ориентируются на ископаемые виды топлива, добились существенного прогресса в вопросе защиты окружающей среды.

Есть и другие примеры реализации инвесторами «низкоуглеродных» стратегий. Крупнейшие мировые игроки готовятся к снижению спроса на нефть. Норвежская Statoil даже сменила название на Equinor, так как рассчитывает в ближайшие годы получать больше выручки от инвестиций в возобновляемые источники энергии (ВИЭ), а не от добычи и продажи нефти, заявлял представитель компании на Петербургском экономическом форуме в июне 2019 года. К этому моменту компания уже инвестировала в солнечные электростанции и ветропарки более $6,4 млрд.

Речь идет не только о выводе инвестиций из добычи ископаемого, но и о выстраивании партнерских отношений с компаниями-эмитентами с целью побудить их к декарбонизации, например, при помощи создания систем управления выбросами парниковых газов и ведение климатической отчетности, включающей в себя оценку климатических рисков.

В декабре 2017 года была запущена инициатива для инвесторов Climate Action 100+, направленная на то, чтобы побудить крупнейших в мире корпоративных эмитентов парниковых газов принять необходимые меры по борьбе с глобальным изменением климата. Более 370 инвесторов с суммарным капиталом более $35 трлн присоединились к действиям, направленным на борьбу с глобальным изменением климата. Среди принимаемых мер – совершенствование управления, сокращение выбросов парниковых газов, раскрытие финансовой информации. В число этих компаний входят 100 «системно значимых источников выбросов», на которые приходится две трети ежегодных глобальных промышленных выбросов, а также более 60 других компаний, имеющих значительные возможности для перехода на экологически чистую энергию.

В своем первом отчете о прогрессе Climate Action 100+ указывает, что инициатива достигла значительного успеха в активизации взаимодействия с акционерами во всем мире, количество участвующих в инициативе инвесторов выросло на 65% с момента запуска. В процесс добавлены активы в размере $9 трлн.

В будущем 2020 году институциональные инвесторы планируют уменьшить свои вложения в активы компаний, связанных с ископаемым топливом, на 5,7%, а в ближайшие 10 лет – на 15,6%. Такие данные приводит в своем отчете компания Octopus Group, которая опросила 100 крупнейших мировых инвесторов (это пенсионные фонды, страховые компании, инвестиционные и суверенные фонды), управляющих в совокупности активами на $5,9 трлн. Опрошенные инвесторы заявили, что намерены в указанный период вывести (дивестировать) из ископаемого топлива $920 млрд и одновременно вложить $643 млрд в возобновляемую энергетику, доведя долю зеленых активов в своих инвестиционных портфелях до 5,2% к концу следующего года и до 10,9% – к началу 2029 г.

«Сейчас мы переживаем переломный период. Значительное количество компаний смело взяло на себя обязательства по достижению нулевых выбросов, и все больше других следуют их примеру», – говорит Стефани Майер, директор по ответственным инвестициям HSBC Global Asset Management и член руководящего комитета Climate Action 100+.

«Будущее климата и будущее инвестиций полностью взаимосвязаны», – добавляет Эмили Чу, руководитель отдела исследований и интеграции ESG, Manulife Investment Management.

«Обеспечение корпоративной стратегии компаний, в которые мы инвестируем, согласуется с нашим интересом к климатической безопасности, помогает защитить долгосрочную ценность портфелей во всех секторах и классах активов. Размышляя о значительном прогрессе Climate Action 100+, мы также рассчитываем на еще более активное участие корпораций и более активные действия по сокращению выбросов парниковых газов», – говорит Фиона Рейнольдс, генеральный директор Principles for Responsible Investment (PRI).

«Настало время для десятилетия действий в области климата в целом, и решающее значение имеет дальнейшее коллективное взаимодействие с крупнейшими источниками выбросов с целью выполнения обязательств по нулевым выбросам. Эта инициатива является жизненно важным инструментом для коллективного подтверждения инвестиционными компаниями, которые хотят добиться успеха сейчас и в долгосрочной перспективе, [своей приверженности климатическим целям], – добавляет Ребекка Микула-Райт, директор Asia Investor Group on Climate Change (AIGCC). – Однако, поскольку учет климатического воздействия влияет на компании и их цепочки поставок сейчас и особенно в будущем, инвесторам необходимо, чтобы компании четко сформулировали, как они собираются адаптировать свои стратегии к успешному переходу на «безуглеродные рельсы» к 2050 году».

Россия пока не в рядах продуманных инвесторов и зачастую жертвует средства Фонда национального благосостояния на «ископаемые» проекты с сомнительной доходностью. Хотя «точек роста» для благополучия в национальном масштабе у нас ничуть не меньше чем в остальном мире, осознавшем плюсы устойчивого низкоугеродного развития.

Ольга Подосенова