Белорусская АЭС в ракурсе биоэтики

Belaes Островецкая АЭС. Фото: belaes.by

Вокруг строительства Белорусской АЭС, при существующей квоте на развитие альтернативных источников энергии, закреплённой Указом СовМина Республики Беларусь № 305 от 06 августа 2015 года, ведётся жаркая полемика. По сообщениям Министерства энергетики, научных и инженерно-строительных организаций, ведущих разработку АЭС, станция строится под контролем соответствующих организаций и в соответствии с проектной документацией.

«Зелёные» же опровергают необходимость строительства АЭС в целом, указывая на её избыточную мощность и нерешаемые вопросы со сбытом её электроэнергии, а также на её небезопасность для окружающей среды. Не секрет, что изначальные планы по продаже энергии Островецкой АЭС, например, в Литву, потерпели фиаско. Более того, 7 февраля на международном совещании по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) в Женеве ЕС решительно воспротивился строительству атомной станции, найдя в документации по её ОВОС нарушения. Наиболее неприемлемым для ЕС является расположение реактора в 50 км. от Вильнюса – столицы соседнего государства – Литвы, что признается существенным экологическим риском.

При этом «зелёные» ставят в пример экологичность возобновляемых источников энергии (ВИЭ), которые более доступны и существенно более безопасны для окружающей среды. Напомним, что нынче в Беларуси их используется чуть более 5%, включая солнечные и ветровые установки. Для сравнения, в ЕС в зависимости от страны доля использования ВИЭ колеблется от 7 до 80% в энергобалансе в зависимости от страны.

Рассматривая эти два источника получения энергии, можно выделить преимущества обоих. На АЭС – более высокий КПД и устойчивость выработки энергии, у «зелёных» – доступность для каждого и т. н. «естественность», не противоречащая экологическому балансу территорий.

Но именно здесь вступают в свои права основные факторы, в соответствии с которыми должно быть принято решение о вводе в эксплуатацию тех или иных объектов энергетического обеспечения. Это экологические риски. В «зелёной» энергетике риски гораздо ниже, хотя они существуют, как и при эксплуатации любых объектов энергетического обеспечения экономики.

Управление рисками – достаточно сложный аналитический вопрос, который выводит к краеугольному камню, ради которого и был написан этот материал – каков биоэтический статус Островецкой АЭС?

Биоэтика, как наука, основанная на принципах Парацельса «Не навреди» и «Делай во благо», является наиболее прогрессивным методом в части оценки угроз для здоровья и жизнедеятельности человека. Биоэтика «работает» во благо всего живого, изучает вопросы правового и этического регулирования отношений человека и объектов, воздействующих на его здоровье. Соответствующая Всеобщая декларация о биоэтике и правах человека была принята ЮНЕСКО 19 октября 2005 года. В ней говорится, в частности, что «следует содействовать надлежащему регулированию рисков, касающихся наук о жизни и связанных с ними технологий». Именно с биоэтической точки зрения сразу можно поставить несколько вопросов в отношении Островецкой АЭС.

  1. Насколько безопасно строительство АЭС в республике, не имеющей опыта строительства особо опасных объектов (при том, что «незначительные» аварии уже случились уже на стадии строительства)?
  2. Насколько этично по отношению к социуму строительство АЭС без предварительных общественных слушаний либо референдума в республике, уже пережившей самые тягостные последствия ядерной катастрофы в Чернобыле в 1986году?
  3. Насколько этично строительство АЭС в 50 км от столицы соседнего государства, при том, что собственная атомная электростанция Литвы (Игналинская АЭС) в настоящее время проходит процесс вывода из эксплуатации (решение о котором было принято во многом в связи с экологическими рисками), и Литва была изначально против строительства БелАЭС рядом со своей границей?
  4. Насколько этичен ввод в эксплуатацию АЭС с российским капиталом с непросчитанными суммарными экономическими показателями дохода и сбыта электроэнергии на белорусской территории? При том, что мировому сообществу крайне неэффективно оспаривать опыт России в реализации программ атомного энергообеспечения.
  5. И, наконец, насколько этично игнорирование требований по ОВОС в рамках Целей Концепции устойчивого развития (Sustainable Development Goal), документа, подтвержденного ООН в сентябре 2015 года, а принятого задолго до того – в 2000 г. в рамках программы ООН «Цели развития тысячелетия». Согласно Концепции устойчивого развития, одной из целей является «Обеспечение доступа к недорогостоящим, надежным, устойчивым и современным источникам энергии для всех».

Именно по пунктам данного соглашения найдены нарушения при закладке в мировую экосистему самого проекта Островецкой АЭС. Как, например, «оценка существующего состояния окружающей среды, социально-экономических и иных условий на территории Республики Беларусь и затрагиваемых сторон в случае возможного значительного вредного трансграничного воздействия и реализации планируемой деятельности».

Нужны обоснованные ответы на эти вопросы. Кроме того мы не знаем, насколько любой из таких вопросов способен возыметь эффект «спускового крючка» в отношениях между ближайшими союзниками РФ и РБ, а также в мире в целом, в нынешних непростых политических и экономических условиях.

В заключение хочется поделиться мнением известных учёных из республики, которая и так уже серьезно пострадала из-за катастрофы на атомной станции ­– Чернобыльской АЭС, произошедшей в 1986 году, и последствия которой до сих пор не устранены.

«Если мы имеем дело с непредсказуемым объектом, с которым мы никогда не имели дела, то отношение к нему следует выстраивать по принципу предосторожности. Не надеяться на «авось», а рассчитать вероятность выхода из наихудшего сценария», – считает Т. В. Мишаткина, преподаватель Университета им. Сахарова, Минск, региональный эксперт ЮНЕСКО по этике и биоэтике.

«Энергии в природе масса, и нам нужно только научиться её брать максимально экологично. Верной является стратегия децентрализации энергетического центра, то есть грамотное распределение источников, а также мощная альтернатива углеводородной экономике», – уверен А. Хажакян, учёный-физик, создатель Практикума по микроквантовой физике.

P.S. В процессе подготовки материала и после претензий со стороны Европейского Союза в начале 2019 года, руководством Республики Беларусь были приняты меры по обеспечению доступа к информации вокруг АЭС, а также рассмотрены и учтены социологические и политические факторы её ввода в эксплуатацию. Начало работы АЭС ожидается в ближайшее время.

Вероятно, насколько эти меры достаточны, а также насколько целесообразно само строительство атомной станции, покажет время.

Маргарита Белорусская