Общественность поддержала выводы европейской проверки стресс-тестов Белорусской АЭС и указала на нерешенные вопросы в российском проекте АЭС-2006

Belaes Белорусская АЭС. Фото: belaes.by

Организаторы этой сторонней экспертизы, или как ее еще называют, народного пирревью стресс-тестов Белорусской АЭС, рассказали, для чего нужно было проверять официальные стресс-тесты, и чем их выводы отличаются от результатов европейской партнерской проверки, которая, как писала Беллона.ру, обнаружила проблемы безопасности проекта АЭС-2006.

Проблемы российского проекта АЭС-2006 изучают в рамках стресс-тестов Белорусской АЭС

Стресс-тесты Белорусской АЭС, выявившие ряд проблем безопасности проекта АЭС-2006, продолжаются.

Еще в ноябре 2017 года, Белорусский Госатомнадзор (ГАН) опубликовал Национальный доклад по результатам стресс-тестов, проведенных оператором этой АЭС, как этого требовала европейская методика. Нацдоклад, в свою очередь, проверила Группа европейских регуляторов (ENSREG) и 3 июля 2018 в Брюсселе представила его результаты.

Напомним, объектом анализа была не сама Белорусская АЭС, а российский проект АЭС-2006, по которому она возводится – этого требуют правила европейских стресс-тестов в отношении незавершенного строительства.

Следующий этап стресс-тестов – это разработка Национального плана действий по повышению устойчивости Белорусской АЭС к внешним воздействиям природного характера. Этот план, среди прочего, должен предусмотреть меры по выполнению рекомендаций, выданных стране группой ENSREG.

Одним из важных требований стресс-тестов является прозрачность процесса и участия общественности.

В прошлом году к анализу Нацдоклада по стресс-тестам Белорусской АЭС подключилась общественность, направив в ГАН ряд вопросов и предложений. Затем, Белорусская антиядерная кампания, объединяющая усилия ряда НГО, экспертов и активистов, начала свой, общественный обзор Нацдоклада, пригласив к работе сторонних европейских экспертов в области ядерной энергетики, не связанных с государственными структурами или атомной индустрией. Одна из них – Ода Бейкер, независимый научный консультант в области радиационных рисков, проблем безопасности атомных электростанций и европейских стресс-тестов. Среди ее клиентов – Федеральное правительство Австрии и ряд европейских НГО. Ода Бейкер выполняла также стороннюю экспертизу для немецких и европейских АЭС.

Рекомендации и предложения к Нацплану действий, полученные в результате общественной экспертизы стресс-тестов, направлены в Госатомнадзор Беларуси. После того, как общественности будет представлен черновик Нацплана для комментариев, общественная экспертиза завершит свой обзор стресс-тестов и опубликует отчет по нему.

Зачем была нужна общественная экспертиза стресс-тестов проекта АЭС-2006?

Это первый случай, когда общественность заявляет о необходимости независимой экспертизы подобного рода. Её предметом стал не только Национальный доклад, подготовленный белорусской стороной, но и отчет партнерской проверки европейских регуляторов, которых, казалось бы, сложно упрекнуть в непрофессионализме и предвзятости.

По словам Ирины Сухий, одной из организаторов народного пирревью стресс-тестов проекта АЭС-2006, для такого общественного анализа было достаточно причин.

Одна из них состоит в несовершенстве самой процедуры проведения стресс-тестов, выявленной европейскими НГО еще в 2012-м году.

«Это, – комментирует Ирина Сухий, – среди прочего, и ряд неопределенностей, создающих не самые лучшие условия для принятия решений. Например, не ясно, какой уровень снижения рисков можно считать приемлемым. Это может привести к тому, что решение какой-то проблемы безопасности, выявленной во время стресс-тестов, может быть отложено на потом. Ведь регулятору будет не ясно, до какого уровня нужно снижать риски. Может быть, приемлем уже существующий уровень? И нерешенная вовремя проблема может стать источником серьезного риска или даже происшествия, когда спусковым крючком становятся события техногенного характера или человеческий фактор, не рассматриваемые стресс-тестами».

Но наиболее важен, по мнению Ирины Сухий, общественный контроль за деятельностью регулятора, настолько, насколько это возможно в условиях Беларуси.

Существует огромная разница между работой Госатомнадзора в Беларуси и ситуацией в ЕС, где регулирующие органы гораздо более независимы в своих действиях и решениях. Действительно, тот факт, что белорусский Госатомнадзор находится в юрисдикции органа исполнительной власти (Министерства по чрезвычайным ситуациям), говорит не в пользу его независимости. А тот момент, что атомный проект до сих пор в особом приоритете у белорусского президента, которому подчиняется вся авторитарная вертикаль исполнительной власти, не добавляет Госатомнадзору особой свободы в оценках и принятии решений по Белорусской АЭС. В случае Беларуси, считает Ирина Сухий, предлагаемый группой Европейских регуляторов метод «разумного владения» по выполнению рекомендаций, когда регулятор сам оценивает ситуацию и принимает наиболее адекватное решение, может не работать вообще.

И здесь, подчеркивает эколог, общественная экспертиза стресс-тестов играет большую роль, поскольку ее организаторы и эксперты не дают бонусов белорусскому регулятору или правительству, а исходят из интересов граждан. Также, подчеркивает она, важная задача этой общественной экспертизы – помочь белорусскому регулятору лучше понять европейские рекомендации.

Часть информации осталась недоступной для общественности

Общественная экспертиза стресс-тестов Белорусской АЭС детально изучила официально опубликованные Нацдоклад и Отчет по партнерской проверке стресс-тестов.

Но независимые эксперты не смогли получить ни новый Вероятностный анализ безопасности (ВАБ), проведенный в 2018-м году, ни Руководство по управлению тяжелыми авариями, ни Инструкцию по ликвидации аварии.

Госатомнадзор отказал белорусским НГО в предоставлении этих документов на основании того, что они находятся в собственности других организаций и, якобы, по этой причине не могут быть открыты общественности. Это несмотря на то, что, в соответствии с белорусским законодательством, именно эта информация является обосновывающей безопасность АЭС.

К слову, белорусская общественность не раз возражала против существующей в Беларуси практики ограничения доступа к документам по вопросам, напрямую затрагивающим общественный интерес, и работа по которым финансируются из госбюджета, как, например, экономические расчеты строительства, оценки экологических рисков и другие. Вероятностная оценка сейсмической опасности в Островецком регионе как раз является таким документом. Странности ситуации добавляет и то, что ВАБ, выполненные для некоторых российских АЭС, являются открытыми для публичного обозрения.

Как прокомментировала Ирина Сухий, независимым экспертам пришлось собирать и сравнивать информацию из других публичных источников, а также плотно сотрудничать с PRT и некоторыми регуляторами европейских стран.

Выводы общественной экспертизы – не все вопросы были рассмотрены, выявлен ряд несоответствий проекта АЭС-2006 современным стандартам.

Общественные эксперты отметили высокое качество европейской экспертизы стресс-тестов Белорусской АЭС и поддержали фактически все ее выводы и рекомендации.

Тем не менее, они считают, что не все вопросы были рассмотрены, – это говорится в предложениях общественности, направленных в белорусский Госатомнадзор.

Так, у российского проекта АЭС-2006 есть ряд недостатков, которые выпали из поля зрения официальной евроэкспертизы проекта АЭС-2006, тогда как они могут влиять на уязвимость атомной электростанции к природным событиям и условиям.

Этой проблеме народный пирревью посвятил отдельную главу, цель которой, по словам его авторов: «дать оценку того, может ли авария, сравнимая с Фукусимской произойти на Белорусской АЭС даже после проведения стресс-тестов или, иными словами, извлечены ли уроки из «Фукусимы», и какими средствами можно снизить ее риск».

Одним из таких проигнорированных источников рисков независимые эксперты называют эксплуатацию мокрых градирен в условиях холодного климата и повышенной влажности. Так, они обращают внимание на то, что «сочетание условий низких температур и высокой влажности, ведущее к обледенению проводов системы электропередач может привести к спонтанному отключению Белорусской АЭС от энергосети». Этот сценарий не был рассмотрен в стресс-тестах, сообщается в тексте предложений к Национальному плану действий.

Общественная экспертиза сделала и вывод о несоответствии российского проекта АЭС-2006 современным стандартам МАГАТЭ и WENRA. Примерами этого были названы: неадекватная защита систем безопасности атомной электростанции, отсутствие мер практического устранения риска потери целостности защитной оболочки (контайнтмента), не гарантированная функциональность ловушки расплава, отсутствие фильтрации систем вентилирования контайнтмента и другие.

Так, меры практического устранения рисков – это фундаментальный принцип или даже руководство к действию WENRA, предписывающее отказаться от практики исключения из рассмотрения рисков на основе только того, что их вероятность кажется малой. Этот принцип предусматривает также демонстрацию всех практических мер для устранения того или иного риска. Для этого стресс-тесты рассматривают различные сценарии, где должна быть показана функциональность и эффективность тех или иных систем для практического исключения тех или иных рисков. «Иными словами, – говорится в тексте общественных рекомендаций, – все физические явления, связанные с серьезными авариями, которые могут поставить под угрозу целостность защитной оболочки, должны быть рассмотрены с точки зрения физического обеспечения невозможности, а не исключены как маловероятные».

Общественные эксперты также отметили, что установка фильтров на систему вентилирования защитной оболочки для Белорусской АЭС позволила бы снизить не только аварийные, но и штатные выбросы, неизбежность которых признают российские проектировщики и подрядчики в соответствующих ОВОСах. Кроме того, подчеркивается в тексте общественных рекомендаций, рутинные выбросы увеличиваются на стадии перегрузки топлива и изменения мощности работы реактора. Отметим, что современные стандарты для новых АЭС в европейских странах уже предусматривают такую фильтрацию.

Отдельное внимание общественная экспертиза стресс-тестов уделяет проблеме независимости уровней глубокоэшелонированой защиты проекта АЭС-2006. Это важный аспект безопасности, поскольку, если физическое разделение каналов не обеспечено, то отказ одного уровня может повлиять на защиту, обеспечиваемую другими уровнями, утверждается в общественных рекомендациях. Тем не менее, на поверку оказалось, что глубокоэшелонированная защита (DiD) проекта АЭС-2006 не соответствует современным стандартам. Так, Ода Бейкер отмечает: «в проекте АЭС-2006 ряд функций 4-го уровня DiD также используются на других, более низких уровнях DiD. Что наиболее важно, что две системы пассивного отвода тепла не предназначены в проекте АЭС-2006 для исключительного использования в случае тяжелой аварии – они также должны использоваться на уровне безопасности 3». Кроме того, отмечает эксперт, проблемой является и тот факт, что для уровней DiD 3 и 4 предусмотрен только один набор клапанов разгерметизации первичного контура.

На эти особенности российского проекта АЭС-2006 обратили внимание и европейские регуляторы, и финский регулятор STUK по поводу АЭС «Ханкхиви-1», потребовав от «Росатома» устранить их, приведя проект в соответствие с европейскими нормами.

Народная экспертиза порекомендовала снизить риски Белорусской АЭС перед пуском

Важным результатом общественной экспертизы стресс-тестов Белорусской АЭС ее организаторы считают рекомендации, большую часть которых они уже направили белорусскому регулятору.

Одной из главных таких рекомендаций, отличающейся от пожеланий еврорегуляторов, является требование устранения всех выявленных проблем безопасности проекта АЭС-2006 до физического пуска электростанции.

Общественные эксперты считают, что Белорусский регулятор должен учесть финский опыт и провести свою экспертизу соответствия проекта АЭС-2006 стандартам МАГАТЭ и WENRA, а также выдать обязательные рекомендации по устранению как на проектном, так и физическом уровне всех упомянутых проблем российского проекта до физического пуска Белорусской атомной электростанции.

Организаторы общественной экспертизы планируют выпустить окончательный отчет с полным перечнем рекомендаций на русском и английском языках после того, как получат доступ к черновику Национального плана действий по стресс-тестам Белорусской АЭС.

Татьяна Иванова