Вода Байкала: неприкосновенное достояние или уникальный товар?

Baikal Фото: Biture

Кристиан Ринчинов, специально для Беллона.ру

В чём же причина столь мощного общественного протеста, и почему именно сейчас так остро обсуждаются вопросы рассмотрения воды Байкала как ценного товара и допустимости её продажи?

Жителей Байкальского региона возмутило то, что главным инвестором строительства завода в посёлке Култук является кампания из Китая. Осуществляющая проект завода по разливу байкальской воды кампания – ООО «Аквасиб» зарегистрирована в Иркутске и имеет двух учредителей: первого – китайскую организацию «Дацинская водная кампания с ограниченной ответственностью «Озеро Байкал», которой принадлежат 99% долей предприятия и его уставного капитала, и второго – гражданку России, которой принадлежит оставшийся 1% долей. Директором предприятия числится родственница российского учредителя, которая несколько лет назад являлась фигурантом дела о нелегальном экспорте леса в КНР.

Кроме известных фактов не всегда значительного, но реального участия граждан КНР в легальном и теневом лесном бизнесе, в последнее время Китай местами уже чрезмерно активно начал участвовать и в туристическом бизнесе на Байкале. Поэтому, учитывая приведённое выше, реакция жителей Байкальского региона вполне понятна и пропорциональна возникшей угрозе.

Но в тот момент, когда общественный протест достиг серьёзных масштабов, его риторика неожиданно стала чрезмерно популистской: если в начале протестной кампании речь шла о недопустимости осуществления данного конкретного проекта, то к сегодняшнему дню протестные настроения дополняются неизвестно откуда взявшимися мифами о том, что «два миллиона тонн байкальской воды ежедневно будут экспортироваться в Китай», «строится трубопровод из Байкала в Китай», «Байкал продали китайцам» и т.д. Откуда же взялись подобные опасения? Насколько они обоснованы и являются ли они следствием эффекта народного «испорченного телефона» или чьим-то запланированным информационным вбросом, преследующим определённые цели?

Для начала разберёмся с цифрами. По словам зам. министра экономического развития Иркутской области Марии Петровой, запланированные масштабы производства предприятия – 528 тыс. литров в сутки. 528 тыс. литров в сутки – это 528 куб. метров в сутки, а в год – 192,7 тыс. куб. метров. Теперь сравните это с объёмом Байкала, составляющим около 23 600 млн куб. метров воды, которые понемногу вытекая через реку Ангара постоянно восполняются многочисленными реками и ручьями, питающими озеро. На этом фоне становится очевидно, что запланированные объёмы производства несравненно малы. Кроме того, разлив байкальской воды успешно ведётся многими предприятиями уже несколько лет, и никто никогда нигде не замечал каких-либо последствий. На сегодняшний день такие предприятия функционируют в нескольких местах, в том числе в пос. Листвянка, пос. Сухой Ручей и пос. Байкал Иркутской области, а также в пос. Выдрино и пос. Клюевка в Бурятии. В ближайшие годы планируется запуск ещё нескольких подобных предприятий. Согласно докладу Минприроды «О состоянии озера Байкал и мерах по его охране в 2016 году», запланированные объёмы забора глубинной байкальской воды несколькими предприятиями в 2016 г. в совокупности уже составляли 217 тысяч куб. метров в год, из которых ввиду ряда обстоятельств за 2016 г. в итоге было добыто около 56 тыс. куб м. Исходя из приведённых данных, очевидно, что байкальскую воду можно добывать в разумных объёмах, и производственные планы предприятия вполне допустимы, поскольку байкальская глубинная вода – это ценнейший и естественно возобновляемый ресурс, являющийся уникальным продуктом, обладающим множеством полезных свойств.

Идея разлива глубинной воды Байкала была выдвинута иркутским Лимнологическим Институтом РАН ещё в 1992г. (патент № 2045478 от 1992г.). Институтом было предложено добывать для производства воду из промежуточных глубин Байкала – на глубине нескольких сотен метров, между дном и поверхностью, поскольку на этих глубинах вода обладает наиболее высокой чистотою и постоянством состава. Кроме того, именно вода с данных глубин имеет особый состав, обладающий множеством полезных и целебных свойств. Поэтому большинство предприятий, производящих добычу и разлив байкальской воды, занимаются именно глубинной водой.

Теперь вернёмся к китайскому инвестору. Да, участие граждан КНР в бизнесе Байкальского региона местами становится слишком велико и требует ограничения. Также очевидно, что нельзя полностью передавать столь прибыльную инициативу разлива байкальской воды иностранным инвесторам. Этим направлением должны заниматься преимущественно российские предприниматели, причём желательно – местные предприниматели, проживающие в Байкальском регионе. Кроме того, необходимо создание механизмов, которые обеспечат поступление части налогов с таких предприятий в местный бюджет.

К сожалению, региональным чиновникам выгоднее «договариваться» с крупными иностранными инвесторами или инвесторами федерального уровня, вместо того, чтобы делать свою работу и создавать в регионе условия, в которых местные жители хотели бы становиться самостоятельными предпринимателями. Это относится ко всем сферам бизнеса в Байкальском регионе, да и в России в целом. Этот фактор, вместе с коррупцией и сложной логистикой, делает осуществление подобных проектов местными, да и федеральными предпринимателями крайне сложным и рискованным. Но только таким путём можно восстановить справедливость и сохранить контроль над значительной частью экономики Байкальского региона за местными жителями.

Между тем, популизация и алармизация протестной риторики привела к серьёзной дискредитации всего бизнеса по разливу байкальской воды, что в будущем может сильно затруднить осуществление подобных проектов. Если произошедшее не является следствием эффекта «испорченного телефона» и отсутствия привычки большинства людей проверять поступающую к ним информацию, возможно, что это было спланированным информационным вбросом, либо сделанным кем-то, чьи интересы были ущемлены при осуществлении Култукского проекта, либо направленным на дискредитацию среднего бизнеса по разливу байкальской воды. Во втором случае цель – используя народный гнев не дать развиться малым предприятиям, освободив таким способом дорогу крупным проектам вроде ООО «Аквасиб», протест местного населения против которых не учитывается как решающий фактор при их осуществлении.

Но вернёмся к проблемам проекта завода. Присутствие иностранных инвестиций не может быть юридическим основанием для его остановки, как бы того не хотелось жителям Байкальского региона.

Однако у проекта есть серьезные минусы, в том числе экологического характера. К добыче планируется глубинная вода, а завод по её разливу строится там, откуда до нужной глубины необходимо тянуть трубопровод в несколько километров. А это связано со строительно-монтажными работами в акватории озера и последующей необходимостью постоянного обслуживания трубопровода, что, несомненно, будет в той или иной степени приводить к загрязнению воды в районе производства. Кроме того, по данным кандидата биологических наук, орнитолога, председателя Иркутского отделения Российского Социально-Экологического Союза Виталия Рябцева, строительство завода на данном участке может привести к уничтожению Таловских болот, являющихся ценными уникальными водно-болотными угодьями. Поэтому, я рекомендую всем, кого беспокоит строительство завода в Култуке, оставить популистскую риторику и сосредоточиться именно на этих слабых сторонах проекта, настаивая либо на переносе производства в более подходящее место, либо на переориентировании проекта и изменении его масштабов.

События, происходящие сейчас вокруг Култукского завода, – квинтэссенция многих особенностей и проблем не только российского бизнеса самых разных уровней, но и общественных кампаний, направленных на защиту окружающей среды и прав граждан. Поэтому развитие данной ситуации может стать интересным прецедентом и для общественников, и для предпринимателей. Но, вне зависимости от исхода дела, хочется верить, что Култукский проект и возникшая в связи с ним ситуация не повлияют на судьбу других, качественных и экологически грамотных проектов, связанных с разливом байкальской воды. Поскольку именно такие проекты при правильном выборе мест и при соблюдении всех требований законодательства и всех природоохранных норм могут стать одним из эффективных и наименее опасных для Байкала путей экономического развития Байкальского региона.