Купить билет в будущее

wind-power-336580_1280

Новый доклад, представленный в середине января на Ассамблее Международного агентства по возобновляемой энергии (IRENA), подготовлен Глобальной комиссией по геополитике преобразования энергии. Этот орган создан год назад по инициативе IRENA при поддержке правительств Германии, Норвегии и Объединенных Арабских Эмиратов. В состав Комиссии входят выдающиеся лидеры из мира политики, энергетики, экономики, торговли и защиты окружающей среды. По словам авторов доклада, документ «является кульминацией десятимесячных обсуждений и консультации с лидерами бизнеса, учеными и политическими мыслителями».

Не ресурсами, а технологиями

По мнению авторов доклада, невозможно игнорировать факт, что растущее использование возобновляемых источников энергии привело к глобальному преобразованию мира, а геополитические и социально-экономические последствия нового энергетического века могут быть столь же глубокими, как и те, которые сопровождали переход от биомассы к ископаемому топливу два столетия назад.

Согласно данным, ранее приведенным IRENA, общемировая тенденция перехода на ВИЭ и повышения энергоэффективности набирает все большие обороты. Впервые в истории объем построенных в мире электростанций на базе ВИЭ превысил объем введенной в эксплуатацию традиционной генерации. С 2010 года средняя цена за электричество, выработанное солнечными и ветровыми электростанциями, упала на 73% и на 22% соответственно.

Очевидно, что возобновляемая энергетика превратилась в важнейший и крупнейший сектор современной мировой экономики. По оценке экспертов Международного агентства возобновляемой энергетики, мультипликативный эффект ВИЭ весьма высок: удвоение доли ВИЭ в мировом энергетическом балансе к 2030 г. приведет к ежегодному росту мирового ВВП на 0,6-1,1% ($1,3 трлн), увеличению благосостояния на 3,7%, а занятость в секторе возобновляемой энергетики будет расти на 6% в год.

Теперь технологии ВИЭ рассматриваются не просто как инструмент достижения энергетической безопасности и противостояния глобальным климатическим изменениям, но, не в меньшей степени, как преимущество для получения прямых и косвенных экономических выгод. В частности, по данным IRENA, увеличение инвестиций в сферу ВИЭ на 30% к 2050 г. позволит создать дополнительно 11 миллионов рабочих мест в сфере энергетики. К 2020 г. затраты на генерацию энергии солнца сократятся вдвое.

Мировая история помнит, как угольная и паровая энергетика привели к промышленной революции, которая, в свою очередь, сформировала геополитику XIX-го и XX веков. В течение двух столетий географическая концентрация запасов нефти, природного газа и угля самым прямым образом влияла на формирование международного геополитического ландшафта, расклад сил и зон влияния. Контроль над добычей и торговлей нефтью стал ключевой чертой силовой политики XX-го века. Точно так же переход от ископаемого топлива к возобновляемым источникам энергии может трансформировать глобальные отношения в сфере политики не меньше, чем исторические переходы от древесины к углю и от угля к нефти, утверждают аналитики.

«Увлекательное геополитическое будущее ожидает страны Азии, Африки, Европы и Америки. Трансформация приносит большие изменения в мировой политике», – говорит председатель Комиссии Олафур Гримссон, бывший президент Исландии.

«Доклад убедит всех вас в становлении этого нового мира… Это новая реальность, которая наступает быстрее, чем кто-либо из нас мог предвидеть пять или десять лет назад, – считает Аднан З. Амин, Генеральный директор IRENA. – Мы считаем, что дискурс кардинально изменится, и производство энергии будет эволюционировать в сторону энергии, движимой технологиями, а не ресурсами».

Смена власти

Одна из главных тем нового доклада IRENA: начавшийся процесс переосмысления государственного управления энергетикой. Государства давно используют энергетические ресурсы в качестве инструментов внешней политики. В мире, в котором преобладают возобновляемые источники энергии, энергетические ресурсы потеряют большую часть своей ценности в качестве геополитических инструментов.

Эксперты утверждают, что энергетическая трансформация изменит методы и формы управления государствами. В отличие от ископаемого топлива, возобновляемые источники энергии доступны в той или иной форме в большинстве регионов мира. Большинство возобновляемых источников энергии являются, по сути, потоками, в то время как ископаемые виды топлива являются запасами. Запасы энергии могут храниться, что может оказаться полезным, но они могут быть использованы только один раз. В отличие от этого, потоки энергии не исчерпываются, и их сложнее прервать.

Это «изобилие» укрепит энергетическую безопасность и будет способствовать большей энергетической независимости для большинства государств. В то же время, по мере развития ВИЭ и все большей интеграции энергосистем разных стран, появятся новые взаимозависимости и торговые модели. Анализ показывает, что конфликты, связанные с нефтью и газом, могут прекратиться, равно как и споры, связанные со стратегической важностью некоторых акваторий.

Комиссия также отмечает, что в результате энергетической трансформации появятся новые лидеры в области энергетики, а крупные инвестиции в технологии использования ВИЭ усилят влияние некоторых стран. Китай, например, уже укрепил свое геополитическое положение, возглавив гонку за чистую энергию.

Вовлечены все

Интересно, что объектом геополитической конкуренции являются не только сами энергоресурсы, но и их транзитные маршруты. «Например, в 1990-х годах США продвигали трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), чтобы усилить свое стратегическое влияние в регионе за счет России и Ирана. Уже более десяти лет ЕС поддерживает строительство Южного газового коридора, чтобы уменьшить зависимость от российского газа, в то время как Россия и некоторые европейские страны продвигают альтернативные газовые коридоры, такие как «Северный поток», чтобы обойти существующие транзитные маршруты», – пишут авторы доклада.

Несмотря на то, что в докладе обнаруживаются общие положительные эффекты от новой геополитической реальности, полностью преодолеть ресурсную зависимость пока не удастся. Возникает парадокс, касающийся стратегических полезных ископаемых, необходимых для изготовления аккумуляторов.

Уполномоченный по докладу Карлос Лопес из Университета Кейптауна отметил, что, хотя переход приведет к повышению энергетической независимости в некоторых частях мира, высокая концентрация минералов, к примеру, кобальта, в небольшом числе африканских стран приведет к тому, что они будут иметь «большое геостратегическое значение». «Поэтому у Африки есть возможность повысить свою роль при условии правильного управления».

Эксперты отмечают, что переходный процесс требует международного сотрудничества: в качестве важного шага в сторону решения проблемы изменения климата, борьбы с загрязнением и содействия процветанию и устойчивому развитию государства должны быть готовы создать основу для диалога, дебатов и политических действий, направленных на преобразование энергического сектора.

Россия и ВИЭ

«Экспортеры ископаемого топлива могут стать свидетелями сокращения своего глобального охвата и влияния, если они не адаптируют свою экономику к новому энергетическому веку, – утверждают авторы доклада IRENA. – Также очевидно, что страны – экспортеры энергоресурсов потеряют со временем своё естественное конкурентное преимущество, и, если не сумеют развить несырьевые сектора экономики, то их экономическое положение будет постепенно ухудшаться».

Ближний Восток и Северную Африку, а также Россию и другие страны Содружества Независимых Государств (СНГ) в докладе «Новый мир» называют регионами, наиболее подверженными сокращению доходов от ископаемого топлива. «В среднем, доля чистого экспорта ископаемого топлива в этих регионах составляет более четверти ВВП. Снижение экспортных доходов негативно скажется на их перспективах экономического роста и национальных бюджетах. Чтобы предотвратить экономические сбои, им нужно будет адаптировать свою экономику и уменьшить зависимость от ископаемого топлива», – следует из доклада.

«Россия, крупнейший в мире экспортер газа и второй по величине экспортер нефти, может столкнуться с трудностями при адаптации к новой реальности, когда мир все в большей степени зависит от возобновляемых источников энергии. Экономика России является более крупной и диверсифицированной, чем у любого из ближневосточных производителей нефти, при этом нефтегазовая рента является жизненно важным компонентом государственного бюджета, на который приходится около 40% бюджетных доходов. Несмотря на то, что Россия наращивает развертывание возобновляемых источников энергии и инвестирует в исследования и разработки, она все еще сильно отстает от Китая и США в области патентов на технологии использования возобновляемых источников энергии».

При этом аналитики отмечают, что страны, которые в значительной степени зависят от импорта ископаемого топлива, могут серьезно улучшить свой торговый баланс и снизить риски, связанные с уязвимостью линий энергоснабжения и нестабильностью цен на топливо, за счет увеличения доли энергии, производимой внутри страны: «Возобновляемые источники энергии могут помочь обеспечить всеобщий доступ к энергии, создать рабочие места, обеспечить устойчивый экономический рост, повысить продовольственную и водную безопасность, устойчивость к изменению климата и социальную справедливость».

Как следует из доклада IRENA, ряд крупных нефтедобывающих стран уже устанавливают целевые показатели для увеличения доли возобновляемых источников энергии в своей структуре энергопотребления. Например, энергетическая стратегия Объединенных Арабских Эмиратов предусматривает, что к 2050 году доля ВИЭ в энергобалансе страны должна вырасти до 44%, а выбросы углекислого газа – сократиться на 70%. Успехи России в этом направлении очень скромны.

«Оборонительная модель»

Вопросы, поднятые Международным агентством по возобновляемой энергии, обсуждались и на проходившем почти одновременно с сессией IRENA Гайдаровском форуме в России. Обеспокоенность кризисными явлениями в мировой экономке и зарубежных странах стала темой дискуссий экспертов и чиновников.

Наблюдатели отметили факт: российские эксперты и в еще большей степени российские должностные лица практически продвигали тезис «Мир нам мешает», объясняя все стратегические неудачи тем, что России очень тяжело жить на такой кризисной планете.

Журнал Инвест Форсайт назвал такой подход «оборонительной моделью развития»: власти «берегут бюджет и предпочитают интересы бюджета интересам развития». «На этом фоне очень органично звучали высказывания министра экономического развития РФ Максима Орешкина о том, что мировая экономика не помогает экономике России – российской экономике приходится рассчитывать только на себя», – пишет издание.

Председатель правления УК «Роснано» Анатолий Чубайс считает, что электроэнергия в России расходуется неэффективно вследствие ее дешевизны. По его словам, Россия – одна из самых энергорасточительных стран, но экономические условия, в которых сегодня живет и Россия, и мировая экономика, диаметрально противоположны тем, что были десятилетие назад.

«Когда глава IRENA говорит о 60% ВИЭ в мировом балансе, это вклад в достижение 2 градусов, и эта задача, похоже, выполнима. Россия сказала «да» ВИЭ. Мы вошли в мировой процесс, и у нас есть собственная ясная задача к 2024 году – производить с помощью ВИЭ примерно 0,5% от всего объема установленной мощности в стране. В Европе сегодня, как я сказал, этот показатель – 20-30%, а у нас в 2024 году будет 0,5%. Достаточно ли этого? Нет никаких сомнений в том, что этого однозначно недостаточно… – отметил глава «Роснано». – Не надо быть специалистом, чтобы понять, что ветростанция, вырабатывающая электроэнергию на собственные нужды, в разы экономичнее, чем любая тепловая станция. На тепловой станции сложнейшее оборудование, центробежные насосы и десятки других энергоемких устройств, на ветростанции ничего этого нет. И на солнечной электростанции – тоже. В этом смысле ветер и солнце – это не только экология, это не только экономика, это еще и энергоэффективность другого класса. ВИЭ – один из драйверов энергоэффективности во всем мире».

«Если у вас нет стратегии»

«Страны должны готовиться к предстоящим изменениям и разрабатывать стратегии для улучшения перспектив плавного перехода. Государства – экспортеры ископаемого топлива могут столкнуться с нестабильностью… Быстрый уход от ископаемого топлива может создать финансовый шок со значительными последствиями для мировой экономики», – пишут эксперты.

Однако аналитики уверены, что, несмотря на трудности, преобразование энергетики ведет мир в правильном направлении, решая проблемы изменения климата, борьбы с загрязнением и содействуя процветанию и устойчивому развитию.

«Если у вас нет стратегии реагирования на изменения, которые вы видите вокруг, у вас будут проблемы. Те страны, которые не смогут этого сделать, те отрасли, которые не в состоянии отреагировать на разрушения, которые мы ожидаем, в конечном итоге столкнутся с серьезными проблемами, – говорит Аднан З. Амин. – Глобальная энергетическая трансформация порождает как возможности, так и проблемы. Преимущества перевесят проблемы, но только при наличии правильной политики и стратегии. Лидерам и политикам необходимо предвидеть эти изменения и уметь управлять новой геополитической средой и ориентироваться в ней».

Ольга Подосенова